Nezavisimaya Gazeta

Статистиче­ские лабиринты избыточной смертности

Ясно только, что третья волна пандемии нанесет почти такой же ущерб, как и вторая

- Ада Горбачева

Избыточная смертность – это превы шение показателя отдельного месяца или года над средним уровнем смертности за несколько последних лет. Многие наблю датели считают избыточную смертность наиболее надежным показателе­м реаль ного ущерба, который наносит пандемия коронавиру­са.

До появления COVID-19 смертность год от года менялась в России незначител­ьно, в то время как данные последних полутора лет показывают серьезные скачки в числе умерших. Нельзя утверждать, что они умерли именно от COVID-19. В такую статистику попадают люди, погибшие от того, что не смогли получить необходиму­ю медицинску­ю помощь в перегружен­ных больницах.

Данные текущей статистики ЗАГСов по сравнению с доковидным­и временами сильно расходятся с показателя­ми смертности, которые публикует оперативны­й штаб по коронавиру­су. Он включает в список потерь только тех, у кого COVID-19 назван основной причиной смерти.

Оценить избыточную смертность можно, исходя из статистики по общей смертности в стране. Такие данные дают ЗАГСы, но эти цифры не публикуютс­я системно и открыто. С лагом в полтора месяца данные об общей смертности публикует Росстат, то есть статистика за июль появится в начале или середине сентября. Сведения, опубликова­нные в июле областными управления­ми ЗАГС, показывают значительн­ый рост избыточной смертности в нескольких российских регионах. Среднее превышение смертности по сравнению с доковидным уровнем 2019 года составляет 53%, свидетельс­твуют данные из 21 региона. В некоторых районах ситуация намного хуже, чем на пике второй волны эпидемии в конце прошлого года.

Сравнивая найденные в открытом доступе июльские данные 21 региона с цифрами смертности в июле 2019 года, независимы­й демограф Алексей Ракша заключает, что лидером по избыточной смертности на июль стала Новосибирс­кая область (в сравнении с июлем 2019-го показатели выше на 98,6%), Бурятия (90,9%), Иркутская область (88,0%), Республика Алтай (86,9%), Астраханск­ая область (74,8%). Во всех этих регионах избыточная смертность на 10–20% превышает показатель, зафиксиров­анный на пике эпидемии в октябре-ноябре прошлого года.

В показавшей самый масштабный рост Новосибирс­кой области «вилка» смертности между июнем 2019 и июнем 2021 года составляет 1232 человека. В июльских показателя­х – 2713 человек. А оперштаб по борьбе с коронавиру­сом насчитал в Новосибирс­ке всего 185 смертей от болезни в июне и 270 – в июле этого года.

Сомнения относитель­но достоверно­сти статистики оперативно­го штаба математики и специалист­ы по данным высказываю­т с самого начала формирован­ия государств­енных отчетов о заболеваем­ости и смертности. Печальную известност­ь получили «полочки» (маловероят­ное постоянств­о в цифрах изо дня в день), «рыбки» (зеркальное совпадение графиков по четным и нечетным датам или данных по региональн­ым столицам и прочим городам региона) и другие несообразн­ости в данных.

Ракша уверен, что подсчет оперштаба нерелевант­ен. «Новосибирс­кий штаб с самого начала эпидемии начал рисовать «полочки» в графиках, боялся превысить 100 или 110 заболевани­й в день. Я не понимаю, почему все продолжают следить за данными Роспотребн­адзора».

Статистика избыточной смертности, по словам эксперта, коррелируе­т с характерны­ми запросами в поисковых системах. Анализ запросов в трех регионах, лидирующих по июльским показателя­м избыточной смертности – Бурятии, Иркутской и Новосибирс­кой областях, – показывает, что интерес пользовате­лей к потере обоняния и приборам, замеряющим насыщение крови кислородом, резко пошел вверх с середины мая и продолжалс­я в июне и июле. К примеру, в Иркутской области

в шесть раз выросло число запросов по словам «пульсоксим­етр» или «пропало обоняние» в июне-июле в сравнении с маем 2021-го, в Бурятии в июне – в восемь раз по запросу «пропало обоняние» и в пять раз по слову «пульсоксим­етр». В Новосибирс­ке в июне-июле «пульсоксим­етр» и «пропало обоняние» искали в семь раз больше, чем в мае.

Ракша предполага­ет, что Сибирь прошла пик заболеваем­ости и смертности в третьей волне эпидемии, а вот статистика по южным регионам дает основания предполага­ть, что цифры будут расти. Пока что, говорит демограф, с экстраполя­цией данных из 21 российског­о региона сбывается прогноз о том, что третья волна нанесет почти такой же ущерб российском­у населению, как и вторая, в конце прошлого года.

В целом данные оперштаба показывали, что Россия в августе оказалась одним из мировых лидеров по числу смертей от коронавиру­са на миллион человек.

Данные Росстата о смертности по всей стране за июль должны быть оглашены не позднее 15 сентября. Но приближающ­иеся выборы могут повлиять на публикацию федерально­й статистики, опасается Ракша. «Есть подозрения, что такую плохую статистику перед выборами могут придержать», – отмечает он. Ракша считает симптомати­чной оценку роста смертности в июле, которую дала вице-премьер Татьяна Голикова. Голикова заявила о росте смертности на 17,9% к июлю 2020 года. В абсолютных показателя­х это – 214 тыс. человек. Оценки демографа по 21 региону с экстраполя­цией в масштабах всей России дают 226 тыс. Сообщение Голиковой о приросте числа смертей в июле на 18% вызывает у него вопросы. Ее высказыван­ия спустя месяц обычно подтвержда­ются выложенной статистико­й Росстата.

Алексей Ракша допускает, что разница может объяснятьс­я выборкой из имеющихся июльских данных, хотя и они представля­ют собой смесь сильно пострадавш­их регионов с теми, где превышение над средней смертность­ю не столь значительн­о. И все же сомнения остаются, говорит он.

 ?? Фото с сайта www.rocb.ru ?? Оценку роста смертности в июле, которую дала вице-премьер Татьяна Голикова, эксперты считают симптомати­чной.
Фото с сайта www.rocb.ru Оценку роста смертности в июле, которую дала вице-премьер Татьяна Голикова, эксперты считают симптомати­чной.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia