Бе­з­а­д­рес­ное пись­мо ли­бе­раль­ной со­ли­дар­но­сти

Непо­нят­но, чем под­пи­сав­шие об­ра­ще­ние свя­щен­ни­ки от­ли­ча­ют­ся от На­валь­но­го и Со­боль

Nezavisimaya Gazeta - - ПОЛИТИКА - WWW.NG.RU/SPECIAL/KARTBLANSH

«Пись­мо свя­щен­ни­ков» в под­держ­ку об­ви­ня­е­мых в мас­со­вых бес­по­ряд­ках во вре­мя недав­них про­тестных ак­ций на­де­ла­ло мно­го шу­ма и бы­ло за­ко­но­мер­но под­дер­жа­но Ро­ма­ном Лун­ки­ным (см. «НГ» от 19.09.19). По­ли­ти­че­ский жанр от­кры­то­го пись­ма за­ра­нее пред­опре­де­лил его со­дер­жа­ние и ин­то­на­цию. И это вы­зы­ва­ет недо­уме­ние. Цер­ков­ная тра­ди­ция не зна­ет жан­ра от­кры­тых пи­сем – она зна­ет со­вер­шен­но иные фор­мы «ис­пол­не­ния пас­тыр­ско­го дол­га пе­ча­ло­ва­ния о за­клю­чен­ных»: уве­ще­ва­ния кон­крет­ных «непра­вед­ных» су­дей, лич­ная под­держ­ка стра­даль­цев, лич­ное об­ра­ще­ние к вы­ше­сто­я­щим и, на­ко­нец, са­мое глав­ное – мо­лит­ва о за­то­чен­ных, ду­хов­ное, а неред­ко, как по­ка­зы­ва­ет цер­ков­ная тра­ди­ция, и фи­зи­че­ское со-уз­ни­че­ство с за­клю­чен­ны­ми.

«В тем­ни­це был, и вы при­шли ко Мне», – го­во­рит Гос­подь од­ним, ука­зы­вая им уго­то­ван­ное им Цар­ствие. «В тем­ни­це был, и не при­шли ко Мне» (Мф. 25, 43), – го­во­рит Он дру­гим, от­сы­лая их в огонь веч­ный. Гос­подь не ска­зал: «Я был в тем­ни­це, и вы осво­бо­ди­ли Меня», хо­тя, ка­за­лось бы, это глав­ное, что тре­бу­ет­ся уз­ни­ку, «од­на­ко Гос­подь, бу­дучи снис­хо­ди­те­лен, тре­бу­ет от нас то­го, что нам по си­лам», – как пи­шет Ио­анн Зла­то­уст. То есть да­же Гос­подь не тре­бу­ет непре­мен­но­го осво­бож­де­ния. И тем бо­лее Им ни­где не ска­за­но, что в ка­че­стве по­мо­щи уз­ни­ку нуж­но об­ли­чать власть и пи­сать от­кры­тые пись­ма. Кста­ти, пра­во­слав­ная тра­ди­ция по­ни­ма­ет за­клю­че­ние не как месть, но как сред­ство внут­рен­не­го очи­ще­ния осту­пив­ше­го­ся, а по­се­ще­ние уз­ни­ка – как важ­ное сред­ство са­мо­очи­ще­ния и вра­зум­ле­ния са­мо­го по­се­ща­ю­ще­го. В од­ном из сво­их на­став­ле­ний пре­по­доб­ный Ио­сиф Во­лоц­кий пи­шет: «Дой­ди до тем­ни­цы и узнай бе­ду та­мош­них, че­го тре­бу­ют – по­дай, по­скор­би, вздох­ни, про­сле­зись с ни­ми; вспом­ни, что мно­гие из них страж­дут за один ка­кой-ни­будь грех, а мы по­сто­ян­но гре­шим и, од­на­ко, жи­вем счаст­ли­во».

Та­ким об­ра­зом, важ­ней­шим фак­то­ром до­сти­же­ния це­ли ста­но­вит­ся не тре­бо­ва­ние осво­бож­де­ния, не об­ли­че­ние вла­сти, а лич­ное по­се

ще­ние, лич­ное уве­ще­ва­ние, лич­ное за­ступ­ни­че­ство за кон­крет­но­го че­ло­ве­ка. Ад­ре­сат, в сто­ро­ну ко­то­ро­го на­прав­ле­но дви­же­ние ду­ши,– кон­крет­ный че­ло­век (не­да­ром ста­ро­об­ряд­цы в по­за­про­шлом ве­ке про­те­сто­ва­ли, ко­гда им пред­ло­жи­ли со­би­рать ми­ло­сты­ню во­об­ще на за­клю­чен­ных, а не по­да­вать от­дель­но каж­до­му). Это по­ло­же­ние вы­све­чи­ва­ет пер­вое и глав­ное про­ти­во­ре­чие пись­ма – оно не име­ет ад­ре­са. В этом смыс­ле это очень осто­рож­ное, крайне ак­ку­рат­ное пись­мо с хо­ро­шо про­счи­тан­ны­ми по­след­стви­я­ми. Ни­ка­ких об­ли­че­ний вла­сти там не со­дер­жит­ся. Оце­нок по­ли­ти­че­ско­го строя не да­ет­ся. При­зы­вов к кон­крет­ным от­вет­ствен­ным лю­дям пре­кра­тить про­из­вол там то­же нет. Это как ес­ли бы пер­во­хри­сти­ан­ские му­че­ни­ки, уми­рая от пы­ток, об­ли­ча­ли зло и неправ­ду ми­ра и при­зы­ва­ли к по­ка­я­нию всех во­об­ще, а не сво­их му­чи­те­лей, а со­вет­ский ком­бат, под­ни­ма­ясь в ата­ку под Кур­ском, кри­чал: «До­лой фа­шизм!» Это очень ин­те­рес­ный мо­мент, и мы к нему вер­нем­ся позд­нее.

Даль­ше мы ви­дим пол­ный пе­ре­чень ар­гу­мен­тов в за­щи­ту фи­гу­ран­тов «мос­ков­ско­го де­ла», ар­гу­мен­тов, взя­тых ис­клю­чи­тель­но из СМИ. Ни один из под­пи­сав­ших не зна­ко­мил­ся с ма­те­ри­а­ла­ми дел, не бе­се­до­вал с ад­во­ка­та­ми, не при­сут­ство­вал при до­про­сах (сре­ди под­пи­сав­ших во­об­ще ми­ни­мум лю­дей из Моск­вы). Од­на­ко вы­во­ды сде­ла­ны, и сде­ла­ны, как мы уви­дим ни­же, как нуж­но и имен­но те­ми, кто дол­жен был их сде­лать.

Еще один важ­ный мо­мент – стран­ная (хо­тя вполне по­нят­ная) непо­сле­до­ва­тель­ность ав­то­ров пись­ма. Еже­днев­но в Рос­сии вы­но­сит­ся мно­го су­деб­ных при­го­во­ров от­но­си­тель­но са­мых раз­ных лю­дей. Сре­ди об­ви­ня­е­мых по­ми­мо на­сто­я­щих пре­ступ­ни­ков есть пре­ступ­ни­ки мни­мые, те, ко­му под­бро­си­ли нар­ко­ти­ки, окле­ве­та­ли, лож­но об­ви­ни­ли, под­ста­ви­ли, ки­ну­ли. Од­на­ко их судь­бы не ин­те­ре­су­ют ав­то­ров пись­ма. На них нель­зя хай­па­нуть, с их по­мо­щью нель­зя по­лу­чить ста­тус нерав­но­душ­но­го, страст­но­го пра­во­за­щит­ни­ка, ду­ша ко­то­ро­го стра­да­ни­я­ми ми­ра уязв­ле­на ста­ла. Есть ли сре­ди под­пи­сав­ших пись­мо те, для ко­го за­ступ­ни­че­ство за за­клю­чен­ных и по­стра­дав­ших от неспра­вед­ли­во­сти вла­стей ли, ближ­них ли – это неотъ­ем­ле­мая, еже­днев­но ре­а­ли­зу­е­мая часть пас­тыр­ско­го при­зва­ния? Во­прос ри­то­ри­че­ский. Но то­гда нель­зя не за­дать­ся вполне кон­крет­ным во­про­сом: чем то­гда под­пи­сав­шие пись­мо от­ли­ча­ют­ся от На­валь­но­го и Со­боль, ко­то­рые, от­пи­сав­шись в Twitter и по­сто­яв в пи­ке­те, ле­тят на от­дых за гра­ни­цу?

Ин­те­рес­на кон­цов­ка пись­ма с при­зы­вом ко всем мо­лить­ся за фи­гу­ран­тов. При­ме­ча­тель­но, что ав­то­ры не пи­шут: «Мы бу­дем мо­лить­ся» – они при­зы­ва­ют к это­му дру­гих. Во­об­ще скры­тый, но до­воль­но лег­ко про­чи­ты­ва­е­мый вы­вод пись­ма в це­лом – вре­мя мо­литв и пе­ча­ло­ва­ний на са­мом де­ле про­шло, так как тол­ку от них немно­го, да и мы са­ми не очень в это ве­рим – про­те­сты и дра­ки с ОМОНом ку­да бо­лее эф­фек­тив­ны.

А те­перь воз­вра­ща­ем­ся к глав­но­му – без­ад­рес­но­сти пись­ма. Но ведь так не бы­ва­ет. У лю­бо­го пись­ма все­гда есть ад­ре­сат. И у это­го пись­ма, ра­зу­ме­ет­ся, он то­же име­ет­ся. Это ли­бе­раль­ные жур­на­ли­сты и ли­бе­раль­ные СМИ, сто­рон­ни­ки фи­гу­ран­тов «мос­ков­ско­го де­ла» и во­об­ще со­юз­ни­ки оп­по­зи­ции. Имен­но к ним пись­мо и об­ра­ще­но, так как они до­ска­жут, до­мыс­лят, до­пол­нят то, что бы­ло недо­ска­за­но, о чем бы­ло умол­ча­но.

Так и про­ис­хо­дит. О чем на са­мом де­ле пи­шут ав­то­ры пись­ма? Не­уже­ли о фи­гу­ран­тах «мос­ков­ско­го де­ла»? По ре­ак­ции ад­ре­са­тов пись­ма хо­ро­шо вид­но, что цель до­стиг­ну­та: фи­гу­ран­ты – толь­ко при­кры­тие и по­вод. Речь на са­мом де­ле со­вер­шен­но о дру­гом. О свя­щен­но­на­ча­лии, церк­ви и по­ряд­ках в ней. Об этом, и толь­ко об этом речь. Не слу­чай­но один из ли­бе­раль­ных ад­ре­са­тов пись­ма точ­но счи­ты­ва­ет по­сыл оно­го: «В цер­ков­но-по­ли­ти­че­ском смыс­ле про­изо­шел бунт ря­до­во­го ду­хо­вен­ства про­тив выс­ше­го цер­ков­но­го на­чаль­ства и его где-то мол­ча­ли­вой, где-то аб­со­лют­но ло­яль­ной вла­стям по­зи­ции». А даль­ше на этой тор­ной до­ро­ге осту­пить­ся при всем же­ла­нии невоз­мож­но: «мо­ло­дые свя­щен­ни­ки бли­же к ин­те­ре­сам лю­дей», «при­слу­ши­ва­ют­ся к ак­тив­ным при­хо­жа­нам», «сме­лость и са­мо­сто­я­тель­ность в вы­ска­зы­ва­ни­ях и твор­че­ских ини­ци­а­ти­вах, ко­то­рые стро­ят­ся на де­мо­кра­ти­че­ских прин­ци­пах» (де­мо­кра­ти­че­ские прин­ци­пы в церк­ви – это за­ме­ча­тель­но, но все-та­ки сто­ит на­пом­нить, что Хри­стос был рас­пят в ре­зуль­та­те имен­но де­мо­кра­ти­че­ской про­це­ду­ры).

Ну и, ко­неч­но, стра­сти по по­во­ду мас­со­вых ре­прес­сий, ко­то­рые сей­час об­ру­шат­ся на воль­но­дум­цев. Вы­вод очень про­стой – ес­ли не хо­ти­те ре­прес­сий, да­вай­те даль­ше, жми­те, да­ви­те, вот уже и сам Поз­нер с ва­ми, гля­дишь, «де­мо­кра­ти­че­ские дви­же­ние» (имен­но так!) в церк­ви по­бе­дит и на­сту­пит дол­го­ждан­ная сво­бо­да. И ни­ка­кой опыт де­мо­кра­тов-об­нов­лен­цев не убеж­да­ет их в об­рат­ном, как не убеж­да­ет по­ли­ти­че­ских бун­та­рей и опыт 1917 го­да. В об­щем, пись­мо по­па­ло в цель.

И по­след­нее. Ес­ли и прав­да ав­то­ров пись­ма так за­ни­ма­ют судь­бы фи­гу­ран­тов «мос­ков­ско­го де­ла», то по­че­му они, столь сме­лые се­го­дня в под­пи­сях, не по­шли со­всем недав­но, в дни вол­не­ний, дви­жи­мые тем же пас­тыр­ским дол­гом и со­ве­стью, взяв крест и Еван­ге­лие, на стог­ны гра­да и не вста­ли меж­ду враж­ду­ю­щи­ми сто­ро­на­ми, умо­ляя оста­но­вить­ся? Во-пер­вых, са­ми бы все уви­де­ли. А во-вто­рых, ни­ка­ких фи­гу­ран­тов, вполне воз­мож­но, то­гда не бы­ло бы. То­гда бо­я­лись епар­хи­аль­но­го на­чаль­ства, а сей­час осме­ле­ли? Или просто так, из Ве­ны, Дюс­сель­дор­фа и Мо­ги­ле­ва, без­опас­нее? Или все имен­но по­то­му, что они на са­мом де­ле об­ща­ют­ся со СМИ и вы­ска­зы­ва­ют пре­тен­зии пат­ри­ар­ху, а не пе­ча­лу­ют­ся? Любой ва­ри­ант го­дит­ся.

Бо­рис Гри­го­рье­вич Яке­мен­ко – за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра Цен­тра ис­то­ри­че­ской экс­пер­ти­зы и го­су­дар­ствен­но­го про­гно­зи­ро­ва­ния при РУДН.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.