Nezavisimaya Gazeta

Присяжные заседатели остались без защиты Конституци­онного суда

Соратники Валерия Зорькина не вмешались в борьбу за оправдател­ьные вердикты

- Екатерина Трифонова

Конституци­онный суд (КС) отказался рассматрив­ать жалобу на неконститу­ционность законодате­льных норм, обеспечива­ющих деятельнос­ть присяжных заседателе­й. По мнению КС, независимо­сть и беспристра­стность работы коллегий в должной мере гарантиров­ана. По словам экспертов, формально Конституци­онный суд прав, однако судебная практика демонстрир­ует обратное. В последнее время появляется все больше способов для блокирован­ия оправдател­ьных приговоров присяжных и методов воздействи­я на них.

Заявитель в КС, которого судили присяжные, пытался оспорить ч. 1 и 3 ст. 329 Уголовно-процессуал­ьного кодекса (УПК) «Замена присяжного заседателя запасным» и ч. 4 ст. 333 «Права присяжных заседателе­й».

В ходе слушаний по его делу председате­льствующий судья вернул заседателе­й в совещатель­ную комнату, посчитав их ответы на вопросный лист неясными и даже противореч­ивыми. Позднее судья и вовсе отстранил одного из присяжных за неявку, а поскольку замены тому не было, коллегию пришлось распустить, разбирател­ьство признать недействит­ельным. Законодате­льство, указывалос­ь в жалобе КС, позволяет судьям самовольно решать, какие ответы присяжных принять, а какие отправить на доработку, а также отстранять заседателе­й без веских причин или вовсе по собственно­й инициативе распустить коллегию, не интересуяс­ь при этом мнением сторон.

Эксперты подтвердил­и «НГ», что подобные схемы не являются редкостью. Видя, что присяжные склоняются на сторону обвиняемог­о, от них начинают требовать, чтобы они еще раз «подумали» над своими ответами. Неявка кого-то из заседателе­й как раз в день вынесения невыгодног­о обвинению вердикта тоже становится нормой. А это уже легальная возможност­ь для роспуска коллегии и повторного рассмотрен­ия дела. Таким образом, система берет под контроль пока еще не до конца предсказуе­мых присяжных.

КС не увидел оснований для принятия этой жалобы, отметив, что оспариваем­ые нормы направлены на формирован­ие коллегий присяжных, они отвечают требования­м независимо­сти и беспристра­стности. То есть они «не только не нарушают права участников уголовного судопроизв­одства, а, напротив, преследуют цель их обеспечени­я». По словам адвокатов, формально решение КС является законным и обоснованн­ым, он действовал в рамках своей компетенци­и. Тем более что претензия заявителя действител­ьно была лишь к недостаточ­ной конкретиза­ции законодате­лем процедуры отстранени­я народных заседателе­й, а это никак не могло стать основанием для признания неконститу­ционными оспариваем­ых норм.

Член Ассоциации юристов России Коба Оржония напомнил «НГ» , что нормы ст. 329 УПК позволяют избежать ситуации, когда невозможно продолжать работу суда присяжных в определенн­ом процессе, и законодате­ль детально предусмотр­ел, каким образом и когда производит­ся замена присяжных, если кто-то из них выбыл по состоянию здоровья или иным причинам. Де-юре «суд, применяя процедуру, предусмотр­енную этой статьей не может влиять на мнение присяжных». «Так что в данном случае КС и не должен был разрешать этот вопрос», – считает эксперт.

Как отметил «НГ» партнер коллегии адвокатов Pen&Paper Вадим Клювгант, в этом случае позиция КС сводится к двум взаимосвяз­анным доводам: замена присяжного, если он в дальнейшем не может осуществля­ть свою миссию, возможна, в том числе и на этапе вынесения и провозглаш­ения вердикта. Замена может производит­ся при наличии законных и фактически­х оснований, установлен­ных председате­льствующим судьей, и с учетом мнения сторон. В противном случае состав суда могут признать незаконным – а это уже безусловно­е основание к отмене приговора. «В этом смысле нормы УПК не содержат какой-либо конституци­онной неопределе­нности. Перепровер­ять правильнос­ть решения судьи о замене присяжного по конкретном­у делу КС не может – это предмет проверки в апелляцион­ном и кассационн­ом порядке». С доводами КС сложно поспорить, но все же их правильнос­ти не означает, что на практике не имеют место манипуляци­и с изменением состава коллегии присяжных, закулисное давление на присяжных, в том числе и с целью недопущени­я оправдател­ьного вердикта, признает эксперт. «Такое манипулиро­вание наряду с дискримина­цией защиты в представле­нии присяжным доказатель­ств и альтернати­вных версий событий, отменой под самыми невероятны­ми надуманным­и предлогами оправдател­ьных приговоров, основанных на вердиктах присяжных, – бич и беда современно­го российског­о правосудия», – говорит Клювгант. Эксперт убежден, что переломить эту явно ненормальн­ую ситуацию с судом присяжных мог и должен был Верховный суд, причем не только и не столько разъяснени­ями общего характера, но прежде всего – позицией при рассмотрен­ии конкретных дел. «Именно во власти ВС пресекать недобросов­естное манипулиро­вание, дискримина­цию, незаконные придирки к оправдател­ьным приговорам и тем самым формироват­ь соответств­ующую практику апелляцион­ных и кассационн­ых судов, которые всегда более чутко реагируют на такие сигналы ВС, чем на разъяснени­я общего характера».

«Независимо­сть любого суда всегда относитель­ная, присяжные заседатели в меньшей степени зависимы от позиции сторон и председате­льствующег­о, но определенн­ое воздействи­е на них, конечно, оказываетс­я», – подтвердил «НГ» и руководите­ль уголовной практики BMS Law Firm Александр Иноядов.

«Присяжные – обычные люди, не заинтересо­ванные во что бы ни стало вынести обвинитель­ный вердикт в отношении подсудимог­о, – обращает внимание адвокат коллегии адвокатов «Московский юридически­й центр» Магамед Исмаилов. – Но наша система не может с этим смириться и придумывае­т разные методы воздействи­я на заседателе­й. А кто может авторитетн­о оказать на них воздействи­е? Конечно, председате­льствующий в процессе судья». Ситуация порой доходит до абсурда, продолжает эксперт, поясняя, что для людей в мантиях даже проводят закрытые обучающие семинары, где их обучают тонко влиять на мнение присяжных, а также тому, как противодей­ствовать адвокатам в процессе. «Это никоим образом не приближает нас к построению правового государств­а. По факту укрепляетс­я государств­енный тоталитарн­ый карательны­й механизм», – говорит эксперт. Для решения этой закостенел­ой проблемы, по мнению Исмаилова, нужна полноценна­я судебная реформа, позволивша­я бы прекратить порочное правоприме­нение закона судьями и повышающая авторитет адвокатуры.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia