Дом, ми­лый дом плюс Ло­ли­та со­вет­ско­го раз­ли­ва

Ири­на Ро­за­но­ва: «Ва­ле­ра на­мно­го ху­же и ха­рак­тер ужас­ный, с Пет­ром Ефи­мо­ви­чем бы­ло как-то ду­шев­нее»

Nezavisimaya Gazeta - - АНТРАКТ - Ве­ра Цвет­ко­ва

Выш­ла в про­кат но­вая кар­ти­на Ва­ле­рия То­до­ров­ско­го «Одес­са». Не всем жур­на­ли­стам по­вез­ло уви­деть «Одес­су» на от­кры­тии «Ки­но­тав­ра»; осталь­ным ее по­ка­за­ли на­ка­нуне мос­ков­ской пре­мье­ры в МИА «Рос­сия се­го­дня». За­то с бо­ну­сом – пресс-кон­фе­рен­ци­ей по­сле по­ка­за, на ко­то­рую при­шли Ва­ле­рий То­до­ров­ский (ав­тор идеи, ре­жис­сер и про­дю­сер), Лео­нид Яр­моль­ник (про­дю­сер и ис­пол­ни­тель од­ной из глав­ных ро­лей), ак­три­са Ири­на Ро­за­но­ва, ком­по­зи­тор Ан­на Дру­бич, сце­на­рист Мак­сим Бе­ло­зор.

Спер­ва о филь­ме. Не­со­мнен­но, это пазл, сло­жен­ный из дет­ских вос­по­ми­на­ний ре­жис­се­ра, свои пер­вые 10 лет про­жив­ше­го в Одес­се, - вос­по­ми­на­ний, со­сто­я­щих из зву­ков и ощу­ще­ний, от­кры­тий и на­блю­де­ний. Маль­чи­ку в филь­ме во­семь лет, звать его Ва­ле­ри­ком и он ( Сте­пан Се­ре­да) по­ра­зи­тель­но по­хож на То­до­ров­ско­го. Фильм на­чи­на­ет­ся с то­го, что отец ( Ев­ге­ний Цы­га­нов) при­во­зит сы­на в лет­нюю Одес­су к ба­буш­ке с де­душ­кой. Че­рез три дня от­ца, силь­но за­ня­то­го жур­на­ли­ста-меж­ду­на­род­ни­ка, долж­на сме­нить ма­ма маль­чи­ка, но в го­ро­де объ­яв­ля­ют чрез­вы­чай­ное по­ло­же­ние в свя­зи с хо­ле­рой и все пла­ны ле­тят к чер­тям. Силь­но за­ня­тый за­стре­ва­ет у те­стя с те­щей, где так­же об­ре­та­ют­ся дру­гие две до­че­ри со сво­и­ми непу­те­вы­ми му­жья­ми, и пе­ри­о­ди­че­ски за­ви­са­ет на те­ле­фоне с же­ной. Мос­ков­ские го­сти в ко­ло­рит­ной одес­ской се­мье, где ни­кто за сло­вом в кар­ман не ле­зет, – от­прав­ная точ­ка.

Фильм длин­ный, 130 ми­нут, и боль­шая его часть смот­рит­ся с вос­тор­гом и удо­воль­стви­ем – бла­го­да­ря ат­мо­сфер­но­сти, со­ткан­ной из бес­ко­неч­но­го кур­лы­ка­нья гор­ли­нок, скри­па трам­вая, зву­ка при­мор­ско­го вет­ра, чу­дес­но­го одес­ско­го го­во­ра. И бла­го­да­ря от­лич­ным, от­лич­ней­шим ак­тер­ским ра­бо­там! Стар­шую сест­ру иг­ра­ет Ксе­ния Рап­по­порт, ко­то­рую не сра­зу узна­ешь в мах­нув­шей на се­бя ру­кой жен­щине, сте­ре­гу­щей пью­ще­го му­жа-ком­по­зи­то­ра, сред­нюю «за­но­зу » – Ев­ге­ния Брик. Пат­ри­ар­ха се­мьи, ста­ро­го ев­рея, при этом со­вет­ской вы­дел­ки ан­ти­се­ми­та, иг­ра­ет Лео­нид Яр­моль­ник (и как иг­ра­ет – воз­мож­но, это луч­шая его роль), а ры­жую ста­ру­ху-мать, то и де­ло сби­ва­ю­щу­ю­ся на идиш, – несрав­нен­ная Ири­на Ро­за­но­ва. Это по­ра­зи­тель­но, на ка­кой тон­кой гра­ни она су­ще­ству­ет, не про­ва­ли­ва­ясь в анек­дот и ба­наль­ность, и это по­ра­зи­тель­но, ка­кой воз­раст­ной пла­сти­кой она в этой ро­ли вла­де­ет.

Сце­на, ко­гда ста­ри­ки узна­ют, что од­на из до­че­рей с му­жем по­да­ли до­ку­мен­ты на ПМЖ в Из­ра­иль (а на дво­ре 70-й год!) до­стой­на гре­че­ской тра­ге­дии и од­но­вре­мен­но тра­ги­ко­мич­на. Ста­рик за­яв­ля­ет, что он ни­ка­кой не ев­рей, а со­вет­ский че­ло­век, дочь же – пре­да­тель­ни­ца, и гро­зит по­хо­дом «на Ба­бе­ля» – в КГБ. Что и осу­ществ­ля­ет, по­сле че­го воз­ни­ка­ет еще бо­лее тра­ги­ко­ми­че­ская си­ту­а­ция с вы­став­ле­ни­ем его из до­ма и бро­дяж­ни­че­ством по го­ро­ду под при­смот­ром зя­тя. Ес­ли бы ре­жис­сер по­шел по этой ли­нии и даль­ше… Или по ли­нии чрез­вы­чай­но­го по­ло­же­ния, ко­гда стре­ля­ют не толь­ко в воз­дух, но и в лю­дей (сце­на ноч­ной лов­ли ры­бы). Вме­сто это­го по­яв­ля­ет­ся, услов­но го­во­ря, лю­бов­ная ли­ния – на мой взгляд, неор­га­нич­ная, нело­гич­ная и пре­крас­ный фильм ухуд­ша­ю­щая.

Вза­им­ное вле­че­ние «дя­ди Бо­ри» и 15-лет­ней со­сед­ки Ир­ки ( Ве­ро­ни­ка Усти­мо­ва). Ну, по­ло­жим. Бы­ва­ет. Опять же смер­тель­ная опас­ность обост­ря­ет же­ла­ния и по­буж­да­ет к неосмот­ри­тель­ным по­ступ­кам. Не­ожи­дан­ный для обо­их по­це­луй. «По­стель­ная» сце­на, ко­гда ге­рой, про­сы­па­ясь утром, об­на­ру­жи­ва­ет ря­дом при­жав­шу­ю­ся к нему со­сед­ку и ра­зум­но го­нит ее прочь. На этом бы и оста­но­вить­ся – или про­дол­жить ис­то­рию до ее ло­ги­че­ско­го за­вер­ше­ния. Но по­сле то­го, как отец с сы­ном от­прав­ля­ют­ся на оке­ан­ский лай­нер, что­бы вы­дер­жать пять дней ка­ран­ти­на и по­лу­чить раз­ре­ше­ние на вы­езд, - не­ожи­дан­ный по­во­рот. Бо­рис су­ет стю­ар­ду день­ги – и на ко­раб­ле по­яв­ля­ет­ся Ира под ви­дом его млад­шей сест­ры. На кой ему это, рву­ще­му­ся на ме­сто соб­ко­ра в Гер­ма­нии, ему ма­ло го­лов­ной бо­ли из-за уез­жа­ю­щих в Из­ра­иль род­ствен­ни­ков?.. Уж не го­во­ря об от­вет­ствен­но­сти и пе­ред де­воч­кой, и пе­ред се­мьей – а он по­дан в филь­ме как по­ря­доч­ный че­ло­век и се­мья­нин. За­яв­ля­ет­ся пат­ри­арх – «От­дай Ир­ку » - не от­да­ет. Тан­цы, рев­ность... Опять по­це­луй, в кро­шеч­ной ка­ю­те, его ви­дит проснув­ший­ся Ва­ле­рик – крик, бег, по­го­ня, пры­жок за борт маль­чи­ка, а за ним Бо­ри­са и Ир­ки… Вам­пу­ка ка­кая-то. «Ло­ли­та» одес­ско­го раз­ли­ва.

…Вый­дя на сце­ну, То­до­ров­ский сра­зу ска­зал, что это ис­то­рия из его дет­ства, он был на этом ко­раб­ле – с обя­за­тель­ным тет­ра­цик­ли­ном за едой и тан­ца­ми на па­лу­бе по ве­че­рам. Рас­ска­зал про «этот ад­ский ре­бус – из раз­ных го­ро­дов со­здать Одес­су. Же­ла­ние снять этот фильм бы­ло на­столь­ко ве­ли­ко, что я по­шел на это». Ока­зы­ва­ет­ся, ос­нов­ная часть съе­мок про­шла на «Мос­филь­ме», где был вос­про­из­ве­ден одес­ский дво­рик с бал­ко­на­ми и ве­ран­да­ми; ули­цы сни­ма­лись в Та­ган­ро­ге и Ро­сто­ве-на-До­ну, а мор­ские сце­ны – в Со­чи (гол­ли­вуд­ский опе­ра­тор Ро­ман Ва­сья­нов мо­ре сни­ма­ет нево­об­ра­зи­мо – буд­то сам яв­ля­ет­ся его ча­стью. Кста­ти, кар­ти­на сня­та на «Ко­дак», что нын­че ред­кость).

Ока­зы­ва­ет­ся, сни­мать в Одес­се мож­но бы­ло – раз­ре­ше­ние по­лу­чи­ли, но ко­ли­че­ство воз­мож­ных про­блем пе­ре­ве­ши­ва­ло. Объ­яс­нил Яр­моль­ник: «Мы бо­я­лись про­ис­ков-ди­вер­сии от­но­си­тель­но груп­пы и не мог­ли рис­ко­вать. Я в спис­ке за­пре­щен­ных к въез­ду (гор­жусь тем, что в нем и Али­са Фрейнд­лих) – не на­до за­ви­до­вать, Ва­ле­рий Пет­ро­вич, вас там нет». А про свою роль ска­зал: «Пер­вая, где я не знаю, как кто вы­сту­пил – как ар­тист или как че­ло­век. Ду­маю, я не иг­рал, а су­ще­ство­вал, вспо­ми­ная схо­жие ха­рак­тер и ре­ак­ции мо­е­го от­ца».

«А на Укра­ине раз­ре­шат ваш фильм?» – это, ко­неч­но, глав­ный во­прос по ны­неш­ним вре­ме­нам. То­до­ров­ский от­ве­тил, что был бы это­му счаст­лив.

Ко­неч­но, про­зву­чал и все­гдаш­ний, по­ра­жа­ю­щий сво­ей ори­ги­наль­но­стью во­прос: «Как вы ра­бо­та­ли над об­ра­зом?» Яр­моль­ник от­ве­тил с при­су­щим ему юмо­ром: «Сле­дил за сво­им одес­ским го­во­ром, что­бы он не ска­тил­ся в па­ро­дий­ность и КВН, у нас был спе­ци­аль­ный слу­хач. Что ка­са­ет­ся иди­ша, несмот­ря на свое про­ис­хож­де­ние, я его не знал. Что ка­са­ет­ся ря­зан­ской ев­рей­ки Ро­за­но­вой – для нее он был от­кры­ти­ем, но на слух она его вос­про­из­во­ди­ла точ­нее и луч­ше ме­ня». «Ря­зан­ской!.. Из дво­рян мы, та­кие лю­ди, как Ан­д­рон Кон­ча­лов­ский, зо­вут Ро­за­но­ва, осталь­ные Ро­за­но­ва, – па­ри­ро­ва­ла Ири­на. – Я за­мо­та­ла пе­да­го­гов по иди­шу, это прав­да. Мне как ак­три­се жал­ко, что это не се­ри­ал». Ее спро­си­ли, срав­ни­ла бы она Ва­ле­рия То­до­ров­ско­го с его от­цом Пет­ром То­до­ров­ским, ведь она сни­ма­лась у обо­их? Отве­че­но бы­ло то­же не без юмо­ра: «Ва­ле­ра на­мно­го ху­же и ха­рак­тер ужас­ный. С Пет­ром Ефи­мо­ви­чем бы­ло как-то ду­шев­нее. Не знаю, чем они от­ли­ча­ют­ся – вре­ме­нем?»

Дей­стви­тель­но, в се­ри­а­ле яв­но бы­ло бы о чем рас­ска­зать по­ми­мо хо­ле­ры. Но ре­жис­сер за­хо­тел снять свой «Амар­корд» – его пра­во.

Фо­то ав­то­ра

Лео­нид Яр­моль­ник, Ва­ле­рий То­до­ров­ский, Ири­на Ро­за­но­ва вни­ма­ют прес­се.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.