Вс­по­ми­ная Ави­ньон

О ни­зи­нах и вы­со­тах круп­ней­ше­го те­ат­раль­но­го фе­сти­ва­ля

Nezavisimaya Gazeta - - СТИЛЬ ЖИЗНИ -

Ави­ньон­ский фе­сти­валь – круп­ней­ший те­ат­раль­ный фе­сти­валь ми­ра по ко­ли­че­ству по­ста­но­вок в од­ном го­ро­де за од­но ле­то. Ави­ньон­ский фе­сти­валь – это це­лый ме­сяц спек­так­лей нон­стоп, тро­га­тель­ных пред­став­ле­ний без слов, дра­ма­ти­че­ских пьес, со­бран­ных жиз­не­стой­ки­ми ди­рек­то­ра­ми, сыг­ран­ных неуто­ми­мы­ми ак­те­ра­ми, от­с­мот­рен­ных вдох­нов­лен­ны­ми зри­те­ля­ми. Все это безу­мие жиз­ни и бес­ко­неч­ной энер­гии про­хо­дит в Intramuros (в сте­нах) неболь­шо­го го­ро­да Ави­ньо­на на юге Фран­ции. И не­смот­ря на 73-й се­зон, фе­сти­валь остав­ля­ет сла­дост­ное по­сле­вку­сие, это фе­сти­валь юный, бод­рый, пред­ла­га­ю­щий свой взгляд на стре­ми­тель­ную со­вре­мен­ность.

Ави­ньон – это при­реч­ные ска­лы воз­вы­шен­но­го го­род­ка, об­хва­чен­ные ши­ро­кой Ро­ной, где, по сло­вам ры­ба­ков, пла­ва­ют со­мы в 2 м дли­ной, и они, го­во­рят, мо­гут съесть че­ло­ве­ка. В цен­тре Ави­ньо­на цар­ству­ет Пап­ский дво­рец. К нему ве­дут все узень­кие и кру­го­вые улоч­ки го­ро­да. С на­ча­лом фе­сти­ва­ля ти­хий про­вин­ци­аль­ный Ави­ньон пре­вра­ща­ет­ся в на­сто­я­щее го­ро­ди­ще: что толь­ко не го­ро­дят при­ез­жие ар­ти­сты!

Глав­ная ули­ца Rue de la Republique за­топ­ле­на ре­зи­ден­ству­ю­щи­ми труп­па­ми и при­ез­жи­ми зри­те­ля­ми. К сча­стью, в го­ро­де преду­смот­ре­ны марш­ру­ты для тех, кто не хо­чет тес­нить­ся в тол­пе, – по об­ход­ным ста­рин­ным улоч­кам, ме­нее люд­ным, бо­лее уют­ным, – так то­же мож­но до­брать­ся ку­да угод­но. Но вез­де ли­ку­ют ар­ти­сты, под­жи­да­ют на каж­дом уг­лу!

Боль­шин­ство те­ат­ри­ков фе­сти­ва­ля рас­по­ло­же­ны в Intramuros го­ро­да. За па­ру дней до от­кры­тия го­род ок­ку­пи­ру­ют гру­зо­ви­ки с де­ко­ра­ци­я­ми и при­ез­жие труп­пы. Мест­ные жи­те­ли пла­чут, не мо­гут про­ехать, злят­ся на фе­сти­валь, на ар­ти­стов, на ор­га­ни­за­то­ров, на «по­на­е­хав­ших» ту­ри­стов, кри­чат на всю улицу: как мне прой­ти к се­бе до­мой?! Но те ави­ньон­цы, что то­ро­пят­ся не до­мой, а из до­ма – в те­атр, – эти жи­те­ли спол­на це­нят тот шанс, что им вы­пал.

Ави­ньон­ский фе­сти­валь де­лит­ся на про­грам­му In, ко­то­рая идет 20 дней под­ряд, и про­грам­му Off, для­щу­ю­ся 24 дня. Это офи­ци­аль­ная и неофи­ци­аль­ная про­грам­мы фе­сти­ва­ля. При­сут­ствуя на спек­так­ле, уже не так важ­но, в рам­ках ка­кой про­грам­мы на­хо­дишь­ся, смот­реть ин­те­рес­но все! Тем бо­лее что ка­че­ство спек­так­лей аб­со­лют­но не име­ет от­но­ше­ния к ка­те­го­рии, в ко­то­рой спек­такль за­яв­лен. Про­ва­лы и вы­стре­лы слу­ча­ют­ся вез­де.

Офи­ци­аль­ная и неофи­ци­аль­ная про­грам­ма – это все-та­ки два раз­ных по стро­е­нию пе­чат­ных бук­ле­та, вви­ду раз­но­го ко­ли­че­ства спек­так­лей. Бук­ле­ты с анон­са­ми спек­так­лей до­ступ­ны лю­бо­му зри­те­лю бес­плат­но в каж­дом те­ат­ре го­ро­да, а та­к­же в офи­се ту­риз­ма. Каж­дое ут­ро в те­ат­ры стоп­ка­ми за­во­зят бук­ле­ты, ко­то­рые быст­ро рас­хо­дят­ся сре­ди ту­ри­стов в те­че­ние дня. Про­грам­мы от­ли­ча­ют­ся раз­ным взгля­дом. Офи­ци­аль­ная про­грам­ма (In) – ин­тер­на­ци­о­наль­ная, на­прав­лен­ная на про­бле­мы ми­ро­во­го мас­шта­ба. Спек­так­ли In иг­ра­ют­ся в боль­ших те­ат­рах го­ро­да или в по­ме­ще­ни­ях на от­кры­том воз­ду­хе, адап­ти­ро­ван­ных под спек­такль (внут­рен­ний двор Пап­ско­го двор­ца или двор аб­бат­ства Кар­ма (Cloitre des Carmes), на­при­мер). Неофи­ци­аль­ная про­грам­ма (Off) – се­мей­ная, рас­смат­ри­ва­ю­щая яв­ле­ния бо­лее при­сталь­но. Спек­так­ли Off иг­ра­ют­ся со­от­вет­ствен­но на бо­лее ка­мер­ных пло­щад­ках Ави­ньо­на. В каж­дом те­ат­ре с са­мо­го утра до по­лу­но­чи идут спек­так­ли. У каж­дой труп­пы – свое вре­мя в каж­дом те­ат­ре на весь фе­сти­валь. Труп­па мо­жет взять се­бе один вы­ход­ной день, так на­зы­ва­е­мый relache (фр. «от­ме­на спек­так­ля»), а мо­жет и не брать и иг­рать все 24 дня под­ряд на из­нос.

Эк­зо­ти­кой Ави­ньо­на яв­ля­ют­ся сточ­ные ка­на­вы, чей за­пах сме­ло про­би­ва­ет­ся на по­верх­ность. Чув­ству­ешь се­бя как в по­за­про­шлом ве­ке, вонь под­ни­ма

ет­ся слов­но с са­мо­го дна ка­на­ли­за­ции. В на­ча­ле фе­сти­ва­ля труп­па ду­ма­ет, что зло­во­ние про­длит­ся все­го день. В сле­ду­ю­щую неде­лю ра­бот­ни­ки те­ат­ра тер­пят бес­ко­неч­ные жа­ло­бы ар­ти­стов на несмол­ка­ю­щий за­пах. Че­рез неде­лю, по­ни­мая, что за­ткнуть зло­во­ние не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным, ар­ти­сты за­ты­ка­ют нос (да­же па­ри­жане) или стой­ко сно­сят ис­хо­дя­щие из-под зем­ли аро­ма­ты. Нече­го жа­ло­вать­ся, до­ро­гие ар­ти­сты. Ведь ес­ли вы жи­ве­те в фур­гоне во вре­мя фе­сти­ва­ля, вы мо­же­те при­хо­дить в те­атр мыть­ся во вре­мя оче­ред­но­го Ка­мю или «17-го ок­тяб­ря» (мно­гие фран­цуз­ские ав­то­ры и ре­жис­се­ры в этом го­ду вспо­ми­на­ли в сво­их спек­так­лях Па­риж­скую рез­ню 17 ок­тяб­ря 1961 го­да, ко­гда фран­цуз­ские жан­дар­мы жест­ко по­да­ви­ли де­мон­стра­цию ал­жир­цев, вы­сту­пив­ших про­тив вой­ны).

Во вре­мя фе­сти­ва­ля та­к­же про­ис­хо­дит уди­ви­тель­ный факт: пе­ре­во­ра­чи­ва­ют­ся су­ще­ству­ю­щие о зри­те­ле и ак­те­ре сте­рео­ти­пы. И имен­но зри­тель ока­зы­ва

ет­ся в до­ми­ни­ру­ю­щей по­зи­ции, раз­гу­ли­вая по го­ро­ду, как звез­да. Уго­ждай­те пуб­ли­ке, гос­по­да ар­ти­сты! Раз­да­вая фла­е­ры, ак­те­ры об­ха­жи­ва­ют зри­те­ля, со­блаз­ня­ют его яр­ки­ми ре­ча­ми и ко­стю­ма­ми, как си­ре­ны, за­ма­ни­ва­ют сла­дост­ны­ми пес­ня­ми в ло­го­во сво­е­го спек­так­ля и сво­ей ис­то­рии. Ино­гда зри­тель на­столь­ко при­вы­ка­ет к по­доб­ной це­ре­мо­нии, что, бе­ря фла­ер из рук раз­го­ря­чен­но­го ар­ти­ста, не це­ре­мо­нясь, на­чи­на­ет им об­ма­хи­вать­ся – лет­нюю жа­ру юж­но­го го­ро­да, в этом го­ду осо­бен­но удав­шу­ю­ся, ни­кто не от­ме­нял. За­ме­тив недо­стой­ное при­ме­не­ние сво­ей про­грамм­ки, ак­тер­ская гор­дость, раз­за­до­рен­ная празд­нич­ной ат­мо­сфе­рой фе­сти­ва­ля, на­го­ня­ет ак­те­ра, ак­тер, в свою оче­редь, на­го­ня­ет об­наг­лев­ше­го зри­те­ля и су­хо про­из­но­сит: вер­ни­те про­грамм­ку, я жду.

На то, что­бы хо­дить в те­атр каж­дый день несколь­ко дней под­ряд, ну­жен опре­де­лен­ный бюд­жет. Зри­те­ли при­ез­жа­ют ми­ни­мум на несколь­ко дней фе­сти­ва­ля. Со­ри­ен­ти­ру­ем­ся по це­но­вым ка­те­го­ри­ям: в Москве в Го­голь-цен­тре на спек­так­ли Ки­рил­ла Се­реб­рен­ни­ко­ва це­ны от 4000 руб. и вы­ше, а на Ави­ньон­ском фе­сти­ва­ле на его по­ста­нов­ки сту­ден­ты от­да­ют все­го 14 ев­ро или 10 ев­ро по спе­ци­аль­но­му пред­ло­же­нию (800–1000 руб.), а взрос­лые – 20 ев­ро (1500 руб.). И это в Ев­ро­пе, в од­ной из са­мых до­ро­гих стран, на круп­ней­шем те­ат­раль­ном фе­сти­ва­ле ми­ра...

Что­бы иг­рать на Ави­ньон­ском фе­сти­ва­ле, нуж­но в сред­нем рас­счи­ты­вать на 30 000 ев­ро в се­зон, то есть на ме­сяц фе­сти­ва­ля. Ча­ще все­го фран­цуз­ские труп­пы при­ез­жа­ют с гран­та­ми, опла­чи­ва­ю­щи­ми по­ло­ви­ну этой сто­и­мо­сти. Од­на­ко вто­рую по­ло­ви­ну при­хо­дит­ся до­бы­вать са­мим: на ре­клам­ную ком­па­нию, на про­жи­ва­ние, на еду... Что­бы пол­но­цен­но участ­во­вать в лет­нем за­бе­ге, сто­ит по­жить в Ави­ньоне ми­ни­мум пол­ме­ся­ца. И здесь глав­ный во­прос: за­чем они это де­ла­ют? Тра­тят столь­ко де­нег и сил? От­вет прост: ра­ди искус­ства и ра­ди то­го, что­бы ис­кус­ство

жи­ло, то есть кор­ми­ло се­бя и сво­их «про­из­во­ди­те­лей». Ведь Ави­ньон­ский фе­сти­валь яв­ля­ет­ся круп­ней­шим те­ат­раль­ным рын­ком: ак­те­ры про­да­ют свой про­дукт, ме­не­дже­ры те­ат­ров со­вер­ша­ют по­куп­ки – спек­так­ли рас­ку­па­ют­ся на се­зо­ны впе­ред.

Ави­ньон­ский фе­сти­валь – это та­к­же вре­мя ста­жи­ро­вок для сту­ден­тов. Ра­бо­тать на фе­сти­ва­ле съез­жа­ют­ся со всех угол­ков Фран­ции: убор­щи­ка­ми, в тех­ни­че­скую ко­ман­ду те­ат­ра на свет и звук, в кас­сы на продажу би­ле­тов, на те­ле­фон бро­ни­ро­вать би­ле­ты, на раз­да­чу фла­е­ров, на за­пуск зри­те­лей... День­ги неболь­шие, но на них мож­но снять жи­лье на весь июль, успеть и, уло­жив­шись в за­ра­бот­ный бюд­жет, по­хо­дить по спек­так­лям. Ин­те­рес­но, как раз­лич­ные, ка­за­лось бы, не име­ю­щие от­но­ше­ния к ис­кус­ству струк­ту­ры на­хо­дят свои ла­зей­ки, дабы по­чув­ство­вать се­бя при­част­ны­ми к фе­сти­ва­лю. На­при­мер, ап­те­ки. Име­ют, ка­за­лось бы, не са­мое пря­мое от­но­ше­ние к ис­кус­ству, а то­же на­шли се­бе при­ме­не­ние. За ме­сяц непре­рыв­ных спек­так­лей ак­те­ры за­ча­стую те­ря­ют го­ло­са. И тут на по­мощь при­хо­дит Potion magique, «вол­шеб­ный на­пи­ток» для го­ло­со­вых свя­зок на ос­но­ве трав, за­по­ло­нив­ший ап­теч­ные пол­ки с над­пи­сью S.O.S.

Алек­сандра Ми­хай­лов­на Ко­ко­ре­ва – те­ат­ро­вед.

Фо­то © Sharlie Evans/Festival d'Avignon

Ави­ньон во вре­мя фе­сти­ва­ля, не все­гда к ра­до­сти его жи­те­лей, за­пол­нен «по­на­е­хав­ши­ми».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.