Го­голь как бул­га­ков­ская кон­стан­та

Ред­ко вы­став­ки, ос­но­ван­ные на ар­хив­ных ма­те­ри­а­лах, бы­ва­ют столь ди­на­мич­ны

Nezavisimaya Gazeta - - ОБЩЕСТВО - Да­рья Кур­дю­ко­ва

Го­го­лев­ские сю­же­ты в твор­че­стве Бул­га­ко­ва – поль­зу­ясь но­во­мод­ным сло­вом, ко­про­дук­ция До­ма Го­го­ля и Му­зея Бул­га­ко­ва. Ку­ра­то­ры – Петр Ман­си­лья-Круз, Еле­на Ми­хай­ло­ва, Иван На­за­ров и Ан­на Ру­мян­це­ва, ко­то­рая еще и при­ду­ма­ла вы­став­ку сце­но­гра­фи­че­ски, – рас­ска­за­ли о том, как лю­би­мый пи­са­тель Бул­га­ко­ва про­шел че­рез его жизнь и как иг­ра в Го­го­ля ока­за­лась для Бул­га­ко­ва мо­ти­вом со­про­тив­ле­ния.

Ред­кость, ко­гда ос­но­ван­ные на ар­хив­ных ма­те­ри­а­лах вы­став­ки ста­но­вят­ся столь ди­на­мич­ны. Со­брать до­ку­мен­ты (то, что, на­при­мер, тек­сты ча­сто вос­про­из­ве­де­ны в ко­пи­ях, вы­став­ке ни­сколь­ко не ме­ша­ет – глав­ное, что их мож­но уви­деть и про­честь), эс­ки­зы де­ко­ра­ций, ки­но­хро­ни­ку по мно­гим ин­сти­ту­ци­ям от Рос­сий­ско­го го­су­дар­ствен­но­го ар­хи­ва ли­те­ра­ту­ры и ис­кус­ства до Рос­сий­ско­го го­су­дар­ствен­но­го ар­хи­ва со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ской ис­то­рии, от Му­зея МХАТ до «Мос­филь­ма» – са­мо по се­бе труд­но. Но мо­жет быть, еще слож­нее аран­жи­ро­вать их так, что­бы зри­тель не по­те­рял нить, а вы­став­ка «не по­те­ря­ла» зри­те­ля в оби­лии тек­стов: на вер­ни­са­же, ка­жет­ся, ни­кто не по­те­рял­ся, и по­сле ку­ра­тор­ских экс­кур­сий лю­ди оста­ва­лись чи­тать до­ку­мен­ты.

У этой, в об­щем-то, ме­мо­ри­аль­ной вы­став­ки уди­ви­тель­но лег­кое ды­ха­ние. Ку­ра­то­ры сде­ла­ли по­вест­во­ва­ние мно­го­слой­ным, спле­тая раз­ные сю­жет­ные ли­нии с раз­ны­ми спо­со­ба­ми рас­ска­за. «И дви­ну­лась вся ва­та­га на Со­вет­скую Русь, и про­изо­шли в ней то­гда изу­ми­тель­ные про­ис­ше­ствия. А ка­кие – то­му сле­ду­ют пунк­ты...» – в вы­ста­воч­ное дей­ство вас втя­ги­ва­ют сло­ва из бул­га­ков­ских «По­хож­де­ний Чи­чи­ко­ва», эк­зем­пляр ко­то­рых ле­жит под стек­лом, по­ка на­про­тив них две да­мы, обе при­ят­ные во всех от­но­ше­ни­ях, – спе­ци­а­лист по твор­че­ству Го­го­ля Еле­на Ми­тар­чук и спе­ци­а­лист по твор­че­ству Бул­га­ко­ва Еле­на Але­хи­на – на ви­део рас­ска­зы­ва­ют о сво­их ге­ро­ях. По­том их ком­мен­та­рии, как ре­мар­ки на по­лях, «по­ве­дут» вас че­рез все ком­на­ты.

Из ре­дак­ци­он­ной ку­терь­мы дей­ствие пе­ре­не­сет­ся в те­атр, по­том – в ки­но, с тем что­бы за­ме­реть в им­про­ви­зи­ро­ван­ном бул­га­ков­ском ка­би­не­те. От боль­шо­го сто­ла, за­став­лен­но­го всем на све­те и да­ю­ще­го го­ло­са раз­ным лю­дям ре­дак­ции «Гуд­ка», – к пе­чаль­но­му уеди­не­нию пись­мен­но­го сто­ла, на ко­то­ром – на­ри­со­ван­ная са­мим Бул­га­ко­вым схе­ма соб­ствен­ной жиз­ни 1930–1937 го­дов, во­круг ко­то­ро­го – и пись­мо Ста­ли­ну, и до­ку­мен­ты о глав­ном бул­га­ков­ском ро­мане.

Как из­вест­но, Бул­га­ков де­лал ин­сце­ни­ров­ку «Мерт­вых душ» для МХАТа. Пре­мье­ра про­шла в но­яб­ре 1932-го – но за­мы­сел пи­са­те­ля был силь­но из­ме­нен. В 1934-м пи­сать сце­на­рий для экра­ни­за­ции го­го­лев­ской по­э­мы Бул­га­ко­ву пред­ло­жил «Мос­фильм», но с Ива­ном Пы­рье­вым ис­то­рия, про­шед­шая че­рез не­сколь­ко эта­пов пе­ре­де­лок тек­ста, не сло­жи­лась. «Укра­ин­фильм» про­сил Бул­га­ко­ва на­пи­сать ки­но­сце­на­рий «Ре­ви­зо­ра». Ко­гда в 1936-м из-за борь­бы с фор­ма­лиз­мом съем­ки пре­кра­ти­лись, бы­ло от­сня­то 17% ма­те­ри­а­ла, но и это, как пи­са­ли в прес­се, ка­ким-то обра­зом ока­за­лось утра­чен­ным. В 1960-м «Мерт­вые ду­ши» сни­мет Лео­нид Трау­берг, ос­но­вы­ва­ясь на ин­сце­ни­ров­ке Бул­га­ко­ва, ко­то­рый по по­нят­ным при­чи­нам этот фильм не уви­дит, как не уви­дел он на­пе­ча­тан­ны­ми «Ма­сте­ра и Мар­га­ри­ту », где то­же есть мно­го от Го­го­ля. Да­же в об­ра­зе Ма­сте­ра.

Ин­то­на­ци­он­но это очень раз­но­об­раз­ная вы­став­ка, ор­га­нич­но со­че­та­ю­щая го­ло­са ли­те­ра­ту­ро­ве­дов, на­при­мер, с язы­ком муль­ти­пли­ка­ции, всмат­ри­ва­ю­ща­я­ся в двух глав­ных ге­ро­ев, не за­бы­вая о кон­тек­сте. Так, «Мерт­вые ду­ши» в те­ат­ре – это, с од­ной сто­ро­ны, раз­ные ре­дак­ции бул­га­ков­ско­го тек­ста, из ко­то­ро­го ис­че­за­ло в том чис­ле и то, что для него бы­ло важ­ным. С дру­гой – сме­на де­ко­ра­ций (с по­ка­зом эс­ки­зов), про­из­ве­ден­ная Ста­ни­слав­ским: вме­сто Вла­ди­ми­ра Дмит­ри­е­ва, де­ко­ра­ции ко­то­ро­го «ме­ша­ли» ак­те­рам, по­зва­ли Вик­то­ра Си­мо­ва, и его эс­ки­зы вы­гля­дят лег­че и ла­ко­нич­нее. Во­круг по­ста­нов­ки – га­зет­ные от­зы­вы всех ма­стей (вклю­чая и от­зыв с за­во­да «Серп и мо­лот»), ар­хив­ные фо­то­гра­фии с иг­рав­шим Чи­чи­ко­ва Ва­си­ли­ем То­пор­ко­вым и иг­рав­шим Но­зд­ре­ва Ива­ном Моск­ви­ным и – кад­ры из филь­ма Трау­бер­га.

А до то­го в здеш­ней ре­дак­ции «Гуд­ка» по­ка­зы­ва­ют от­ры­вок из вос­по­ми­на­ний Ива­на Ов­чин­ни­ко­ва – трех­стра­нич­ный текст, не утра­тив­ший ак­ту­аль­но­сти. Речь идет о том, как со­став­ля­ли со­ве­ты для раб­ко­ров, из ко­то­рых со­труд­ни­ку «Ра­бо­чей Моск­вы» Пав­ло­ву пред­сто­я­ло сде­лать про­фес­си­о­на­лов. Со­ве­ты по­лу­чи­лись, по сло­вам Ов­чин­ни­ко­ва, «убий­ствен­но «чет­вер­то­по­лос­ны­ми» и ка­са­лись в том чис­ле ко­ли­че­ства слов в пред­ло­же­нии: «...не боль­ше двух... от точ­ки до точ­ки» или три «в ви­де ис­клю­че­ния»... Услы­шав­ший об­суж­де­ния Бул­га­ков па­ри­ро­вал го­го­лев­ской фра­зой из «Ши­не­ли» в 219 слов. «Гу­док» – это и удо­сто­ве­ре­ние Бул­га­ко­ва на сто­ле, за­став­лен­ном вся­кой вся­чи­ной; и ар­хив­ное ви­део, сде­лан­ное к юби­лею га­зе­ты, ко­то­рую рас­про­стра­ня­ют сре­ди/раз­бра­сы­ва­ют на угрю­мых про­ле­та­ри­ев; и ви­ся­щие вдоль стен шар­жи из «Сме­ха­ча» и «Кро­ко­ди­ла», пре­па­ри­ру­ю­щие и то, как XX век бе­рет­ся за ли­те­ра­тур­ную клас­си­ку, и то, как эко­ном­ные вла­сти при­ду­ма­ли сде­лать «де­жур­ный» за­чех­лен­ный па­мят­ник: «юби­лей Го­го­ля про­шел, а Тол­сто­го еще не ско­ро».

По­сте­пен­но ко­ли­че­ство пред­ме­тов в ком­на­тах ста­нет убы­вать, по экра­ну по­бе­гут, об­ра­тив­шись в прах, вы­ма­ран­ные строч­ки ки­но­сце­на­рия, а по­том зри­тель ока­жет­ся, так ска­зать, «ли­цом к ли­цу » с во­пло­щен­ным ощу­ще­ни­ем одиночеств­а пи­са­те­ля. Го­голь – бул­га­ков­ская кон­стан­та, го­го­лев­ский об­раз здесь не раз ста­но­вит­ся ви­ди­мым и неви­ди­мым в пря­мом и пе­ре­нос­ном смыс­ле сло­ва. Эта вы­став­ка – о по­ис­ке язы­ка, ее мо­тив – сло­во, ко­то­ро­му да­ют или не да­ют про­зву­чать, об­раз, ко­то­ро­му да­ют или не да­ют во­пло­тить­ся, и ру­ко­пи­си, ко­то­рые, как из­вест­но, не го­рят.

Фо­то ав­то­ра

Во вре­ме­на Бул­га­ко­ва в ре­дак­ции «Гуд­ка» из раб­ко­ров пы­та­лись сде­лать жур­на­ли­стов-про­фес­си­о­на­лов.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.