«Мос­ков­ское де­ло» воз­вра­ща­ет­ся на тра­ек­то­рию жест­ких при­го­во­ров

Борь­ба несо­глас­ных про­тив ре­прес­сий ста­но­вит­ся про­сто пред­вы­бор­ным ло­зун­гом

Nezavisimaya Gazeta - - ОТ РЕДАКЦИИ - Иван Ро­дин

Фи­гу­рант «мос­ков­ско­го де­ла» пред­при­ни­ма­тель Да­ни­ла Бег­лец про­иг­рал апел­ля­цию в Мосгор­су­де. При­го­вор два го­да ко­ло­нии остав­лен в си­ле, посколь­ку, по мне­нию об­ви­не­ния, все смяг­ча­ю­щие его ви­ну об­сто­я­тель­ства и так уже бы­ли учте­ны су­дом пер­вой ин­стан­ции. По­хо­же, ка­ток пра­во­су­дия воз­вра­ща­ет­ся на преж­нюю жест­кую тер­ри­то­рию. Меж­ду тем оп­по­зи­ци­он­ные си­лы борь­бу с по­ли­ти­че­ски­ми ре­прес­си­я­ми уже пе­ре­ве­ли в раз­ряд пред­вы­бор­ных ло­зун­гов, осла­бе­ло и об­ще­ствен­ное дав­ле­ние на власть.

На этой неде­ле в Мосгор­су­де пла­ни­ру­ют­ся еще две апел­ля­ции по «мос­ков­ско­му де­лу », за­ве­ден­но­му по­сле несанк­ци­о­ни­ро­ван­ной ак­ции про­те­ста 27 июля. На­при­мер, по­сле пе­ре­ры­ва про­дол­жит­ся рас­смот­ре­ние жа­ло­бы Ива­на Под­ко­па­е­ва, а об­суж­де­ние при­го­во­ра Ки­рил­лу Жу­ко­ву толь­ко на­чи­на­ет­ся. На­пом­ним, что оба осуж­де­ны по ч. 1 ст. 318 Уго­лов­но­го ко­дек­са – на­си­лие про­тив пред­ста­ви­те­ля вла­сти.

Эта же нор­ма бы­ла при­ме­не­на и про­тив Бег­ле­ца, по­лу­чив­ше­го два го­да ли­ше­ния сво­бо­ды за то, что он при­дер­жал за ру­ку по­ли­цей­ско­го, на­ме­ре­вав­ше­го­ся уда­рить од­но­го из за­дер­жан­ных. За­щи­та на­ста­и­ва­ла, что раз Бег­лец при­знал ви­ну, из­ви­нил­ся и ком­пен­си­ро­вал по­тер­пев­ше­му ущерб, ха­рак­те­ри­зу­ет­ся по­ло­жи­тель­но, име­ет на ижди­ве­нии дво­их де­тей, а так­же обес­пе­чи­ва­ет ра­бо­той па­ру де­сят­ков со­труд­ни­ков, то его мож­но не на­ка­зы­вать или как ми­ни­мум не са­жать за ре­шет­ку. Од­на­ко об­ви­не­ние за­яви­ло, что все эти смяг­ча­ю­щие об­сто­я­тель­ства су­дом пер­вой ин­стан­ции уже учте­ны, а зна­чит, ос­но­ва­ний для пе­ре­смот­ра со­от­вет­ству­ю­ще­го ре­ше­ния нет.

Су­дья Мосгор­су­да не по­тра­тил мно­го вре­ме­ни на раз­мыш­ле­ния и утвер­дил эту по­зи­цию про­ку­ра­ту­ры. Рос­сий­ское пра­во­су­дие та­ким об­ра­зом в оче­ред­ной раз по­ка­за­ло, что пра­во­вой ло­ги­ки в его дей­стви­ях немно­го – яв­но мень­ше, чем неких пред­став­ле­ний о ре­прес­сив­ной це­ле­со­об­раз­но­сти. Ко­неч­но, невоз­мож­но до­ка­зать, что эти пред­став­ле­ния транс­ли­ру­ют­ся в су­деб­ную си­сте­му извне, но нетруд­но за­ме­тить, что ре­ше­ние о го­де услов­но ак­те­ру Пав­лу Усти­но­ву, об­ви­няв­ше­му­ся по бо­лее тяж­кой ч. 2 той же ст. 318, ны­неш­не­му по­ста­нов­ле­нию по Бег­ле­цу как-то пло­хо со­от­вет­ству­ет.

Впро­чем, на днях рос­сий­ский суд, на этот раз в Ро­стов­ской об­ла­сти, по­ка­зал еще бо­лее ре­прес­сив­ный под­ход. На­пом­ним: двое мест­ных ак­ти­ви­стов, вы­сту­пав­ших за вос­ста­нов­ле­ние прав го­род­ских по­го­рель­цев, по­лу­чи­ли по 6,5 го­да тюрь­мы за ор­га­ни­за­цию мас­со­вых бес­по­ряд­ков и по­ку­ше­ние на кон­сти­ту­ци­он­ный строй. Ведь Вла­ди­слав Мор­да­сов и Ян Си­до­ров не про­сто вы­шли на пло­щадь 5 но­яб­ря 2017 го­да, их ви­на ока­за­лась отя­го­щен­ной и тем, что в ин­тер­не­те они яко­бы ру­ко­во­ди­ли на­сто­я­щим экс­тре­мист­ским со­об­ще­ством.

При этом необ­хо­ди­мо за­ме­тить, что сей­час боль­шин­ство оп­по­зи­ци­он­ных пар­тий уже не го­то­вы вы­сту­пать с ак­ци­я­ми в под­держ­ку кон­крет­ных фи­гу­ран­тов «мос­ков­ско­го де­ла» или, ска­жем, пре­сло­ву­тых «ро­стов­ских за­го­вор­щи­ков». По­сле 29 сен­тяб­ря по­ка не слыш­но ни о ка­ких за­яв­ках на про­ве­де­ние ми­тин­гов про­тив ре­прес­сий. Борь­ба за по­лит­за­клю­чен­ных все боль­ше пре­вра­ща­ет­ся в пред­вы­бор­ный ло­зунг, что хо­ро­шо за­мет­но, на­при­мер, по по­след­ним ре­ше­ни­ям бю­ро «Яб­ло­ка». При этом и об­ще­ствен­ное дав­ле­ние на власть прак­ти­че­ски стих­ло да­же в Се­ти.

Фото с сай­та www.currenttim­e.tv

Фи­гу­рант «мос­ков­ско­го де­ла» Да­ни­ла Бег­лец про­иг­рал апел­ля­цию в сто­лич­ном су­де.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.