70 лет КНР: труд­ная сме­на эпох

Меж­ду воз­рос­ши­ми меж­ду­на­род­ны­ми ам­би­ци­я­ми и ре­аль­ны­ми по­ли­ти­ко-эко­но­ми­че­ски­ми воз­мож­но­стя­ми Пе­ки­на на­блю­да­ет­ся раз­рыв

Nezavisimaya Gazeta - - НЕДЕЛЯ В ОБЗОРЕ - Сер­гей Цы­пла­ков Пе­кин

1 ок­тяб­ря ис­пол­ня­ет­ся 70 лет со дня об­ра­зо­ва­ния КНР. Ко­рабль ки­тай­ско­го го­су­дар­ства при­бли­зил­ся к юби­лей­ной да­те в штор­мо­вую по­го­ду, и силь­ный по­ры­ви­стый ве­тер пы­та­ет­ся сбить его с кур­са. Ко­неч­но, Си Цзинь­пин – опыт­ный корм­чий, но все же опас­ность на­ско­чить на мно­го­чис­лен­ные под­вод­ные ри­фы как ни­ко­гда ве­ли­ка.

Еще недав­но здесь на­де­я­лись, что силь­ной бу­ри удаст­ся из­бе­жать, и стро­и­ли боль­шие пла­ны на бу­ду­щее. В ок­тяб­ре 2017 го­да XIX съезд КПК про­воз­гла­сил вступ­ле­ние Ки­тая в но­вую эпо­ху со­ци­а­лиз­ма с ки­тай­ской спе­ци­фи­кой и на­звал ее име­нем Си. Это был его три­умф. Ни­кто из пя­ти по­ко­ле­ний ру­ко­во­ди­те­лей КНР, за ис­клю­че­ни­ем Мао Цз­э­ду­на, не удо­ста­и­вал­ся при жиз­ни столь вы­со­кой оцен­ки. В мар­те 2018 го­да сес­сия ВСНП спе­ци­аль­но под Си от­ме­ни­ла кон­сти­ту­ци­он­ные огра­ни­че­ния на сро­ки пре­бы­ва­ния на по­сту пред­се­да­те­ля КНР.

Вся си­сте­ма управ­ле­ния, и так не от­ли­чав­ша­я­ся осо­бой де­цен­тра­ли­за­ци­ей, еще бо­лее пе­ре­стро­и­лась на ос­но­ве прин­ци­па «еди­но­го цен­тра­ли­зо­ван­но­го ру­ко­вод­ства» и уста­нов­ки «пар­тия ру­ко­во­дит всем». Кон­троль над ар­ми­ей, ор­га­на­ми без­опас­но­сти, чи­нов­ни­чьим ап­па­ра­том, ру­ко­вод­ством го­су­дар­ствен­ных ком­па­ний крат­но уси­лил­ся. Для на­се­ле­ния на­чал ак­тив­но внед­рять­ся со­ци­аль­ный рей­тинг как шка­ла ло­яль­но­сти к вла­сти. Не­ви­дан­ную мощь на­бра­ла про­па­ган­дист­ская кам­па­ния вос­хва­ле­ний и сла­во­сло­вий пер­во­го ли­ца, обя­за­тель­но­го изу­че­ния его ука­за­ний и тео­ре­ти­че­ских тру­дов. Как фе­никс из пеп­ла вновь воз­ро­ди­лась тра­ди­ци­он­ная для Ки­тая ав­то­ри­тар­но-во­ждист­ская мо­дель управ­ле­ния го­су­дар­ством.

Ее вос­кре­ше­ние объ­яс­ня­ли необ­хо­ди­мо­стью кон­цен­тра­ции вла­сти в од­ном цен­тре, в од­них ру­ках, что­бы успеш­нее ре­шать огром­ные и слож­ные за­да­чи стра­ны. Ос­нов­ным со­дер­жа­ни­ем «но­вой эпо­хи» объ­яв­ля­лись ре­а­ли­за­ция «ки­тай­ской меч­ты о ве­ли­ком воз­рож­де­нии ки­тай­ской на­ции», «вы­ход Ки­тая в центр меж­ду­на­род­ной аре­ны», «все­сто­рон­нее стро­и­тель­ство силь­но­го мо­дер­ни­зи­ро­ван­но­го со­ци­а­ли­сти­че­ско­го го­су­дар­ства».

«Но­вая эпо­ха» фак­ти­че­ски ста­ла фир­мен­ной мар­кой Си Цзинь­пи­на, де­ви­зом его прав­ле­ния. Про­воз­гла­шая ее, он как бы при­нял эс­та­фе­ту от пра­ви­те­лей древ­но­сти, да­вав­ших сво­ей вла­сти звуч­ные де­ви­зы: «бле­стя­щее на­сле­дие», «про­цве­та­ние и ра­дость», «уста­нов­ле­ние спо­кой­ствия», «жел­тое на­ча­ло» и т.д.

Но ее пер­вые два го­да ока­за­лись для Си Цзинь­пи­на, воз­мож­но, са­мы­ми труд­ны­ми в его по­ли­ти­че­ской био­гра­фии. Не слу­чай­но ки­тай­ский ру­ко­во­ди­тель и весь мощ­ный ап­па­рат про­па­ган­ды в по­след­нее вре­мя все ча­ще го­во­рят о труд­но­стях, тя­же­лой борь­бе, «ду­хе Ве­ли­ко­го по­хо­да», да­вая тем са­мым об­ще­ству недву­смыс­лен­ный сиг­нал о на­ступ­ле­нии непро­стых вре­мен.

При­чи­ны обостре­ния про­блем Ки­тая мно­го­об­раз­ны. Они ко­ре­нят­ся в нере­шен­но­сти мно­гих ба­зо­вых во­про­сов как внут­рен­не­го раз­ви­тия, так и по­зи­ци­о­ни­ро­ва­ния стра­ны в ми­ро­вых де­лах.

По­ло­же­ние в экономике, как и в на­ча­ле прав­ле­ния Си, оста­ет­ся тре­вож­но-неопре­де­лен­ным. Ос­нов­ны­ми эко­но­ми­че­ски­ми вы­зо­ва­ми по-преж­не­му счи­та­ют­ся ис­чер­пан­ность экс­тен­сив­ной мо­де­ли раз­ви­тия и стре­ми­тель­ное при­бли­же­ние Ки­тая к «ло­вуш­ке сред­них до­хо­дов». Еще до при­хо­да Си к вла­сти в Ки­тае по­ни­ма­ли, что пре­одо­леть эти вы­зо­вы мож­но толь­ко пу­тем подъ­ема эко­но­ми­ки на ка­че­ствен­но бо­лее вы­со­кий уро­вень че­рез даль­ней­шее раз­ви­тие ры­ноч­ных ме­ха­низ­мов, рост внут­рен­не­го по­треб­ле­ния, сти­му­ли­ро­ва­ния ин­но­ва­ций, из­ме­не­ния от­рас­ле­вой струк­ту­ры в поль­зу вы­со­ко­тех­но­ло­гич­но­го сек­то­ра. За ми­нув­шие семь лет на этот счет бы­ло при­ня­то не­ма­ло пред­ло­же­ний, пла­нов и про­грамм. Од­на­ко пу­ти к по­став­лен­ным це­лям ока­за­лись длин­ны и из­ви­ли­сты.

Тем­пы ро­ста эко­но­ми­ки ощу­ти­мо за­мед­ли­лись. Пе­ре­ход же на но­вые дви­га­те­ли раз­ви­тия, несмот­ря на ви­ди­мые успе­хи по ря­ду от­дель­ных на­прав­ле­ний, по­ка от­ста­ет. Раз­рыв в уров­нях раз­ви­тия тео­ре­ти­че­ских на­уч­ных ис­сле­до­ва­ний и клю­че­вых тех­но­ло­гий меж­ду Ки­та­ем и стра­на­ми За­па­да про­дол­жа­ет со­хра­нять­ся.

Рост внут­рен­не­го по­треб­ле­ния идет, но со скри­пом. Его тор­мо­зят все еще низ­кий уро­вень до­хо­дов ши­ро­ких сло­ев на­се­ле­ния, ко­то­рые рас­тут мед­лен­нее, чем ВВП, чрез­мер­но вы­со­кий уро­вень на­ло­го­вой на­груз­ки на бо­лее обес­пе­чен­ные со­ци­аль­ные груп­пы, за­об­лач­ные це­ны на недви­жи­мость, до­ро­го­виз­на услуг ме­ди­ци­ны и об­ра­зо­ва­ния.

Увле­че­ние вла­сти цен­тра­ли­за­ци­ей и кон­тро­лем, при­ме­не­ни­ем во­ле­вых и ад­ми­ни­стра­тив­ных ме­то­дов при­ве­ли к то­му, что ре­фор­мы, ко­то­рые, по идее, долж­ны бы­ли при­дать но­вый им­пульс раз­ви­тию ры­ноч­ных от­но­ше­ний, на де­ле обер­ну­лись еще боль­шим укреп­ле­ни­ем го­су­дар­ствен­но­го сек­то­ра. Чи­сто ко­ли­че­ствен­но он как бы со­кра­ща­ет­ся, но под­верг­ши­е­ся сли­я­ни­ям и ре­ор­га­ни­за­ции круп­ные го­су­дар­ствен­ные ком­па­нии уси­ли­ва­ют свою роль «эко­но­ми­че­ских чем­пи­о­нов». Вли­я­ние го­су­дар­ства на оста­ю­щи­е­ся фор­маль­но неза­ви­си­мы­ми част­ные ком­па­нии то­же воз­рас­та­ет, в том чис­ле че­рез со­зда­ние на них парт­ко­мов с вклю­че­ни­ем их пред­ста­ви­те­лей в ор­га­ны управ­ле­ния. Ад­ми­ни­стра­тив­ный на­жим не поз­во­лил до­стичь глу­бо­ких про­ры­вов в во­про­сах смяг­че­ния фи­нан­со­вых рис­ков, лик­ви­да­ции зом­би­пред­при­я­тий, оздо­ров­ле­ния си­ту­а­ции в сек­то­ре недви­жи­мо­сти. По пре­иму­ще­ству де­ло огра­ни­чи­лось лишь ча­стич­ны­ми так­ти­че­ски­ми успе­ха­ми.

Ки­тай­ская экономика как бы за­меш­ка­лась на пе­ре­пра­ве че­рез ши­ро­кую и бур­ную ре­ку про­блем, где ее за­ста­ло на­ча­ло тор­го­вой вой­ны с США. Вви­ду на­сту­пив­ше­го «рез­ко­го из­ме­не­ния внеш­них усло­вий» ки­тай­ское ру­ко­вод­ство вполне ожи­да­е­мо рас­ши­ри­ло прак­ти­ку сти­му­ли­ро­ва­ния эко­но­ми­че­ско­го ро­ста.

С пер­вой по­ло­ви­ны 2018 го­да ос­нов­ным нер­вом эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки ста­ло на­хож­де­ние оп­ти­маль­ных доз сти­му­ли­ру­ю­щих мер, с тем что­бы и не пе­ре­кор­мить ими эко­но­ми­ку, и обес­пе­чить при­ем­ле­мые тем­пы ее ро­ста. Од­на­ко в усло­ви­ях эс­ка­ла­ции кон­флик­та вы­дер­жи­вать оп­ти­маль­ную про­пор­цию ста­но­вит­ся все труд­нее. Рам­ки сти­му­ли­ро­ва­ния про­дол­жа­ют уве­ли­чи­вать­ся, а за­яв­ляв­ши­е­ся ра­нее при­о­ри­те­ты раз­ви­тия от­хо­дят в тень.

В го­ды «но­вой эпо­хи» услож­ни­лось и внеш­нее по­ло­же­ние Ки­тая. Раз­рыв с за­ве­том Дэн Сяо­пи­на «дер­жать­ся в те­ни, ни­че­го не воз­глав­лять, на­кап­ли­вать си­лы» и за­ме­на его на внеш­нюю по­ли­ти­ку в сти­ле ки­тай­ской им­пе­рии пе­ри­о­да рас­цве­та про­изо­шли слиш­ком быст­ро. Обра­зо­вал­ся раз­рыв меж­ду воз­рос­ши­ми меж­ду­на­род­ны­ми ам­би­ци­я­ми и ре­аль­ны­ми по­ли­ти­ко-эко­но­ми­че­ски­ми воз­мож­но­стя­ми стра­ны.

Это хо­ро­шо вид­но на при­ме­ре хо­да ре­а­ли­за­ции гло­баль­ной ки­тай­ской ини­ци­а­ти­вы «Один по­яс, один путь». По­пыт­ки фор­си­ро­вать ее ме­то­да­ми по­ли­ти­че­ской кам­па­нии, по­ла­га­ясь на не все­гда эф­фек­тив­ные кре­дит­ные вли­ва­ния, осу­ществ­ле­ние до­ро­гих, но ча­сто низ­ко­до­ход­ных ин­фра­струк­тур­ных про­ек­тов, при­ве­ли к на­рас­та­нию дол­гов пе­ред Ки­та­ем у ря­да стран, по­ро­ди­ли сом­не­ния в ис­крен­но­сти ки­тай­ских на­ме­ре­ний. Несмот­ря на вы­со­кую сте­пень ди­пло­ма­ти­че­ской ак­тив­но­сти, Ки­таю не уда­лось при­влечь к уча­стию в ини­ци­а­ти­ве ряд клю­че­вых стран, пре­жде все­го Ин­дию. Да и под­держ­ка ее со сто­ро­ны Рос­сии, ко­то­рая про­дол­жа­ет при­дер­жи­вать­ся по­зи­ции со­пря­же­ния «Од­но­го по­я­са, од­но­го пу­ти» с аб­стракт­ным про­ек­том евразий­ской ин­те­гра­ции, вы­гля­дит весь­ма услов­но. Че­рез шесть лет по­сле вы­дви­же­ния Китай так и не смог сфор­му­ли­ро­вать чет­кие це­ли сво­ей ини­ци­а­ти­вы, эта­пы ее ре­а­ли­за­ции, сфор­ми­ро­вать мно­го­сто­рон­ние ме­ха­низ­мы ко­ор­ди­на­ции и вза­и­мо­дей­ствия стран-участ­ниц.

Нес­по­кой­но на окра­и­нах ре­ги­о­на Боль­шо­го Ки­тая. Мас­со­вые про­те­сты в Гон­кон­ге, на­пря­жен­ность в от­но­ше­ни­ях с Тай­ва­нем по­ка­зы­ва­ют, что ди­стан­ция до «за­вер­ше­ния ве­ли­ко­го де­ла объ­еди­не­ния ро­ди­ны» оста­ет­ся огром­ной. Наи­бо­лее тре­вож­ным для Пе­ки­на вы­гля­дит то, что сло­жив­ша­я­ся в КНР об­ще­ствен­но-по­ли­ти­че­ская мо­дель для мно­гих тай­ва­нь­цев и гон­кон­г­цев ста­ла пу­га­лом, что в их мас­со­вом со­зна­нии на­ча­ла от­вер­гать­ся са­ма при­над­леж­ность к ки­тай­ской на­ции. Это под­ры­ва­ет ос­но­вы всей кон­струк­ции «ки­тай­ской меч­ты» Си Цзинь­пи­на, на­но­сит огром­ный ущерб ими­джу Ки­тая в ми­ре. Ко­неч­но, по­да­вить про­те­сты в Гон­кон­ге, при­со­еди­нить Тай­вань мож­но си­ло­вы­ми ме­то­да­ми, но это бы­ла бы пир­ро­ва по­бе­да, рав­но­знач­ная огром­но­му по­ли­ти­че­ско­му про­иг­ры­шу.

Жест­кие по­пыт­ки За­па­да сдер­жать воз­вы­ше­ние Ки­тая, спол­за­ние их от­но­ше­ний к гра­ни хо­лод­ной вой­ны опро­ки­ну­ли имев­ши­е­ся в про­шлом рас­че­ты до­стичь ли­ди­ру­ю­щих ми­ро­вых по­зи­ций без круп­ных кон­флик­тов, так ска­зать, вы­ско­чив из-за спи­ны кон­ку­рен­тов. Ис­па­ри­лись на­деж­ды на то, что мо­дер­ни­за­цию мож­но бу­дет за­вер­шить в усло­ви­ях бо­лее или ме­нее ней­траль­но­го от­но­ше­ния За­па­да. Нет со­мне­ний, что Ки­таю дли­тель­ное вре­мя при­дет­ся стал­ки­вать­ся с его ак­тив­ным и на­рас­та­ю­щим про­ти­во­дей­стви­ем по мно­гим ли­ни­ям. Это по­тре­бу­ет на­пря­же­ния всех име­ю­щих­ся сил, глу­бо­ко­го пе­ре­осмыс­ле­ния во­про­сов вре­мен­но­го гра­фи­ка эта­пов мо­дер­ни­за­ции, со­от­но­ше­ния ее внут­рен­них и внеш­них ас­пек­тов, и, что са­мое глав­ное, форм и ме­то­дов даль­ней­ше­го осу­ществ­ле­ния. Су­дя по ис­то­ри­че­ско­му опы­ту Ки­тая но­во­го и но­вей­ше­го вре­ме­ни, и на этот раз клю­че­вой про­бле­мой мо­жет стать во­прос о воз­мож­но­сти обес­пе­чить дол­го­сроч­ный и ста­биль­ный успех мо­дер­ни­за­ции без кар­ди­наль­ной ре­фор­мы сло­жив­шей­ся по­ли­ти­че­ской си­сте­мы, ко­то­рая пред­став­ля­ет со­бой в на­сто­я­щее вре­мя при­чуд­ли­вое со­че­та­ние на­сле­дия со­вет­ской мо­де­ли и ис­то­ри­че­ских тра­ди­ций ста­рой ки­тай­ской го­су­дар­ствен­но­сти. Старт но­вой эпо­хи по­лу­чил­ся труд­ным.

Сер­гей Сер­ге­е­вич Цы­пла­ков – кан­ди­дат эко­но­ми­че­ских на­ук.

Фо­то Reuters

Си Цзинь­пин мо­жет оста­вать­ся пред­се­да­те­лем КНР неогра­ни­чен­ный пе­ри­од вре­ме­ни.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.