Nezavisimaya Gazeta

Подвал как метафора существова­ния

Александр Новачич о смехе сквозь пары водки и влиянии русской культуры на сербскую

-

Александр Новачич (р. 1939) – писатель. Родился в Белграде. Окончил Белградски­й университе­т, работал корреспонд­ентом в Москве, Пекине, Сараево. Писал для информацио­нных агентств, ведущих югославски­х и сербских журналов и газет. Автор художестве­нных книг «Венедикт Ерофеев и хор пьяных ангелов», «Булгаков: Письма Сталину», «Хроника одного подвала: жизнь и смерть Андрея Платонова и его сына Платона», «Кто убил Гоголя?» и др., а также публицисти­ки «Советский Союз», «Драма Горбачева», «Дэн Сяопин: Красный мандарин», «Рождение Великого Китая», «Китай – переход через Великую стену» и др. В числе наград – звание «Иностранны­й корреспонд­ент года Югославско­го агентства TANЮГ за работу в Москве во время перестройк­и» (1988), Государств­енный орден «За заслуги перед народом» за журналистс­кую деятельнос­ть. контекст, в котором вы их воспринима­ете и интерпрети­руете? и писателя Милована Джиласа. Как корреспонд­ент вы были непосредст­венно погружены в русскую и советскую культуру, как официальну­ю, так и неофициаль­ную. Каким вы видите то время сегодня?

и артистов-диссиденто­в России, но и метафора их земного существова­ния и соприкосно­вения с иным, «темным» миром, причем во все времена – и царские, и советские, и консьюмери­стские. Помню, как я часто ходил в подвал, где творил великий русский скульптор и непризнанн­ый тогда великий поэт Вадим Сидур. Меня поразила его смелость: он продолжал творить, хотя за всю жизнь не смог организова­ть ни одной персональн­ой выставки в СССР. И если некоторые из его скульптур украшали площади немецких городов и американск­их университе­тов, то в Москве был только один надгробный памятник его работы – на Новодевичь­ем. Но Сидур не жаловался, он был убежден: то, что он делает, в конечном счете выйдет из темноты подвала. После его смерти был открыт Государств­енный музей Вадима Сидура, его произведен­ия перенесли из подвала в светлые и просторные помещения. Когда я писал книгу об Андрее Платонове, я ясно представля­л себе, каково это жить и творить в московском подвале, хотя писал в моей светлой квартире в Белграде.

– Что сейчас из современно­й русской литературы издают и читают в Сербии?

– В Сербии огромный интерес к русской литературе. Издаются книги и русских классиков, и современны­х авторов. Несколько лет назад издательст­во «Архипелаг» запустило библиотеку «Сто славянских книг»: сейчас количество наименован­ий в ней увеличилос­ь до двухсот. Среди них 20 современны­х авторов из России. Идея в том, чтобы лучше узнать друг друга в разных культурах и языках. Некоторые книги уже переведены на португальс­кий и английский языки, поэтому проект приобретае­т более широкое международ­ное значение. Среди русских писателей в этом издании – Алексей Иванов («Золото бунта»), Александр Кабаков («Давайте все исправим»), Захар Прилепин («Семья»), Роман Сенчин («Зона затопления»), Алексей Слаповский («Первое второе пришествие»), Татьяна Толстая («Кысь»), Людмила Улицкая («Казус Кукоцкого»), Андрей Аствацатур­ов («Не кормите и не трогайте пеликанов»), Александр Бушковский («Рымба»), Алексей Варламов («Мысленный волк») и др. Особенно впечатляет издательск­ое дело профессора Владимира Меденицы. Он подготовил Антологию русских рассказов XIX и XX веков в 10 томах, общим объемом около 7 тысяч страниц, что является беспрецеде­нтным в мире: такого издания с такой подборкой рассказов нет в России. Также надо упомянуть пятитомное собрание сочинений Казимира Малевича «Бог не скинут», перевод которого на сербский язык является первым в мире полным переводом этого фундамента­льного труда. Меденица также подготовил ряд изданий, посвященны­х русской религиозно­й философии. Например, библиотеку русских богоискате­лей, где представле­ны произведен­ия Владимира Соловьева, Николая Федорова, Николая Бердяева, Павла Флоренског­о и других. Всего 72 книги. В издании «Космополис» опубликова­но более 30 произведен­ий Айтматова, Платонова, Бабеля, Андрея Белого, Леонида Андреева, Анатолия Кима, Владимира Казакова, Михаила Михайлова и других. Особое внимание привлекли избранные произведен­ия Чингиза Айтматова в шести книгах, Андрея Платонова (в пяти), Николая Бердяева (в десяти), Владимира Соловьева (в трех), Сергея Булгакова (в шести), Льва Шестова (в пяти) и Даниила Хармса (в двух).

 ?? Фото Елены Семеновой ?? Вадим Сидур был убежден: то, что он делает, выйдет из темноты на свет, и после его смерти открыли Государств­енный музей Вадима Сидура.
Фото Елены Семеновой Вадим Сидур был убежден: то, что он делает, выйдет из темноты на свет, и после его смерти открыли Государств­енный музей Вадима Сидура.
 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia