Вир­ту­оз, ми­стик и ли­рик

Ор­га­нист Кон­стан­тин Во­лост­нов от­кры­ва­ет цикл Ба­ха в Му­зее му­зы­ки

Nezavisimaya Gazeta - - В МИРЕ - Оль­га Пе­сто­ва

12 ок­тяб­ря в Рос­сий­ском на­ци­о­наль­ном му­зее му­зы­ки, что на ули­це Фа­де­е­ва, от­кры­ва­ет­ся цикл кон­цер­тов «Бах. Ор­ган­ная му­зы­ка». Ее ав­тор и ис­пол­ни­тель – по­бе­ди­тель меж­ду­на­род­ных кон­кур­сов Кон­стан­тин Во­лост­нов.

Мо­но­гра­фи­че­ские ба­хов­ские про­грам­мы се­го­дня по­лу­чи­ли новое ды­ха­ние, и, кста­ти, не без по­мо­щи Во­лост­но­ва. В 2012 го­ду он, не бо­ясь по­те­рять вни­ма­ние пуб­ли­ки, из­ба­ло­ван­ной ор­ган­ны­ми «раз­вле­че­ни­я­ми» вро­де джа­за или крос­со­ве­ра, об­ра­тил­ся к стро­го­му, по­пу­ляр­но­му в со­вет­ские го­ды фи­лар­мо­ни­че­ско­му фор­ма­ту. И фор­мат этот ока­зал­ся столь по­пу­ля­рен, что у ор­га­ни­ста ро­ди­лась идея сыг­рать пол­ное со­бра­ние ба­хов­ских тво­ре­ний для «ко­ро­ля ин­стру­мен­тов». До Кон­стан­ти­на Во­лост­но­ва сре­ди оте­че­ствен­ных ис­пол­ни­те­лей лишь дво­им уда­лось охва­тить столь вну­ши­тель­ный объ­ем ге­ни­аль­ной му­зы­ки: ле­ген­дар­ной ор­га­нист­ке риж­ско­го Дом­ско­го со­бо­ра Ев­ге­нии Ли­си­цы­ной и со­ли­сту Мос­ков­ской фи­лар­мо­нии Алек­сан­дру Фи­сей­ско­му.

Осо­бен­но­стью ба­хов­ских мо­но­гра­фи­че­ских ор­ган­ных цик­лов ста­ло то, что и пуб­ли­ка, и, что са­мое неожи­дан­ное, ис­пол­ни­тель от­кры­ли для се­бя со­вер­шен­но незна­ко­мые стра­ни­цы ком­по­зи­то­ра, твор­че­ство ко­то­ро­го, ка­за­лось бы, изу­че­но дос­ко­наль­но. Но имен­но эта ма­ло ис­пол­ня­е­мая му­зы­ка – речь идет о ран­них хо­ра­лах – ока­зы­ва­ет­ся в на­сле­дии ком­по­зи­то­ра са­мой мно­го­чис­лен­ной. Со­при­ка­са­ясь имен­но с эти­ми под­час весь­ма ко­рот­ки­ми пье­са­ми, по сло­вам Во­лост­но­ва, и вспо­ми­на­ешь о непо­кор­ном нра­ве Ио­ган­на Се­бастья­на и о бес­ко­неч­ных на­ре­ка­ни­ях со сто­ро­ны его на­чаль­ства, вы­зван­ных уж очень про­грес­сив­ны­ми со­че­та­ни­я­ми и гар­мо­ни­я­ми.

Имен­но эти пье­сы, а так­же из­вест­ные ток­ка­ты ми ма­жор (на­пи­сан­ная под вли­я­ни­ем Букс­те­ху­де, к ко­то­ро­му за неиме­ни­ем средств Бах вы­нуж­ден был со­вер­шить мно­го­ки­ло­мет­ро­вое пу­те­ше­ствие пеш­ком) и ре ми­нор (ина­че как хи­том ее труд­но на­звать) и во­шли в про­грам­му пер­во­го ве­че­ра, но­ся­ще­го на­зва­ние «Исто­ки».

Но это исто­ки не толь­ко юных лет, это еще исто­ки ма­стер­ства, ко­то­рые Бах жад­но чер­пал в до­ступ­ной ему му­зы­ке. Так, во вре­мя служ­бы в Вей­ма­ре у него по­яви­лась воз­мож­ность познакомит­ься с ита­льян­ски­ми ин­стру­мен­таль­ны­ми кон­цер­та­ми. Бах был столь силь­но впе­чат­лен му­зы­кой Ви­валь­ди, Мар­чел­ло, Аль­би­но­ни, что не толь­ко на­чал ис­поль­зо­вать при­е­мы ком­по­зи­ции ита­льян­цев, но и со­здал мно­же­ство пе­ре­ло­же­ний их му­зы­ки. Так на свет по­яви­лись три ор­ган­ные об­ра­бот­ки кон­цер­тов Ви­валь­ди – вер­сии, ко­то­рые зву­чат се­го­дня ча­ще, неже­ли ори­ги­на­лы. Один из них про­зву­чит в пер­вом кон­цер­те.

Сто­ит ска­зать, что за го­ды ра­бо­ты над ор­ган­ны­ми со­чи­не­ни­я­ми, а это не толь­ко вы­ступ­ле­ния, но и под­го­тов­ка мно­го­чис­лен­ных из­да­ний, сре­ди ко­то­рых аль­бом со все­ми ток­ка­та­ми, со­на­та­ми и кон­цер­та­ми, из­дан­ный фир­мой «Ме­ло­дия» (он стал бест­сел­ле­ром в циф­ро­вом сег­мен­те, на­брав за пер­вый год по­сле ре­ли­за бо­лее мил­ли­о­на ска­чи­ва­ний), Кон­стан­тин Во­лост­нов вы­ра­бо­тал соб­ствен­ный под­ход к фор­ми­ро­ва­нию про­грамм. Бу­дучи вы­пуск­ни­ком Выс­шей шко­лы му­зы­ки в Штут­гар­те и на­пи­тав­шись аутен­тич­ной тра­ди­ци­ей немец­ких цер­ков­ных кон­цер­тов, он уже не мо­жет обой­ти сто­ро­ной со­от­вет­ствие му­зы­ки вре­ме­ни цер­ков­но­го го­да – зна­чи­тель­ная часть хо­раль­ных об­ра­бо­ток мо­гут ис­пол­нять­ся лишь в опре­де­лен­ные дни. Так что мос­ков­ские слу­ша­те­ли смо­гут при­кос­нуть­ся к тра­ди­ци­ям бо­го­слу­же­ния вре­мен Ба­ха.

Сле­ду­ю­щий кон­церт цик­ла (23 но­яб­ря) бу­дет по­свя­щен вир­ту­оз­ной му­зы­ке, ведь при жиз­ни сла­ва Ба­ха-ис­пол­ни­те­ля бы­ла ку­да боль­ше его ком­по­зи­тор­ско­го при­зна­ния. Уже в юные го­ды Бах слыл ве­ли­ко­леп­ным ор­га­ни­стом, его тех­ни­че­ские дан­ные и вла­де­ние ин­стру­мен­том бы­ли за­сви­де­тель­ство­ва­ны со­вре­мен­ни­ка­ми. Де­кабрь­ский кон­церт уже тра­ди­ци­он­но бу­дет при­уро­чен к Рож­де­ству (28 де­каб­ря), по­жа­луй, цен­траль­но­му со­бы­тию за­пад­ной церк­ви. Бог был в серд­це Ба­ха, и прак­ти­че­ски лю­бое его со­чи­не­ние объ­яс­ни­мо с точ­ки зре­ния Свя­то­го Пи­са­ния. Здесь умест­но вспом­нить и при­ня­тую в его вре­ме­на си­сте­му ри­то­ри­че­ских фи­гур, озна­чав­ших вполне кон­крет­ные сим­во­лы, от­сы­ла­ю­щие слу­ша­те­ля к об­ра­зам то­го или ино­го биб­лей­ско­го со­бы­тия. Сю­да мож­но до­ба­вить бо­лее позд­ний ин­те­рес Ба­ха к циф­ро­вой сим­во­ли­ке – циф­ры 3, 7, 21 для него име­ли са­краль­ный ха­рак­тер. Как раз са­краль­но-сим­во­ли­че­ско­му ас­пек­ту ба­хов­ско­го твор­че­ства бу­дет по­свя­ще­на про­грам­ма «Ми­сти­ка» (кон­церт на­зна­чен на день рож­де­ния Ба­ха 21 мар­та). А ар­кой Рож­де­ствен­ско­му ве­че­ру по­слу­жит за­вер­ша­ю­щий кон­церт в этом се­зоне, па­да­ю­щий на пас­халь­ные дни (25 ап­ре­ля). Сре­ди ше­сти кон­цер­тов пер­во­го го­да най­дет­ся ме­сто и Ба­ху-че­ло­ве­ку. В про­грам­му «Ли­ри­ка» Кон­стан­тин Во­лост­нов вклю­чил му­зы­ку, в наи­боль­шей сте­пе­ни от­ра­жа­ю­щую ба­хов­ское лич­ное и субъ­ек­тив­ное (15 фев­ра­ля). Имен­но в этот ве­чер про­зву­чит зна­ме­ни­тая, уни­каль­ная по об­на­жен­но­сти и остро­те тра­гиз­ма Фан­та­зия соль ми­нор, на­пи­сан­ная, по всей ви­ди­мо­сти, как из­ли­я­ние от­ча­я­ния, бо­ли и осо­зна­ния неспра­вед­ли­во­сти по­те­ри ком­по­зи­то­ром пер­вой же­ны, Ма­рии-Бар­ба­ры.

От­дель­но сто­ит ска­зать об ин­стру­мен­те кон­церт­но­го за­ла Му­зея му­зы­ки. Из­го­тов­лен­ный в 1976 го­ду и несколь­ко лет ожи­дав­ший уста­нов­ки в стро­я­щем­ся спе­ци­аль­но для него но­вом за­ле, этот ор­ган – под­лин­ное ди­тя сво­е­го вре­ме­ни. В те го­ды не толь­ко в Ев­ро­пе, но уже и в СССР во­всю гла­вен­ство­вал так на­зы­ва­е­мый Orgelbeweg­ung – дви­же­ние в ор­га­но­стро­е­нии ХХ ве­ка, по­явив­ше­е­ся на волне бур­но рас­ту­ще­го ин­те­ре­са к му­зы­ке ба­рок­ко, ор­ган­ным оли­це­тво­ре­ни­ем ко­то­рой яв­лял­ся Бах. До­воль­но боль­шой по мер­кам ба­хов­ских вре­мен, этот ин­стру­мент пре­крас­но впи­сал­ся в про­стран­ство за­ла, ко­то­рый он на­пол­ня­ет без ка­ких-ли­бо за­труд­не­ний. Эсте­ти­ка то­го вре­ме­ни тре­бо­ва­ла гра­фи­че­ской яс­но­сти му­зы­каль­ных очер­та­ний, что ор­ган Му­зея му­зы­ки и обес­пе­чи­ва­ет спол­на. Клас­си­че­ское зву­ча­ние ор­ган­но­го Pleno (то есть пол­но­го ин­стру­мен­та) пре­крас­но от­ра­жа­ет зву­ко­вую эс­те­ти­ку ба­рок­ко, пом­пез­ную, но и устрем­лен­ную ввысь, а хо­ро­ший вы­бор раз­лич­ных темб­ров их ком­би­на­ций вы­ра­зи­тель­но зву­чит в за­ле.

Для Кон­стан­ти­на Во­лост­но­ва Бах пред­опре­де­лил судь­бу, не оста­вив шан­са на иной вы­бор, неже­ли стать ор­га­ни­стом. По мне­нию му­зы­кан­та, в му­зы­ке Ба­ха есть все, что нуж­но и про­фес­си­о­на­лу, и про­сто лю­бо­му че­ло­ве­ку. Имен­но че­ло­ве­ку – чув­ству­ю­ще­му, мыс­ля­ще­му, со­здан­но­му для гар­мо­нии и добра.

Фо­то с сай­та www.volostnov.ru

В пер­вый ве­чер («Исто­ки») в ис­пол­не­нии Кон­стан­ти­на Во­лост­но­ва про­зву­чат ран­ние хо­ра­лы и из­вест­ные ток­ка­ты Ба­ха.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.