Зе­лен­ский от­ка­зал­ся от при­ме­не­ния си­лы

Пре­зи­дент Укра­и­ны не бо­ит­ся май­да­на и на­де­ет­ся на встре­чу с Пу­ти­ным

Nezavisimaya Gazeta - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Та­тья­на Ив­жен­ко Ки­ев

Пре­зи­дент Укра­и­ны Вла­ди­мир Зе­лен­ский не об­на­ро­ду­ет сте­но­грам­мы сво­их те­ле­фон­ных раз­го­во­ров с пре­зи­ден­том РФ Вла­ди­ми­ром Пу­ти­ным. Он счи­та­ет, что это по­вре­дит про­цес­су уре­гу­ли­ро­ва­ния в Дон­бас­се, че­го, по сло­вам Зе­лен­ско­го, и до­би­ва­ют­ся не­ко­то­рые пред­ста­ви­те­ли преж­ней укра­ин­ской вла­сти. «Ес­ли ка­кие-то лю­ди че­рез ка­кие-то СМИ бу­дут про­сить ме­ня что-то опуб­ли­ко­вать, я нач­ну пуб­ли­ко­вать раз­го­во­ры этих лю­дей с дру­ги­ми ли­де­ра­ми», – пре­ду­пре­дил Зе­лен­ский.

Эти и мно­же­ство дру­гих за­яв­ле­ний пре­зи­дент сде­лал в чет­верг в хо­де пер­вой боль­шой прес­скон­фе­рен­ции. Как из­вест­но, Зе­лен­ский из­бе­гал кон­так­тов с прес­сой в хо­де пред­вы­бор­ной кам­па­нии. А вме­сто обе­щан­ной пресс-кон­фе­рен­ции по ито­гам пер­вых 100 дней на по­сту пре­зи­ден­та в ав­гу­сте он дал ин­тер­вью дру­же­ствен­но­му те­ле­ка­на­лу «1+1».

По­это­му ор­га­ни­зо­ван­ный 10 ок­тяб­ря пресс­ма­ра­фон стал фак­ти­че­ски зна­ком­ством Зе­лен­ско­го с жур­на­ли­ста­ми. Ме­ро­при­я­тие бы­ло ор­га­ни­зо­ва­но необыч­но. В те­че­ние 10 ча­сов гла­ва го­су­дар­ства на­хо­дил­ся в толь­ко от­крыв­шем­ся в Ки­е­ве за­ве­де­нии об­ще­пи­та но­во­го фор­ма­та: зда­ние быв­ше­го за­во­да «Ар­се­нал» бы­ло пе­ре­обо­ру­до­ва­но в двух­этаж­ное от­кры­тое про­стран­ство ре­сто­ра­нов и ка­фе. На вре­мя встре­чи пре­зи­ден­та с жур­на­ли­ста­ми за­ве­де­ние про­дол­жа­ло ра­бо­ту в обыч­ном ре­жи­ме. По­се­ти­те­ли долж­ны бы­ли прой­ти че­рез ра­му ме­тал­ло­ис­ка­те­ля, но не предъ­яв­ля­ли ни­ка­ких до­ку­мен­тов.

Мно­гие из них уже в са­мом за­ве­де­нии узна­ва­ли о пресс-ма­ра­фоне: од­ни недо­воль­но мор­щи­лись, дру­гим нра­ви­лось та­кое со­сед­ство, тре­тьи пы­та­лись до­кри­чать­ся до гла­вы го­су­дар­ства – с пер­во­го эта­жа на бал­кон, где бы­ло ор­га­ни­зо­ва­но об­ще­ние с жур­на­ли­ста­ми.

На встре­чу ак­кре­ди­то­ва­лось око­ло 300 со­труд­ни­ков СМИ. Они под­ни­ма­лись на бал­кон груп­па­ми по 7–10 че­ло­век. На об­ще­ние с каж­дой из групп от­во­ди­лось по пол­ча­са. Но ни­кто не уло­жил­ся в за­пла­ни­ро­ван­ное вре­мя, по­это­му гра­фик за­мет­но сдви­нул­ся. Но­вост­ные те­ле­ка­на­лы ве­ли транс­ля­цию про­ис­хо­дя­ще­го.

Фор­мат объ­яс­нял по­вто­ре­ние во­про­сов. Вла­ди­мир Зе­лен­ский тер­пе­ли­во от­ве­чал, хо­тя в от­дель­ные мо­мен­ты не мог сдер­жать эмо­ций (в част­но­сти, ко­гда ему за­да­ва­ли во­про­сы о по­ли­ти­че­ских мо­ти­вах уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния неко­то­рых быв­ших на­род­ных де­пу­та­тов, о ку­мов­стве при но­вых на­зна­че­ни­ях). Во­об­ще пре­зи­дент вы­гля­дел ис­крен­ним и от­кры­тым (во вто­рой по­ло­вине дня – устав­шим), пы­та­ясь мак­си­маль­но яс­но до­не­сти свою по­зи­цию по всем во­про­сам внут­рен­ней и внеш­ней по­ли­ти­ки.

Са­му ор­га­ни­за­цию пресс-кон­фе­рен­ции мно­гие экс­пер­ты на­ка­нуне объ­яс­ни­ли тем, что Зе­лен­ско­му гро­зит май­дан. Как пи­са­ла «НГ», на 14 ок­тяб­ря в Укра­ине за­пла­ни­ро­ва­ны оче­ред­ные ак­ции про­те­ста про­тив «фор­му­лы Штай­н­май­е­ра» и про­тив от­во­да войск в Зо­ло­том и Пет­ров­ском. 9 ок­тяб­ря про­изо­шли стыч­ки меж­ду пра­во­охра­ни­те­ля­ми на ли­нии раз­гра­ни­че­ния и быв­ши­ми участ­ни­ка­ми АТО, на­пра­вив­ши­ми­ся в Зо­ло­тое, что­бы встать на ме­сто от­ве­ден­ных укра­ин­ских войск.

С во­про­са об ак­ци­ях и на­ча­лось об­ще­ние с прес­сой. Зе­лен­ский ска­зал: «По по­во­ду май­да­на… Я ни­че­го это­го не бо­юсь». Он за­ве­рил, что уй­дет с долж­но­сти «в лю­бой мо­мент, ко­гда об­ще­ство это­го за­хо­чет». И под­черк­нул: «Кро­во­про­ли­тия не бу­дет». Об­ща­ясь с дру­гой груп­пой жур­на­ли­стов, пре­зи­дент ска­зал так­же, что не на­ме­рен санк­ци­о­ни­ро­вать при­ме­не­ние си­лы в от­но­ше­нии ве­те­ра­нов АТО, ко­то­рые от­пра­ви­лись в Зо­ло­тое: «Си­лой и ду­рак мо­жет… Это же непра­виль­ный под­ход! С ве­те­ра­на­ми нуж­но раз­го­ва­ри­вать, объ­яс­нять свою по­зи­цию – как пре­зи­ден­та, как че­ло­ве­ка». Зе­лен­ский от­ме­тил, что в сре­ду он встре­чал­ся с груп­пой тех, кто про­тив от­во­да войск на ли­нии раз­гра­ни­че­ния. По­сле раз­го­во­ра они спро­си­ли, по­че­му гла­ва го­су­дар­ства рань­ше и пуб­лич­но не разъ­яс­нил свою по­зи­цию, от­ме­тил он: «Я им го­во­рю: хлоп­цы, как я дол­жен раз­го­ва­ри­вать с Рос­си­ей? Вы хо­ти­те, что­бы это бы­ла иг­ра в по­кер, в ко­то­рой они зна­ют мои кар­ты? Как я мо­гу всю ин­фор­ма­цию вы­дать? Я со­гла­сен, что ком­му­ни­ка­ция сла­бая. Я знаю, что «по­до­гре­ва­ют» мно­гих лю­дей… И мы зна­ем, кто «по­до­гре­ва­ет».

По ло­ги­ке за­яв­ле­ний Зе­лен­ско­го, за­чин­щи­ком про­те­стов вы­сту­па­ют пред­ста­ви­те­ли про­шло­го со­ста­ва вла­сти во гла­ве с пя­тым пре­зи­ден­том Пет­ром По­ро­шен­ко. «По­че­му По­ро­шен­ко вы­сту­пил про­тив раз­ве­де­ния (сил в Дон­бас­се. – «НГ» )… Он по­чув­ство­вал, что «фор­му­ла Штай­н­май­е­ра» – это клю­чик», – ска­зал Зе­лен­ский. Он при­знал, что его ко­ман­да про­иг­ра­ла это ин­фор­ма­ци­он­ное сра­же­ние на дан­ном эта­пе: «Но в на­ших дру­гих ша­гах по за­щи­те Укра­и­ны нет оши­бок. А ошиб­ка По­ро­шен­ко толь­ко в од­ном, что ему ка­жет­ся, что он мо­жет быть ли­де­ром дру­го­го май­да­на. И он го­тов». По мне­нию Зе­лен­ско­го, ев­ро­пей­цы, вклю­чая са­мо­го Штай­н­май­е­ра, «в шо­ке, по­то­му что его (По­ро­шен­ко. – «НГ» ) ри­то­ри­ка ме­ня­ет­ся по­сле то­го, как из­ме­нил­ся его ста­тус. Но един­ствен­ное, что он за­бы­ва­ет, что он уже не пре­зи­дент. И не то что­бы он за­бы­ва­ет, я бо­юсь, что он в это не ве­рит. Так вот – он про­тив раз­ве­де­ния, и ему ка­жет­ся, что по это­му по­во­ду мо­жет быть май­дан».

На По­ро­шен­ко Зе­лен­ский на­мек­нул и в дру­гой ча­сти ин­тер­вью, ко­гда речь за­шла о пуб­ли­ка­ции сте­но­грамм его раз­го­во­ров с Вла­ди­ми­ром Пу­ти­ным. Пре­зи­дент за­дал жур­на­ли­стам встреч­ный во­прос о том, к че­му бы это при­ве­ло: «При­ве­дет ли к ка­ко­му-ли­бо про­дол­же­нию на­ших встреч (в «нор­манд­ском фор­ма­те». – «НГ» )? Нет. Я не бу­ду ни­че­го пуб­ли­ко­вать, по­то­му что это все на­вре­дит про­цес­су воз­вра­ще­ния лю­дей и пре­кра­ще­нию вой­ны». Зе­лен­ский под­черк­нул: «Мои раз­го­во­ры с пре­зи­ден­том Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции под­креп­ле­ны ре­зуль­та­том – очень слож­ным, очень де­таль­ным, но ре­аль­ным: воз­вра­ще­ние лю­дей (тех, ко­го в пе­ри­од пре­зи­дент­ства По­ро­шен­ко на­зы­ва­ли по­лит­за­клю­чен­ны­ми и во­ен­но­плен­ны­ми. – «НГ» )...» По его мне­нию, об­на­ро­до­ва­ние сте­но­грамм за­бло­ки­ру­ет все про­цес­сы: «Я не иг­раю ни в ка­кие иг­ры, свя­зан­ные с жиз­нью лю­дей. Я не бу­ду ни­че­го пуб­ли­ко­вать, по­то­му что знаю, что это на­вре­дит».

Он от­ме­тил, что ес­ли про­тив­ни­ки бу­дут на­ста­и­вать, то мо­гут быть об­на­ро­до­ва­ны так­же дру­гие раз­го­во­ры: «Но я это­го не де­лаю. По­то­му что я счи­таю, что это непра­виль­но. Да­же ес­ли в этих раз­го­во­рах бы­ла та или иная ри­то­ри­ка… По­то­му что все это по­вли­я­ет – я по­ни­маю, на что: это бу­дут про­бле­мы с за­пад­ны­ми парт­не­ра­ми, про­бле­мы внут­ри на­ше­го об­ще­ства. У нас и так непро­стая си­ту­а­ция».

В це­лом пре­зи­дент весь день убеж­дал пред­ста­ви­те­лей СМИ в том, что на­стро­ен на до­сти­же­ние ми­ра в Дон­бас­се. Он убеж­ден, что имен­но по­это­му за него про­го­ло­со­ва­ло ре­корд­ное чис­ло из­би­ра­те­лей: «Ка­ко­го пре­зи­ден­та из­бра­ло об­ще­ство? Пре­зи­ден­та, ко­то­рый пре­кра­тит вой­ну. Имен­но это моя мис­сия в те­че­ние пя­ти лет»; «Мы хо­тим за­вер­шить вой­ну. У бывшей вла­сти та­ко­го мощ­но­го же­ла­ния не бы­ло. Мы го­то­вы го­во­рить по те­ле­фо­ну, в «нор­манд­ском фор­ма­те», в Мин­ске. Хо­ти­те – да­вай­те дру­гой фор­мат, до­бав­ля­ем к «нор­манд­ско­му ». Гос­по­дин Пес­ков го­во­рит: вот Минск, да­вай­те ид­ти по Мин­ску, и толь­ко. А я так не ду­маю. По­ка что Минск, «нор­манд­ский фор­мат». Сле­ду­ю­щий шаг. Уви­дим, что мы не ре­ша­ем про­бле­му, бу­дем что-то ме­нять».

Вла­ди­мир Зе­лен­ский от­ме­тил, что он был го­тов и к дву­сто­рон­ней укра­ин­ско­рос­сий­ской встре­че: «Об этой встре­че ни­кто не го­во­рит, по­то­му что все про­тив. Я знаю од­но, что эта встре­ча долж­на быть, ес­ли мы хо­тим за­кон­чить вой­ну, но по­ка мы го­во­рим толь­ко о «нор­манд­ском фор­ма­те». Что ка­са­ет­ся пе­ре­го­во­ров ли­де­ров Укра­и­ны, РФ, Гер­ма­нии и Фран­ции, то, по сло­вам Зе­лен­ско­го, Ан­ге­ла Мер­кель сей­час об­суж­да­ет со сто­ро­на­ми да­ту. Ки­ев го­тов в лю­бое вре­мя и в лю­бом ме­сте, от­ме­тил он: «У ме­ня уже есть ва­ри­ан­ты дат, на ко­то­рые мы со­гла­ша­ем­ся, по­то­му что я счи­таю каж­дый день. У ме­ня очень про­сто... Ста­ти­сти­ка та­кая: два дня – один че­ло­век (гиб­нет на ли­нии раз­гра­ни­че­ния в Дон­бас­се. – «НГ» ). Все го­во­рят, ку­да ты рвешь­ся (с ор­га­ни­за­ци­ей встре­чи «нор­манд­ской чет­вер­ки». – «НГ» )? Я рвусь? У ме­ня таб­лич­ка с фа­ми­ли­я­ми: два дня – один че­ло­век. Так нуж­но мне спе­шить?»

В дру­гой ча­сти раз­го­во­ра Зе­лен­ский ска­зал, что у него нет вре­ме­ни: «Ча­си­ки ти­ка­ют… Каж­дый день – лю­ди, лю­ди, лю­ди… Кто-то вы­ез­жа­ет, кто-то гиб­нет на кон­такт­ной ли­нии. Смот­ря прав­де в гла­за, нуж­но ска­зать: да, так и есть, по­это­му нуж­но за­кон­чить вой­ну ». Он от­ме­тил, что сей­час уже, воз­мож­но, «и рос­сий­ская сто­ро­на уста­ла от это­го про­цес­са. Все по­ни­ма­ют, что Укра­и­на ни­ко­гда не сдаст свою тер­ри­то­рию и свою неза­ви­си­мость».

Что ка­са­ет­ся «фор­му­лы Штай­н­май­е­ра», то пре­зи­дент под­черк­нул, что сей­час это толь­ко ре­ше­ние об об­щем под­хо­де к уре­гу­ли­ро­ва­нию. По­сле­до­ва­тель­ность дей­ствий долж­на об­суж­дать­ся в «нор­манд­ском фор­ма­те». Там же сле­ду­ет го­во­рить и о ми­ро­твор­че­ской мис­сии: «По по­во­ду ми­ро­твор­цев: под­ни­ма­ет­ся этот во­прос, и я ду­маю, что это од­но из на­прав­ле­ний, ко­то­рое мы бу­дем об­суж­дать офи­ци­аль­но в «нор­манд­ском фор­ма­те». Я вам го­во­рил, что я за то, что­бы эта мис­сия бы­ла на гра­ни­це меж­ду Укра­и­ной и Рос­си­ей».

Как из­вест­но, рос­сий­ская сто­ро­на ра­нее вы­сту­пи­ла ка­те­го­ри­че­ски про­тив раз­ме­ще­ния ми­ро­твор­цев на сво­ей гра­ни­це, по­сколь­ку не при­зна­ет сво­е­го уча­стия в кон­флик­те в Дон­бас­се. Дру­гие ре­ше­ния, ко­то­рые мо­гут быть при­ня­ты на встре­че «чет­вер­ки», по сло­вам Зе­лен­ско­го, нуж­но бу­дет из­ло­жить в но­вом за­коне об осо­бом ста­ту­се Дон­бас­са (об осо­бен­но­стях мест­но­го са­мо­управ­ле­ния в от­дель­ных рай­о­нах До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стей). Вла­ди­мир Зе­лен­ский в оче­ред­ной раз за­явил, что его ко­ман­да не пе­рей­дет «крас­ные ли­нии», ка­са­ю­щи­е­ся тер­ри­то­ри­аль­ной це­лост­но­сти и су­ве­ре­ни­те­та го­су­дар­ства: «Ка­ким бу­дет но­вый за­кон? Мы го­то­вы об­суж­дать с жур­на­ли­ста­ми, с об­ще­ством. И толь­ко по­сле это­го – с Вер­хов­ной ра­дой, а по­том – го­ло­со­ва­ние».

На­ка­нуне необыч­ной пресс-кон­фе­рен­ции не­ко­то­рые укра­ин­ские экс­пер­ты пред­по­ла­га­ли, что ко­ман­да Зе­лен­ско­го устро­ит оче­ред­ное шоу, при­зван­ное по­вли­ять на эмо­ции зри­те­лей и от­клю­чить трез­вую оцен­ку си­ту­а­ции. В чет­верг ока­за­лось, что это не так: ма­ра­фон, про­дол­жав­ший­ся це­лый день, поз­во­лил укра­ин­цам уви­деть, ка­кой на са­мом де­ле Вла­ди­мир Зе­лен­ский, как он об­ща­ет­ся, ре­а­ги­ру­ет, что ду­ма­ет, из че­го ис­хо­дит в при­ня­тии ре­ше­ний, о чем пе­ре­жи­ва­ет. По су­ти, ста­ло по­нят­но, за ко­го пол­го­да на­зад про­го­ло­со­ва­ли 73% лю­дей. «Я – жи­вой че­ло­век. Как вы», – несколь­ко раз об­ра­щал­ся Зе­лен­ский к жур­на­ли­стам и че­рез них к зри­те­лям. По­ве­ри­ли ли ему, ста­нет по­нят­но 14 ок­тяб­ря.

Фо­то Reuters

Вла­ди­мир Зе­лен­ский дал са­мую необыч­ную для пре­зи­ден­та пресс-кон­фе­рен­цию.

Фо­то с сай­та www.lug-info.com

Вла­ди­мир Зе­лен­ский сво­ей глав­ной за­да­чей счи­та­ет пре­кра­ще­ние вой­ны и нор­ма­ли­за­цию жиз­ни в Дон­бас­се.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.