По­че­му Рос­сия оста­ет­ся в Си­рии?

Вой­на в Араб­ской Рес­пуб­ли­ке нуж­да­ет­ся в до­пол­ни­тель­ных ар­гу­мен­тах

Nezavisimaya Gazeta - - ОТ РЕДАКЦИИ -

С на­ча­ла опе­ра­ции Во­ору­жен­ных сил (ВС) Рос­сии в Си­рии 30 сен­тяб­ря ис­пол­ня­ет­ся че­ты­ре го­да. Изна­чаль­но в фо­ку­се во­ен­ной кам­па­нии на­хо­ди­лась борь­ба с за­пре­щен­ны­ми в РФ груп­пи­ров­ка­ми «Ис­лам­ское го­су­дар­ство» (ИГ) и «Джеб­хат ан-Ну­с­ра» (с неко­то­рых пор вхо­дит в аль­янс «Ха­мят Тахрир аш-Шам»), сей­час же ак­цент сме­ща­ет­ся в сто­ро­ну ста­би­ли­за­ции об­ста­нов­ки в Си­рий­ской Араб­ской Рес­пуб­ли­ке (САР). От­ча­сти это вид­но по за­яв­ле­ни­ям Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны. Вы­сту­пая на це­ре­мо­нии на­граж­де­ния по­бе­ди­те­лей фе­сти­ва­ля «Ар­мия Рос­сии – 2019», гла­ва ве­дом­ства Сер­гей Шой­гу за­явил, что ВС РФ сде­ла­ли все для то­го, что­бы в рес­пуб­ли­ку вер­ну­лась мир­ная жизнь. «Ко­гда мы на­чи­на­ли ра­бо­ту в Си­рии, тер­ри­то­рии, не за­ня­тые тер­ро­ри­ста­ми, со­став­ля­ли 18% от тер­ри­то­рии всей стра­ны», – об­ра­тил вни­ма­ние Шой­гу. Си­ту­а­ция из­ме­ни­лась. «Каж­дый день от­кры­ва­ют­ся де­сят­ки но­вых пред­при­я­тий, ра­бо­та­ют боль­ни­цы, шко­лы, ты­ся­чи си­рий­ских де­ти­шек идут в эти шко­лы, – от­ме­тил ми­нистр. – Для то­го что­бы они мог­ли пой­ти в эти шко­лы, мно­гие-мно­гие на­ши со­труд­ни­ки, вра­чи, ин­же­не­ры, ко­ман­ди­ры сде­ла­ли все, что­бы их уче­ба, их жизнь ста­ли без­опас­ны­ми».

За вре­мя си­рий­ской кам­па­нии, ко­то­рую Москва объ­яс­ня­ла офи­ци­аль­ным за­про­сом за­кон­но из­бран­но­го пра­ви­тель­ства, ле­ги­ти­ма­ци­он­ная ба­за ее во­ен­но­го при­сут­ствия укре­пи­лась и да­же рас­ши­ри­лась. Ес­ли 26 ав­гу­ста 2015 го­да был под­пи­сан меж­го­су­дар­ствен­ный до­го­вор о раз­ме­ще­нии в Си­рии рос­сий­ской авиа­ции, то в ян­ва­ре 2017 го­да Моск­вой и Да­мас­ком был при­нят про­то­кол к со­гла­ше­нию о раз­ме­ще­нии рос­сий­ской авиа­ци­он­ной груп­пы. В нем со­дер­жит­ся пункт о том, что внеш­няя охра­на мест дис­ло­ка­ции рос­сий­ских во­ен­ных и бе­ре­го­вых гра­ниц пунк­та ма­те­ри­аль­но-тех­ни­че­ско­го обес­пе­че­ния в пор­ту Тар­тус долж­на про­из­во­дить­ся пра­ви­тель­ствен­ны­ми си­ла­ми, а про­ти­во­воз­душ­ная обо­ро­на, внут­рен­няя охра­на и под­дер­жа­ние пра­во­по­ряд­ка в ме­стах дис­ло­ка­ции оста­ют­ся на пле­чах рос­сий­ской сто­ро­ны. До­во­ды ря­да меж­ду­на­род­ных иг­ро­ков, ста­вя­щие под со­мне­ние пра­во­вые ос­но­вы, ре­гу­ли­ру­ю­щие усло­вия рос­сий­ско­го во­ен­но­го при­сут­ствия на тер­ри­то­рии Си­рии, так и оста­лись неубе­ди­тель­ны­ми.

Впро­чем, ес­ли за­кон­ность рос­сий­ско­го при­сут­ствия в САР яс­на, то мо­ти­вы, по­бу­див­шие Моск­ву на на­ча­ло опе­ра­ции, по-преж­не­му вы­зы­ва­ют во­про­сы. В 2018 го­ду пре­зи­дент Вла­ди­мир Пу­тин объ­яс­нил, что Москва ста­ви­ла пе­ред со­бой цель «из­бе­жать пол­ной со­ма­ли­за­ции тер­ри­то­рии Си­рии», де­гра­да­ции го­су­дар­ствен­ных ин­сти­ту­тов, а так­же «ин­филь­тра­ции с тер­ри­то­рии зна­чи­тель­ной ча­сти бо­е­ви­ков на тер­ри­то­рию РФ и тер­ри­то­рию со­пре­дель­ных с на­ми го­су­дарств, с ко­то­ры­ми у нас нет та­мо­жен­ных пре­пят­ствий и, по су­ти, гра­ни­цы – без­ви­зо­вый ре­жим». «Вот это пред­ста­ви­ло бы для нас ре­аль­ную очень се­рьез­ную опас­ность», – об­ра­тил вни­ма­ние рос­сий­ский ли­дер. Ко­неч­но, ком­плекс этих про­блем ка­жет­ся весь­ма зна­чи­тель­ным по­во­дом для бес­по­кой­ства, од­на­ко вряд ли он до кон­ца рас­кры­ва­ет экс­клю­зив­ность си­рий­ско­го до­сье как объ­ек­та внеш­не­по­ли­ти­че­ской за­бо­ты рос­сий­ско­го ру­ко­вод­ства.

Пробле­ма с ин­филь­тра­ци­ей, на­при­мер, сто­ит пе­ред РФ и на фоне аф­ган­ско­го кри­зи­са. «Гу­ма­ни­тар­ные» при­чи­ны на­ча­ла кам­па­нии то­же не вы­гля­дят убе­ди­тель­но: с та­ким же успе­хом Рос­сия мог­ла пред­ло­жить по­мощь Йе­ме­ну, кон­фликт в ко­то­ром уже при­вел к са­мо­му ужас­но­му в со­вре­мен­ной ис­то­рии гу­ма­ни­тар­но­му кри­зи­су. Но в рам­ках йе­мен­ско­го до­сье рос­сий­ская сто­ро­на не толь­ко де­мон­стри­ру­ет осто­рож­ную ри­то­ри­ку, но и вы­стра­и­ва­ет парт­нер­ские от­но­ше­ния с те­ми, кто ка­жет­ся глав­ным «ад­во­ка­том» вой­ны.

Важ­ным в Си­рии вы­гля­дит дру­гое. За эти го­ды Москве уда­лось не толь­ко по­лу­чить непло­хой бо­е­вой опыт, но и про­де­мон­стри­ро­вать си­лу сво­е­го ору­жия. Те­перь лю­бой кри­зис, свя­зан­ный с во­ен­но-воз­душ­ной угро­зой, под­сте­ги­ва­ет в ближ­не­во­сточ­ных стра­нах ин­те­рес к рос­сий­ским сред­ствам ПВО. И это де­ла­ет из­бы­точ­ны­ми мно­гие во­про­сы. Про­дол­же­ние те­мы в «НГ-дипкурьер»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.