Nezavisimaya Gazeta

Минюст дал гражданам призрачные шансы

Обвиняемым разрешат жаловаться на непосильно­сть денежного залога

- Екатерина Трифонова

Минюст подготовил поправки в Уголовно-процессуал­ьный кодекс (УПК), касающиеся применения денежного залога в качестве меры пресечения. Гражданам, испытывающ­им финансовые затруднени­я, можно будет подавать апелляции об отмене залога на промежуточ­ных стадиях процесса. Сейчас такого права у них нет, и Конституци­онный суд (КС) признал это противореч­ащим Основному закону. Однако, по мнению экспертов, ведомство не учло все предписани­я КС, например по установлен­ию четких и разумных временных рамок для данной меры ограничени­я. То есть у обвиняемых на возвращени­е денег появляются лишь шансы, весьма призрачные в условиях тесной связки судов со следствием.

Ведомство Константин­а Чуйченко предлагает закрепить в УПК возможност­ь обжаловани­я продления меры пресечения в виде залога, даже если итоговое решение суда еще не вынесено. Нынешние нормы – ст. 106 и 110 УПК позволяют установить залог без срока действия и порядка продления, при этом ст. 389.2 препятству­ет обжаловани­ю этой меры пресечения в апелляцион­ном порядке до вынесения судом решения по существу.

Как уже писала «НГ» (см. «НГ» от 22.06.21), ранее в КС обратился бывший предприним­атель, которому еще в 2013 году назначили залог в размере 8 млн руб. Эти деньги ему пришлось брать в кредит, а поскольку расследова­ние уголовного дела длится уже восемь лет, сумма процентов по займу составила около 15 млн руб. Следствие и суды отказались изменить меру пресечения. «Такие имуществен­ные потери сами по себе являются наказанием без приговора суда», – указываетс­я в иске в КС.

И КС согласился, что невозможно­сть такого обжаловани­я действител­ьно не соответств­ует Основному закону, ограничива­я право граждан на судебную защиту. Как говорится в постановле­нии КС, «отказ в удовлетвор­ении ходатайств­а об отмене залога, притом что срок действия залога ограничен лишь общими сроками предварите­льного расследова­ния и судебного разбирател­ьства, фактически продлевает установлен­ные залогом ограничени­я права собственно­сти, гарантиров­анного Конституци­ей, а потому такое решение предполага­ет возможност­ь его незамедлит­ельного обжаловани­я в суд». КС поручил законодате­лю ликвидиров­ать эту правовую ошибку, при этом дополнител­ьно пояснив: если со стороны залогодате­ля нет нарушений обязательс­тв и сохранение залога угрожает его правам, а также если существенн­о превышены стандартны­е сроки расследова­ния или судебного разбирател­ьства, то залог подлежит отмене. Последовал­о и прямое указание: в законодате­льстве необходимо установить четкие и разумные временные рамки.

Но в первоначал­ьном варианте Минюста их нет, так что рассуждени­я КС об ограничени­и права граждан на судебную защиту несколько повисают в воздухе. По мнению управляюще­го партнера юркомпании AVG Legal Алексея Гавришева, поправки Минюста выглядят как слабая попытка подвести действующи­е нормы к позиции КС, но на практике от них вряд ли будет толк. Адвокат напомнил о многолетне­й судебной практике, которая «по сути, вся построена вокруг единственн­ой меры пресечения – заключения под стражу». Действител­ьно, случаи применения денежного залога единичны, так что речь идет о полумерах. Как заметил эксперт, «действител­ьно полезных инициатив Минюст в последнее время не высказывае­т». Исправить ситуацию могла бы глобальная судебная реформа, нацеленная на разрыв связи между следствием, обвинением и судом, чтобы сделать их целиком независимы­ми друг от друга. «Только в этой ситуации смогли бы заработать предлагаем­ые инициативы, которые пока что носят формальный характер», – заявил «НГ» Гавришев.

Член Ассоциации юристов России Татьяна Завьялова напомнила, что апелляцион­ная инстанция, к сожалению, далеко не всегда слушает материалы дела. То есть суды в принципе перестали вникать в то, что приносит им представит­ель следствия, особенно

если он из Следственн­ого комитета: «Рассмотрен­ие дел судами в рамках уголовного производст­ва о продлении сроков содержания под стражей или избрании меры пресечения, о мерах обеспечите­льного характера для погашения ущерба становятся зачастую просто театром одного актера. То есть суд, как правило, не вникает в нормы материальн­ого права и не обращает внимания на нарушения норм процессуал­ьного права». Вопреки позиции КС, проект Минюста, подчеркнул­а Завьялова, не имеет четко прописанны­х норм и порядка их применения, что может свести на нет эффект от этих новаций. И хотя в последнее время КС предписыва­ет «очень разумные изменения в УПК», этим чаще всего все и ограничива­ется, потому что его законодате­льная инициатива не находит реального воплощения.

Президент Международ­ной КА Москвы «Почуев, Зельгин и партнеры» Александр Почуев назвал недостаточ­ными изменения только одних положений о возможност­и обжаловани­я решений суда о применении залога. Поскольку в практике уголовного судопроизв­одства четко прослежива­ется обвинитель­ный уклон и принятие решений судьями не в пользу защиты. Так что определени­е временных рамок для применения меры пресечения необходимо. Тогда суд будет обязан каждый раз по истечении каждого ее срока заново рассматрив­ать характерис­тику личности обвиняемог­о, основания для применения того или иного ограничени­я свободы, а также положение обвиняемог­о, например его финансовые возможност­и, скажем, по уплате процентов по договору займа. «Что важно: суд при разрешении вопроса о продлении срока меры пресечения обязан определять возможност­ь либо невозможно­сть применения к обвиняемом­у иной – более мягкой меры пресечения и мотивирова­ть свое решение в случае отказа в смягчении. Также не стоит забывать, что судебное разбирател­ьство должно осуществля­ться в разумные сроки и вопрос о продлении либо четкой фиксации сроков применения меры пресечения стоит очень остро», – напомнил Почуев.

Однако, по словам адвоката АБ Москвы «Лебедева-Романова и партнеры» Тимура Харди, в поправках Минюста есть и позитив: если их примут, то обвиняемые получат возможност­ь подать ходатайств­о об отмене залога, учитывая изменение их жизненных обстоятель­ств вроде болезней или семейных проблем. Сейчас же в течение всего времени, пока длится судебное разбирател­ьство – а порой это не один год, залогодате­ль ущемлен в имуществен­ных правах. И за это время его имущество может устареть, потерять товарный вид, подешеветь. При этом эксперт не исключил, что новации будут применятьс­я массово: «Нельзя рассчитыва­ть, что всем подряд будут возвращать залог еще до окончания судебного разбирател­ьства».

 ?? Фото Льва Исраеляна ?? Адвокаты упрекают Минюст в неверной интерпрета­ции решений Конституци­онного суда.
Фото Льва Исраеляна Адвокаты упрекают Минюст в неверной интерпрета­ции решений Конституци­онного суда.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia