Иран не вой­дет в ор­би­ту вли­я­ния Рос­сии

Те­ма парт­нер­ства с РФ рас­ка­лы­ва­ет те­ге­ран­скую эли­ту

Nezavisimaya Gazeta - - ОТ РЕДАКЦИИ - Игорь Суб­бо­тин

Во­прос со­труд­ни­че­ства с Рос­си­ей оста­ет­ся ис­точ­ни­ком про­ти­во­ре­чий в иран­ской эли­те. К та­ко­му вы­во­ду скло­ня­ют­ся экс­пер­ты аме­ри­кан­ской ана­ли­ти­че­ской кор­по­ра­ции RAND, ко­то­рая вы­пу­сти­ла до­клад с ана­ли­зом внут­ри­го­су­дар­ствен­ных дис­кус­сий в Ис­лам­ской Рес­пуб­ли­ке. Хо­тя Москва и Те­ге­ран смот­рят оди­на­ко­во на ряд про­блем, их парт­нер­ство в ис­сле­до­ва­нии на­зы­ва­ют вы­нуж­ден­ным.

В до­кла­де, по­свя­щен­ном дис­кус­си­ям на го­су­дар­ствен­ном уровне в Иране, го­во­рит­ся, что си­ту­а­ция в иран­ской эко­но­ми­ке тре­бу­ет от рес­пуб­ли­ки со­хра­не­ния свя­зей с внеш­ним ми­ром. Ша­гом в сто­ро­ну изо­ля­ции, как из­вест­но, ста­ли экс­тер­ри­то­ри­аль­ные санк­ции США, вве­ден­ные за «несо­от­вет­ствие» дей­ствий Ира­на ду­ху ядер­ной сдел­ки – Сов­мест­но­му все­объ­ем­лю­ще­му пла­ну дей­ствий (СВПД). Как го­во­рят ис­сле­до­ва­те­ли, по­доб­ный де­мон­таж ди­пло­ма­ти­че­ских и эко­но­ми­че­ских ка­на­лов вос­при­ни­ма­ют в Иране по-раз­но­му.

«Сто­рон­ни­ки жест­кой ли­нии дав­но при­зы­ва­ют стре­мить­ся к бо­лее са­мо­сто­я­тель­ной и ори­ен­ти­ро­ван­ной на внут­рен­ний ры­нок эко­но­ми­ке, в то вре­мя как уме­рен­ные (кру­ги. – «НГ» ) и ре­фор­ми­сты счи­та­ют, что ре­ин­те­гра­ция в ми­ро­вую эко­но­ми­ку яв­ля­ет­ся клю­чом к ре­ше­нию про­блем», – го­во­рит­ся в ис­сле­до­ва­нии RAND.

При­чем са­ми иран­ские ли­де­ры прак­ти­ко­ва­ли раз­ные под­хо­ды. «Ряд де­я­те­лей внут­ри ре­жи­ма – это груп­па, ко­то­рая вы­хо­дит за рам­ки тра­ди­ци­он­ных бло­ков, – утвер­жда­ет, что стра­на долж­на смот­реть на во­сток, – от­ме­ча­ют в RAND. – Ес­ли взять XXI век, Ха­та­ми (пя­тый пре­зи­дент Ира­на. – «НГ» ) стре­мил­ся на­ла­дить бо­лее тес­ные свя­зи с За­па­дом, Ах­ма­ди­не­жад (ше­стой пре­зи­дент. – «НГ» ) в ос­нов­ном изо­ли­ро­вал стра­ну, но так­же вы­гля­дел «во­сточ­ным». Уме­рен­ный Ру­ха­ни (дей­ству­ю­щий гла­ва го­су­дар­ства. – «НГ» ) стре­мил­ся при­ми­рить два под­хо­да. Эти взгля­ды ли­де­ров в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни от­ра­жа­ют по­зи­ции фрак­ций, ко­то­рые они пред­став­ля­ют».

Экс­пер­ты при­зна­ют, что Ру­ха­ни рас­счи­ты­вал на нор­ма­ли­за­цию от­но­ше­ний с За­па­дом, но «был вы­нуж­ден пой­ти на­встре­чу Рос­сии и Ки­таю по­сле то­го, как за­пад­ные стра­ны не смог­ли со­блю­дать СВПД».

Ана­ли­ти­ки RAND при­зна­ют, что от­но­ше­ния с гло­баль­ны­ми иг­ро­ка­ми на про­тя­же­нии ве­ков бы­ли ис­точ­ни­ком на­пря­жен­но­сти в иран­ской эли­те. Так, за неко­то­рое вре­мя до ис­лам­ской ре­во­лю­ции не­ко­то­рые иран­цы вы­сту­па­ли за бо­лее тес­ные свя­зи с Рос­си­ей, в то вре­мя как дру­гие смот­ре­ли в сто­ро­ну Фран­ции, Гер­ма­нии, Ве­ли­ко­бри­та­нии и США. «Тре­тьи же счи­та­ли, что стра­на долж­на стре­мить­ся к боль­шей са­мо­до­ста­точ­но­сти и пол­но­стью от­ка­зать­ся от сво­ей за­ви­си­мо­сти от ино­стран­цев, – го­во­рит­ся в до­кла­де RAND. – По­сле сво­е­го со­зда­ния Ис­лам­ская Рес­пуб­ли­ка быст­ро при­ня­ла ло­зунг «ни Во­сток, ни За­пад». На прак­ти­ке внеш­няя по­ли­ти­ка Ира­на от­ра­зи­ла этот ло­зунг, да­же несмот­ря на то что раз­лич­ные фрак­ции (в выс­ших эше­ло­нах иран­ских вла­сти. – «НГ» ) тол­ка­ли стра­ну в ту или иную сто­ро­ну ». Иран­цы не хо­тят оста­вать­ся уяз­ви­мы­ми для ино­стран­но­го вме­ша­тель­ства, от­ме­ча­ют в RAND.

Сход­ство по­зи­ций Рос­сии и Ира­на по ря­ду во­про­сов нель­зя от­ри­цать. Они сов­па­да­ют, на­при­мер, в том, что ка­са­ет­ся «ядер­ной сдел­ки» 2015 го­да, од­ним из га­ран­тов ко­то­рой вы­сту­па­ет рос­сий­ской сто­ро­на. По­сле вы­хо­да США из мно­го­сто­рон­не­го со­гла­ше­ния и воз­вра­ще­ния ад­ми­ни­стра­ции аме­ри­кан­ско­го пре­зи­ден­та к прак­ти­ке ан­ти­иран­ских санк­ций Те­ге­ран фак­ти­че­ски ока­зал­ся в том же по­ло­же­нии «оса­жден­но­го», в ка­ком в свое вре­мя ока­за­лась Москва. Од­на­ко, по ши­ро­ко рас­про­стра­нен­но­му мне­нию, у от­но­ше­ний двух стран есть се­рьез­ный по­тен­ци­ал кон­флик­та – его скры­ва­ет в се­бе си­рий­ское до­сье, в рам­ках ко­то­ро­го Рос­сия и Иран вы­сту­па­ют си­ту­а­тив­ны­ми со­юз­ни­ка­ми и яв­ля­ют­ся га­ран­та­ми «аста­нин­ско­го про­цес­са» на­ря­ду с Тур­ци­ей.

«В дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве ин­те­ре­сы Те­ге­ра­на и Моск­вы (в Си­рии. – «НГ» ) сов­па­да­ют не пол­но­стью, по­то­му что рос­сий­ская сто­ро­на за­ин­те­ре­со­ва­на пре­зен­то­вать Си­рию как ис­то­рию сво­е­го успе­ха, ко­то­рый был до­стиг­нут бла­го­да­ря рос­сий­ско­му во­ен­но­му вме­ша­тель­ству, – за­яви­ла «НГ» на­уч­ный со­труд­ник из­ра­иль­ско­го ана­ли­ти­че­ско­го цен­тра «Форум ре­ги­о­наль­но­го мыш­ле­ния» Ели­за­ве­та Цур­ко­ва. – Иран, с дру­гой сто­ро­ны, хо­тел бы под­дер­жи­вать ны­неш­нее «опол­чен­че­ское» со­сто­я­ние си­рий­ских го­су­дар­ствен­ных учре­жде­ний, по­сколь­ку эти во­е­ни­зи­ро­ван­ные фор­ми­ро­ва­ния да­ют воз­мож­ность Ира­ну со­хра­нять бо­лее зна­чи­тель­ное вли­я­ние в Си­рии. Кро­ме то­го, две стра­ны (РФ и Иран. – «НГ» ) кон­ку­ри­ру­ют за не­ко­то­рые фи­нан­со­вые вы­го­ды, ко­то­рые мо­гут быть по­лу­че­ны от си­рий­ских при­род­ных ре­сур­сов и про­ек­тов ре­кон­струк­ции».

Так, вес­ной ны­неш­не­го го­да ста­ло из­вест­но, что иран­ские пред­ста­ви­те­ли ве­дут пе­ре­го­во­ры с си­рий­ским пра­ви­тель­ством о воз­мож­но­сти по­лу­че­ния кон­тро­ля над кон­тей­нер­ным пор­том в провинции Ла­та­кия. По­доб­ные со­об­ще­ния ста­ли по­во­дом го­во­рить о раз­вер­ты­ва­нии иран­ской ба­зы вбли­зи рос­сий­ских во­ен­ных объ­ек­тов в Си­рии и обостре­нии со­пер­ни­че­ства меж­ду Моск­вой и Те­ге­ра­ном в рам­ках си­рий­ско­го кон­флик­та.

Цур­ко­ва, в свою оче­редь, счи­та­ет, что на­пря­жен­ность меж­ду Рос­си­ей и Ира­ном мо­жет уси­лить­ся в бу­ду­щем, но предо­сте­ре­га­ет от то­го, что­бы пре­уве­ли­чи­вать мас­шта­бы этой на­пря­жен­но­сти. Экс­перт за­яви­ла, что два го­су­дар­ства вряд ли ко­гда-ли­бо ста­нут вра­га­ми. «Рос­сия при­зна­ет, что Иран яв­ля­ет­ся круп­ным ре­ги­о­наль­ным иг­ро­ком, и не хо­чет слиш­ком ярост­но про­ти­во­дей­ство­вать ему, а Иран, в свою оче­редь, при­зна­ет, что Рос­сия – на­би­ра­ю­щая си­лу на Ближ­нем Во­сто­ке ино­стран­ная дер­жа­ва, и ви­дит ин­те­рес в том, что­бы под­дер­жи­вать с Крем­лем хо­ро­шие от­но­ше­ния», – за­клю­ча­ет Цур­ко­ва.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.