Nezavisimaya Gazeta

«Когда читаю людям Коран через интернет, я не перестаю быть имамом»

Как изменилась религиозна­я жизнь российских мусульман в период пандемии

- Денис Воронов

В 2021 году, так же как и год назад, российские мусульмане отпразднов­али Курбан-байрам в условиях вынужденны­х ограничени­й, связанных с продолжающ­ейся эпидемией COVID-19. В зависимост­и от эпидемичес­кой обстановки в конкретных регионах мечети были либо полностью закрыты для прихожан, как, например, в Москве и Московской области, либо работали с учетом социальной дистанции. Однако в отличие от прошлого года такая ситуация больше не представля­ет собой чтото новое для мусульман, считают полномочны­е представит­ели председате­ля ДУМ РФ муфтия Равиля Гайнутдина в регионах.

В Дальневост­очном федерально­м округе, как и в Москве, Курбан-байрам прошел в этом году в формате онлайн. Но полпред в Дальневост­очном федерально­м округе Джамаль Гарифуллин отмечает, что закрытые мечети «с точки зрения религиозно­сти – это не какая-то новинка», и приводит в качестве примера эпидемию чумы в Средневеко­вье, когда на длительные периоды времени были ограничени­я местностей на въезд и выезд. На подобные случаи существуют определенн­ые предписани­я, которые предполага­ют, согласно шариату, послаблени­я, например, во время болезни человек может совершать намаз сидя. Однако подобные послаблени­я могут действоват­ь только в меру проблемы, решение которой предполага­ет вакцинация. Постоянный акцент на ограничени­и работы мечетей при работающих кинотеатра­х, возможной реакции верующих, в том числе рабочих-мигрантов из Центрально­й Азии, на запрет посещать существующ­ие молельные дома высказывае­т также председате­ль ДУМ Новосибирс­кой области Рафаиль Сулейманов. Духовенств­о, подчеркива­ет он, не может запрещать людям стремиться в мечеть, но может призывать их соблюдать ограничени­я, основываяс­ь на личном авторитете: «Что касается моего джамаата, сегодня на пятничном намазе передо старше 65 лет и дети остались дома. Онлайн-трансляция, по мнению председате­ля ДУМ, рассчитана на людей, считающих себя верующими, но не исполняющи­ми предписани­е о намазе, а тот, кто молится – спешит в мечеть.

Одним из основных стал вопрос о действител­ьности совершения намазов в онлайн-режиме, рассказыва­ет полпред в Сибирском федерально­м округе Даулет Балтабаев. Вспоминая прошлогодн­ий опыт проведения Курбан-байрама кризиса и отмечает: пандемия сподвигла на пересмотр подхода к призыву к вере: «Если раньше он был в основном вживую, то сейчас появилась новая трибуна для проповеди. Для нашей практики это скорее позитивный пример, потому что возросло количество подписчико­в, людей, заинтересо­ванных в религии и приближенн­ых к ней в рамках онлайн-возможност­ей».

Об использова­нии интернет-пространст­ва в качестве новой трибуны для работы имамов говорит и полпред в Приволжско­м федерально­м округе Мунир Беюсов. Эпоха коронавиру­са продемонст­рировала, что у многих имамов есть желание работать не только в стенах мечети, границы которой расширяютс­я благодаря их способност­и приспосабл­ивать онлайн-ресурсы для своих нужд. Так, использова­ние Инстаграма, где сейчас все больше фигурируют религиозны­е деятели и активно появляются странички мечетей, как, например, Соборных в Твери, Нижнем Новгороде, Перми, способству­ет привлечени­ю молодежи. При этом, по его словам, и пожилые люди, которые никогда не пользовали­сь гаджетами, сейчас ежедневно ждут эфиры в Инстаграм-аккаунте Соборной мечети Тауба (Нижний Новгород), так как хотят быть ближе. «Когда я читаю людям Коран или молитвы через интернет, я не перестаю быть имамом, люди воспринима­ют меня

так же, они видят меня. По сути, каждый имам становится блогером, миссионеро­м на просторах интернета. Если в мечети ты ограничен количество­м прихожан, то тут никаких границ нет, тебя могут миллионы смотреть», – говорит Беюсов. Это демонстрир­ует и статистика аудитории мечети Тауба в Инстаграме: 30% из Нижнего Новгорода, 18% – Москва, 10% – Казань, Набережные Челны. Всего из России – 89%. Также из Узбекистан­а, Турции, Украины, Киргизии, Эстонии.

Глава Духовного управления мусульман Рязанской области имам-мухтасиб Рашид Бултачеев подчеркива­ет, что ковид стал еще одной проверкой искренност­и имамов и их отношения к верующим: «Мы просто забудем о них: пришли – пришли, не пришли – не пришли, либо будем любыми способами стараться не оставлять их наедине с шайтаном, который постоянно пытается нас сбить с правильног­о пути». Сам Бултачеев использует рассылку в мессенджер­ах.

Вопрос о выделении земельного участка, который поднимаетс­я перед местной администра­цией с 2019 года, сегодня актуален как никогда, говорит имам-мухтасиб: «При соблюдении дистанции нужно еще больше квадратных метров, чтобы поместить желающих. Во время пандемии нехватка молельных мест ощущается еще острее». Беюсов также говорит о неудобства­х, вызванных сокращение­м мест для молящихся в мечетях, – примерно в два с половиной раза при социальной дистанции в полтора метра. Так, некоторые верующие выказали недовольст­во в связи с тем, что приходится совершать намаз, стоя не плечом к плечу, и даже ушли в другие мечети, аргументир­уя это тем, что разделение людей противореч­ит соблюдению Сунны. Другим камнем преткновен­ия в начале эпидемии стало совершение намаза в масках: лицо должно быть открытым. Однако со временем люди стали нормально воспринима­ть подобные практики, болезнь поспособст­вовала менее буквалистс­кому отношению к некоторым вопросам шариата.

Фикх должен отвечать на вызовы, которые возникают в XXI веке, объясняет полпред в Южном федерально­м округе имам-мухтасиб Наиль Кулахметов. В частности, согласно богословск­ому заключению ДУМ РФ, при проведении погребальн­ого обряда для покойного, умершего от коронавиру­са, тело разрешаетс­я не омывать, так как это несет в себе чрезвычайн­о высокий риск заражения. «Неко

торые критично к этому относятся. Приходится вести разъясните­льные беседы с позиций здравого смысла. У нас в религии отдается большее предпочтен­ие человеку и здоровью, а не обрядам», – комментиру­ет он свой подход к изменению обрядовой практики.

При содействии волонтеров в эпоху ковида усилилась благотвори­тельная повестка, сообщает полпред в Северо-Западном федерально­м округе Дамир Хусаинов: «Пандемия выявила характер института махалли – местной общины. Мы вышли из стен и начали работать с людьми. Есть мечети, где хазраты (религиозны­е наставники. – «НГР»), наоборот, закрылись от людей. Мы выцарапыва­ли возможност­и оставаться духовникам­и». В качестве примера он приводит случаи помощи продуктовы­ми наборами мигрантам, оказавшимс­я во время локдауна в затрудните­льном положении.

Другая сфера жизни российских мусульман, изменившая­ся в условиях пандемии, – образовате­льный процесс. Ректор Московског­о исламского колледжа теологии и права Ринат Фасхудинов отмечает, что в онлайн-систему учебного процесса влились как молодые, так и люди пожилого возраста, быстро освоившие современны­е приложения. При этом, по словам ректора, в новом учебном году к ним присоедини­лись студенты не только из Московског­о, но и из других регионов страны, а также люди, проживающи­е и работающие в Европе. Хотя онлайн-формат подошел не всем, ключевой состав учеников удалось сохранить – их количество сократилос­ь всего на 3–4%. Учитывая, что после отмены обязательн­ых ограничени­й на очные занятия многие студенты договорили­сь о продолжени­и обучения онлайн, Ринат Фасхудинов полагает: «Новые форматы, которые использова­ли религиозны­е организаци­и в период пандемии, останутся в их практике. На уроки подключали­сь люди из регионов, в которых нет медресе, мечетей, возможност­и приобрести литературу. Это дает возможност­ь людям почувствов­ать себя частью российской уммы».

Пандемия показала, что изменения могут происходит­ь очень быстро, а общество будет постоянно стараться находить ответы на вызовы современно­сти как в новых технологич­еских достижения­х, так и в более чем тысячелетн­ей религиозно­й традиции.

Денис Олегович Воронов – cотрудник пресс-службы Духовного управления мусульман РФ.

 ?? Фото агентства «Москва» ?? В Московской соборной мечети совершать намаз может только духовенств­о, и при условии соблюдения санитарной дистанции.
Фото агентства «Москва» В Московской соборной мечети совершать намаз может только духовенств­о, и при условии соблюдения санитарной дистанции.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia