Жизнь не для сла­ба­ков

Все­гда есть кто-то, ко­го нам не до­гнать, и есть кто-то, кто хо­тел бы до­гнать нас

Nezavisimaya Gazeta - - ИДЕИ И ЛЮДИ - С Та­тья­ной Ше­ре­ме­те­вой

По-на­сто­я­ще­му жизнь на­чи­на­ет иг­рать все­ми крас­ка­ми во­все не в мо­ло­до­сти. Ко­гда ухо­дит в про­шлое ли­хо­рад­ка ро­ман­ти­че­ских от­но­ше­ний (да­лее все всё зна­ют), на ее ме­сто за­сту­па­ют со­всем дру­гие ин­те­ре­сы. Взрос­лые де­ти и, у ко­го есть, вну­ки, вдруг от­крыв­ша­я­ся спо­соб­ность чув­ство­вать жизнь во всех еe неве­ро­ят­но раз­но­об­раз­ных про­яв­ле­ни­ях, при­ро­да, воз­мож­ность не толь­ко влюб­лять­ся, но и про­сто, с удо­воль­стви­ем и вкусом, дру­жить с муж­чи­на­ми и при этом «не крас­неть удуш­ли­вой вол­ной, слег­ка со­при­кос­нув­шись ру­ка­ва­ми...» Это я пи­шу о нас, о де­вуш­ках. Как там у муж­чин, не знаю. Не ис­клю­че­но, что они та­ки ре­ши­ли оста­вать­ся мо­ло­ды­ми на­все­гда. И это им, а не нам «все­гда бу­дет трид­цать де­вять лет и ни днем боль­ше».

Не­ко­то­рые жен­щи­ны лю­бят рас­ска­зы­вать о том, что в детстве они дру­жи­ли толь­ко с маль­чиш­ка­ми. По­пы­та­юсь то­же по­гор­дить­ся: в детстве я во­об­ще ма­ло с кем дру­жи­ла. Но ес­ли дру­жи­ла, то толь­ко с дев­чон­ка­ми. И во­об­ще до на­ступ­ле­ния по­ры ак­тив­но­го по­ло­во­го со­зре­ва­ния (бы­ло де­ло, не от­пи­ра­юсь) маль­чи­ки мне ка­за­лись се­рой, ма­ло­ин­те­рес­ной мас­сой, от­ста­ю­щей в раз­ви­тии на жизнь. Шли го­ды, или, как ска­за­ла бы Ду­ня Смирнова, «смер­ка­лось». И на­стал день, ко­гда вы­яс­ни­лось, что есть те, кто стар­ше на 20 и бо­лее лет и что с ни­ми мож­но об­щать­ся на рав­ных. А по­том, ко­гда мне са­мой ста­ло за­ва­ли­вать за 40, как-то неза­мет­но ста­ло оче­вид­ным, что и ро­вес­ни­ки мо­гут сго­дить­ся для де­ла (не спра­ши­вай­те ка­ко­го). Сей­час я с удо­воль­стви­ем об­ща­юсь с маль­чиш­ка­ми­пол­тин­ни­ка­ми и удив­ля­юсь, по­че­му же рань­ше они бы­ли мне со­вер­шен­но неин­те­рес­ны. Хо­тя на са­мом де­ле от­вет знаю пре­крас­но. Так же, как и вы.

«Ста­рость – не для сла­ба­ков», – ска­за­ла как-то ак­три­са Та­тья­на Дру­бич. Кто бы спо­рил, но не я. Ко­неч­но, не для сла­ба­ков. И юность то­же не для сла­ба­ков, а уж про дет­ство и го­во­рить нече­го. Жизнь во­об­ще не для сла­ба­ков. Тя­же­лое это де­ло – осо­бен­но ко­гда по пер­во­му ра­зу. По­лу­чит­ся ли во вто­рой раз?

Ду­маю, что са­ми мы об этом в лю­бом слу­чае ни­че­го не узна­ем. Так что при­дет­ся му­чить­ся здесь и сей­час. И вот, «зем­ной свой путь прой­дя до по­ло­ви­ны», а по­том еще чуть-чуть и еще лет 10 по­сле это­го, осо­зна­ешь, что на­сту­пил интересный воз­раст, ко­гда ты уже ма­ло что мо­жешь, но мно­го че­го дол­жен в сво­ем ба­га­же уже иметь. Ес­ли бы кто ме­ня пре­ду­пре­дил, что в на­ши го­ды (апел­ли­рую к ро­вес­ни­кам) бу­дет так, я бы и ста­реть то­гда не ста­ла. Но все об­сто­ит имен­но та­ким об­ра­зом, и ни­кто ни­че­го от­ме­нять не со­би­ра­ет­ся. Ока­зы­ва­ет­ся, на­сту­па­ет в на­шей жиз­ни вре­мя, ко­гда для то­го, что­бы се­бя ува­жать, нуж­но са­мо­му же се­бе предъ­явить тот са­мый ито­го­вый ре­зуль­тат. Хо­ро­шо, пусть не ито­го­вый, пусть про­ме­жу­точ­ный. Но все рав­но, ко­гда ты уже боль­шой маль­чик или боль­шая де­воч­ка, он дол­жен быть.

И тут мы вспо­ми­на­ем про дом, про де­ре­во, про сы­на и про на­сто­я­ще­го мужчину, ко­то­ро­му к опре­де­лен­но­му сро­ку нуж­но все это уже иметь, и луч­ше, ес­ли в ас­сор­ти­мен­те. А ес­ли ты жен­щи­на, то те­бе нуж­но иметь все вы­ше­на­зван­ное плюс са­мо­го мужчину. А ина­че как-то да­же непри­лич­но. А ес­ли не по­лу­чи­лось, ес­ли нет ни до­ма, ни де­ре­ва, ни сы­на, ни муж­чи­ны. И во­об­ще все слож­но? И толь­ко ты один зна­ешь, ка­ко­во это? А ес­ли все это есть, но все рав­но тяж­ко?

Ко­вар­ство позд­не­взрос­ло­го воз­рас­та за­клю­ча­ет­ся в том, что труд­но что-ли­бо из­ме­нить, так как нет не толь­ко сил, глав­ное – нет вре­ме­ни. Те­перь уже все по­нят­но про жизнь, да, она не для сла­ба­ков, но са­мое ин­те­рес­ное на­сту­па­ет, ока­зы­ва­ет­ся, имен­но сей­час, ко­гда хо­чет­ся чув­ство­вать се­бя зна­чи­тель­ным, успеш­ным и уж ни­как не ху­же дру­гих. Это же толь­ко на тре­нин­гах по пси­хо­ло­гии го­во­рит­ся, что срав­ни­вать се­бя нуж­но не с дру­ги­ми, а с са­мим с со­бой про­шлым. А на са­мом де­ле мы толь­ко и де­ла­ем, что срав­ни­ва­ем се­бя с осталь­ны­ми, осо­бен­но с те­ми, кто в на­ших гла­зах пре­успел. И здесь у каж­до­го так мно­го во­про­сов, на ко­то­рые ча­ще все­го не су­ще­ству­ет от­ве­тов. Что де­лать, ес­ли ты ушел в от­рыв, и что де­лать, ес­ли ты без­на­деж­но от­стал? А ча­ще все­го и то и дру­гое. Все­гда есть кто-то, ко­го нам не до­гнать, и есть кто­то, кто хо­тел бы до­гнать нас.

На­вер­ное, на­до на­брать­ся му­же­ства и ид­ти сво­им пу­тем. Не гнать ло­ша­дей, фи­ниш и так рань­ше или поз­же, но обо­зна­чит­ся. И не бо­ять­ся тех, кто ды­шит в за­ты­лок. Вот где для это­го взять ума, си­лы и вы­держ­ки? Толь­ко в сво­их соб­ствен­ных за­кро­мах. Ни­кто не при­дет, не по­мо­жет и не на­учит, ес­ли го­во­рить все­рьез. По­мощь извне – не са­мый луч­ший по­пут­чик, тяж­кий путь по­зна­ния про­цесс ис­клю­чи­тель­но ин­тим­ный.

Да, ста­рость не для сла­ба­ков. Но вы­ход есть. Он все­гда есть, ес­ли по­ис­кать. А здесь и ис­кать ни­че­го не нуж­но: мож­но по­ка о ста­ро­сти не ду­мать. А вот не ду­мать, и всe. В кон­це кон­цов, это не воз­раст, а со­сто­я­ние ду­ши. И мо­жет, мы еще что-то успе­ем? Ес­ли не до­бе­жать до ка­над­ской гра­ни­цы, то, к при­ме­ру, сде­лать что-то хо­ро­шее. Что­бы вспо­ми­нать об этом с ра­до­стью и бла­го­дар­но­стью к тем, ко­му на­ша по­мощь и теп­ло по­на­до­би­лись, по­то­му что то­гда и ста­реть не так страш­но.

Та­тья­на Юрьев­на Ше­ре­ме­те­ва – пи­са­тель, член аме­ри­кан­ско­го ПЕНклу­ба.

Ил­лю­стра­ция Depositpho­tos/PhotoXPres­s.ru

Что де­лать, ес­ли ты ушел в от­рыв, и что де­лать, ес­ли ты без­на­деж­но от­стал?

Фо­то Depositpho­tos/PhotoXPres­s.ru

Ко­гда ты уже боль­шой маль­чик или боль­шая де­воч­ка, ито­го­вый ре­зуль­тат дол­жен быть.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.