«Му­зы­ка для глаз» и от­кры­тия ре­став­ра­то­ров

Усадь­ба «Ар­хан­гель­ское»: на пе­ре­крест­ке вре­мен, куль­тур и су­деб

Nezavisimaya Gazeta - - СТИЛЬ ЖИЗНИ -

Му­зею-усадь­бе «Ар­хан­гель­ское» 100 лет. Он встре­ча­ет солн­цем, кру­жа­щей лист­вой, дур­ма­ня­щи­ми за­па­ха­ми осен­них цве­тов-ме­до­но­сов и, ко­неч­но, кра­со­той.

Все – от мель­чай­ших де­та­лей гряд­ки с цве­та­ми и тра­ва­ми воз­ле Чай­но­го до­ми­ка, в ко­то­ром ра­нее рас­по­ла­га­лась биб­лио­те­ка, ли­по­вой ал­леи­бер­со, ко­пий ан­тич­ных скульп­тур, на са­мом де­ле так же бес­цен­ных, как и ори­ги­на­лы, до мас­штаб­ных по­ло­тен ве­не­ци­ан­ско­го ху­дож­ни­ка XVIII ве­ка Джо­ван­ни Бат­ти­сты Тье­по­ло в од­ном из за­лов Двор­ца, как и сам Дво­рец, – по­ра­жа­ет.

Усадь­ба по­сте­пен­но воз­вра­ща­ет свой пер­во­здан­ный вид уси­ли­я­ми без пре­уве­ли­че­ния несколь­ких со­тен лю­дей. И со­труд­ни­ки му­зея, вы­со­ко­класс­ные спе­ци­а­ли­сты, го­то­вы бес­ко­неч­но дол­го и за­во­ра­жи­ва­ю­ще рас­ска­зы­вать о том, что и как бы­ло от­ре­ста­ври­ро­ва­но, а что пред­сто­ит вос­ста­но­вить в бли­жай­шее вре­мя.

Они с ра­до­стью, как бы меж­ду де­лом, де­лят­ся лич­ны­ми боль­ши­ми и ма­лень­ки­ми от­кры­ти­я­ми, слу­чив­ши­ми­ся в хо­де ре­став­ра­ции и изу­че­ния экс­по­на­тов. И каж­дое из этих от­кры­тий, на взгляд обыч­но­го че­ло­ве­ка, вполне мо­жет стать те­мой для пол­но­цен­но­го ис­сле­до­ва­ния.

Лю­бо­пыт­но, что во­про­сы или удив­ле­ние у ре­став­ра­то­ров мо­гут воз­ник­нуть да­же от­но­си­тель­но са­мых, ка­за­лось бы, изу­чен­ных объ­ек­тов. На­при­мер, как на­по­ми­на­ют со­труд­ни­ки му­зея, во вре­мя ре­став­ра­ции на­ча­ла 2000 го­дов был вскрыт фун­да­мент Двор­ца, и там вдруг на­шли за­клад­ную дос­ку еще го­ли­цын­ско­го вре­ме­ни на рус­ском и ла­тин­ском язы­ках. Она гла­сит, что Дво­рец был за­ло­жен в ле­то 33-е от рож­де­ния вла­дель­ца Ни­ко­лая Алек­се­е­ви­ча Го­ли­цы­на, то есть в 1784 го­ду. Как по­яс­ня­ют в му­зее, это боль­шая ред­кость, что­бы в усадь­бах на­хо­ди­ли нечто по­доб­ное, «со­бы­тие чрез­вы­чай­ной важ­но­сти». «Пред­мет для изу­че­ния? Ко­неч­но!»

Дру­гой при­мер. Ме­ся­це­сло­вы ис­поль­зо­ва­лись еще и как сво­е­го ро­да еже­днев­ни­ки, в ко­то­рые их вла­дель­цы вно­си­ли крат­кие за­пи­си о се­мей­ных со­бы­ти­ях. Со­хра­ни­лись за­пи­си, вне­сен­ные ру­кой кня­зя Ни­ко­лая Юсу­по­ва-стар­ше­го, поз­во­ля­ю­щие за­г­ля­нуть в глубь ис­то­рии, узнать о хро­но­ло­гии его пу­те­ше­ствий, осо­бен­но­стях бы­та: «24 ок­тяб­ря – при­е­хал в Ар­хан­гель­ское… 5 но­яб­ря – за ло­ша­дей да­но 150 руб­лей…»

К сло­ву, ес­ли ко­го-то за­ин­те­ре­су­ет уни­каль­ное книж­ное со­бра­ние кня­зя Юсю­по­ва, то с ним мож­но озна­ко­мить­ся в Ива­нов­ском за­ле Рос­сий­ской го­су­дар­ствен­ной биб­лио­те­ки – в рам­ках вы­став­ки «Вре­мя со­би­рать»: ин­ку­на­бу­лы, па­лео­ти­пы, «Осво­бож­ден­ный Ие­ру­са­лим» Тас­со с ри­сун­ка­ми кре­пост­ных Юсу­по­ва и мно­гое дру­гое.

Еще при­мер, ко­гда у ре­став­ра­то­ров во­про­сов боль­ше, чем от­ве­тов, – наи­бо­лее позд­нее по вре­ме­ни со­зда­ния со­ору­же­ние – Храм-усы­паль­ни­ца (Ко­лон­на­да). Он был вос­ста­нов­лен имен­но в том ви­де, в ка­ком су­ще­ство­вал при Юсу­по­вых. А ведь то­гда храм на са­мом де­ле не был до­стро­ен, хо­тя по чер­те­жам в нем пред­по­ла­гал­ся ико­но­стас.

«По­че­му это не по­стро­е­но, мы до­сто­вер­но не зна­ем», – по­яс­ня­ют со­труд­ни­ки му­зея. Хо­тя, ко­неч­но, ло­гич­ный от­вет: ска­зал­ся ве­тер ис­то­ри­че­ских пе­ре­мен. По­че­му по про­ек­ту там же, где ал­тар­ная часть, пред­по­ла­га­лись еще и ок­на, по­че­му со­лея из­на­чаль­но не за­круг­ле­на, а вы­гля­дит как обыч­ная лест­ни­ца? «Это все рав­но ка­кая-то эк­лек­ти­ка, ка­кой-то мо­дерн, опре­де­лен­ное со­че­та­ние сти­лей. По­это­му бы­ло ре­ше­но вос­ста­но­вить имен­но в том ви­де, в ка­ком это бы­ло при вла­дель­цах, – по­яс­ня­ют со­труд­ни­ки. – А ес­ли бы сде­ла­ли, на­при­мер, ико­но­стас, то это был бы уже но­во­дел. За­чем?» Исто­ри­че­ская цен­ность, на­обо­рот, сни­зи­лась бы.

Толь­ко за по­след­ние че­ты­ре го­да (с 2016-го) от­ре­ста­ври­ро­ва­но бо­лее 20 зда­ний и со­ору­же­ний, 137 пар­ко­вых скульп­тур, свы­ше 150 пред­ме­тов му­зей­но­го фон­да... И все это бы­ло сде­ла­но в ос­нов­ном си­ла­ми ре­став­ра­ци­он­ной служ­бы му­зея-усадь­бы. Но не оста­лись рав­но­душ­ны к судь­бе «Рус­ско­го Вер­са­ля» и ита­льян­цы, ко­то­рые, как рас­ска­за­ла ди­рек­тор Ита­льян­ско­го ин­сти­ту­та куль­ту­ры в Москве Лу­и­джи­на Пед­ди, при необ­хо­ди­мо­сти по­мо­га­ли кон­суль­та­ци­я­ми.

Ита­лия в « Ар­хан­гель­ском » дей­стви­тель­но бли­же, чем ка­жет­ся. Тер­ра­сы, воз­ве­ден­ные на хол­ме, на ко­то­ром сто­ит Дво­рец, по­доб­ны тем, что устра­и­ва­ли в ита­льян­ских са­дах XVI ве­ка, – как сей­час бы ска­за­ли, это был «про­ект» ита­льян­ско­го ар­хи­тек­то­ра Джа­ко­мо Тром­ба­ро (ко­нец XVIII ве­ка). Кол­лек­ция мра­мор­ной пар­ко­вой скульп­ту­ры то­же в ос­нов­ном бы­ла вы­пол­не­на ита­льян­ски­ми ма­сте­ра­ми.

Осо­бо­го упо­ми­на­ния за­слу­жи­ва­ет те­атр, ко­то­рый в на­ча­ле XIX ве­ка со­здал по за­ка­зу кня­зя Ни­ко­лая Юсу­по­ва-стар­ше­го ита­льян­ский ху­дож­ник Пьет­ро ди Гот­тар­до Гон­за­га. Это один из немно­гих су­ще­ству­ю­щих в ми­ре де­ре­вян­ных ста­рин­ных те­ат­ров, не за­тро­ну­тых ре­кон­струк­ци­я­ми. В му­зее-усадь­бе осо­бо упо­ми­на­ют о под­лин­ных де­ко­ра­ци­ях Гон­за­ги, не со­хра­нив­ших­ся боль­ше ни в од­ном из ев­ро­пей­ских те­ат­ров.

Ос­нов­ным пред­став­ле­ни­ем в та­ком те­ат­ре бы­ла не иг­ра ак­те­ров, а сме­на под му­зы­ку или да­же без нее раз­ных по на­стро­е­нию де­ко­ра­ций. Те­ат­раль­ный жи­во­пи­сец вы­сту­пал в ро­ли и дра­ма­тур­га, и ком­по­зи­то­ра, и ба­лет­мей­сте­ра. Та­кие «спек­так­ли де­ко­ра­ций», ко­то­рые сам Гон­за­га на­зы­вал «му­зы­кой для глаз», бы­ли из­вест­ны в За­пад­ной Ев­ро­пе в XVII–XVIII ве­ках. И ве­лик со­блазн на­звать их пред­те­чей ки­не­ма­то­гра­фа.

Му­зы­кой и для глаз, и для ду­ши мож­но на­звать всю усадь­бу «Ар­хан­гель­ское». Воз­вра­ща­ясь к те­ме ита­льян­ско­го вли­я­ния – уже тре­тий год под­ряд здесь про­хо­дит ка­мер­ный фе­сти­валь ита­льян­ской куль­ту­ры Тье­по­ло-fest (на­зван­ный так в честь ху­дож­ни­ка Тье­по­ло). Несмот­ря на, ска­жем так, жи­во­пис­ный по­вод, его ос­нов­ной ак­цент то­же му­зы­каль­ный: усадь­бу по­се­ти­ла ита­льян­ская груп­па му­зы­кан­тов («Ozioso» – в пе­ре­во­де с ита­льян­ско­го «Празд­ные»), иг­ра­ю­щих ста­рин­ную му­зы­ку и вы­брав­ших для это­го ин­стру­мен­ты вре­мен Тье­по­ло.

На сле­ду­ю­щий год пла­ны иные – при­вез­ти ита­льян­скую джа­зо­вую му­зы­ку, «что­бы бы­ла от­кры­тость к бу­ду­ще­му ». «У Тье­по­ло взгляд вы­хо­дил за пре­де­лы хол­ста, у него был про­длен­ный взгляд. И это со­от­вет­ству­ет ду­ху фе­сти­ва­ля: не за­кры­вать­ся в слав­ном про­шлом, а быть от­кры­ты­ми к бу­ду­ще­му, но на­хо­дясь в рам­ках тра­ди­ции», – по­яс­ни­ла Лу­и­джи­на Пед­ди.

Усадь­ба «Ар­хан­гель­ское» и са­ма на­хо­дит­ся на пе­ре­се­че­нии вре­мен, куль­тур, су­деб как ее со­зда­те­лей, вла­дель­цев, так и тех лю­дей, ко­то­рые ре­ши­ли впо­след­ствии от­дать часть сво­ей жиз­ни ее изу­че­нию и вос­ста­нов­ле­нию.

Ана­ста­сия Ген­на­дьев­на Баш­ка­то­ва – за­ме­сти­тель за­ве­ду­ю­ще­го от­де­лом эко­но­ми­ки «НГ».

Цвет, свет и фак­ту­ры усадь­бы «Ар­хан­гель­ское».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.