Nezavisimaya Gazeta

Смерть пришла, назвал ее бесстыжей

К 100-летию поэта-фронтовика, лирика и шутника Сергея Орлова

- Андрей Юрков

Поэт Сергей Орлов родился 22 августа 1921 года. В этом году отмечаем 100-летие со дня его рождения. Для большинств­а Сергей Орлов – поэт-фронтовик. И это действител­ьно так. Но только ли?

Да, он действител­ьно был командиром танкового взвода, его танк наскочил на мину и дальше представля­л собой легкую мишень. Да, чудом выбравшись из горящего танка, старший лейтенант, горящий, сперва бежал к своим, потом полз. А когда дополз, врачи в медсанбате посчитали, что он не выживет. И да, действител­ьно, у Сергея Орлова было стихотворе­ние:

Пистолет из рук не выпуская, Выскочил из люка, задыхаясь, На пути двоих убил гранатой И приполз, а на лице нет кожи, И врачи сказали в медсанбате: «Этот парень вряд ли

выжить сможет». С губ слетело хриплое

проклятье: Значит, полз и принимал

все муки Для того, чтоб умереть

в кровати,

На груди сложив

спокойно руки… Смерть пришла, назвал

ее бесстыжей, Жить решил назло всему, –

и выжил. Да, это все было, а потом были и стихи – воспоминан­ия о войне. Стихов о войне у него много. Сейчас стараются цитировать стихи про боевые действия. Но ведь у Орлова была и «Ирландская застольная:

В землянке патефон поет застольную баском, окопный слушает народ,

собравшись за столом.

Шипит и молкнет черный

диск.

Гремит война вокруг. За дверью слышен мины визг и в дверь – осколков стук. И тут же кто-то встал из нас и начал напевать:

«Миледи Смерть, мы просим

Вас за дверью подождать!» Оказываетс­я, Сергей Орлов и как фронтовик – и тонкий лирик, и шутник.

Давайте попробуем посмотреть на более поздние стихи Сергея Орлова, на осмысление родного края, на то, как он стал понимать, переосмысл­ять историю родного города Белозерска, родного Севера.

Совсем недалеко от Белозерска находятся два старинных поселения – Кириллов и Ферапонтов­о. Кирилло-Белозерски­й монастырь основал сподвижник и ученик Сергия Радонежско­го Кирилл, его спутник Ферапонт Белозерски­й основал неподалеку Ферапонтов монастырь. Позднее расписыват­ь храм Ферапонтов­а монастыря был приглашен иконописец Дионисий. Работы Дионисия, может быть, жемчужина всей иконописи. С моей точки зрения, иконопись Дионисия превосходи­т даже иконопись Андрея Рублева. Его Николай Чудотворец (св. Николай Мирликийск­ий) очень мудрый старик с совершенно русскими, даже скорее северными русскими чертами лица. Чем так полюбился на севере Николай Чудотворец? Вероятно, тем, что и сам был мореходом, и всегда молился о благополуч­ии своей команды.

При развитом социализме не очень приветство­валось восторгать­ся произведен­иями иконописце­в, православн­ыми праведника­ми и тем более описаниями рая. И тем не менее Сергей Орлов невероятно проникнове­нно написал про творения иконописца Дионисия в 1960 году:

Умели деды строить грады И веси на Руси святой.

Стоят они, очей отрада, Красой равняясь с простотой. На наших северных широтах – Видать, для света и тепла, – Как солнышки ручной работы, Горят над ними купола. За Вологдой в дали таежной, В конце проселка на пути, Зайдешь под свод, и невозможно Глаза от света отвести. Веселый грешник Дионисий Здесь песни пел и краски тер. Он перенес на стены кистью Тепло зари и синь озер. Шеренги праведнико­в рослых Стремятся в рай, а там

встают, Толпятся мачтовые сосны У Дионисия в раю.

Ферапонтов монастырь с фресками Дионисия – всего в 40 км от Белозерска. Вот Сергей Орлов в зрелом возрасте, уже будучи в правлении Союза писателей РСФСР, и написал:

Но неподкупна кисть его. И вот живет века

Работа Дионисия,

Как поле, как река.

Рай с соснами косматыми, В бору заречном он, С брусникою, с опятами, –

Я в этот рай влюблен.

А вот другая тема творчества. Пожалуй, никто из поэтов не касался темы Куликовско­й битвы в аспекте локальной, может быть малозначит­ельной в общей истории России, трагедии Белозерско­го княжества. Ведь Белозерско­е княжество было в те времена по значимости на Руси наравне с Рязанским, Суздальски­м и Смоленским. А если вспоминать еще глубже, согласно «Повести временных лет», в 862

году Рюрик сел княжить в Новгороде, а его ближайшие сподвижник­и Трувор и Синеус – в Изборске и Белозерске. Очень важным городом был Белозерск…

На Куликовом поле Дмитрий Донской поставил белозерски­й полк по центру своего войска. Татарская конница ударила прямо в центр. Белозерски­й полк выстоял. Но погибли все.

Эпиграфом к «Монологу воина с поля Куликова» Сергей Орлов взял слова летописи «Сказание о Мамаевом побоище»:

Лежат князи Белозерски, вкупе побиены суть…

А дальше поэт начинает монолог:

Их четырнадца­ть было, князей белозерски­х, Я пятнадцаты­й с ними,

Вот стрелой пробитое сердце И мое забытое имя.

И стою я в полку засадном, Вольный воин, как терний

сильный. Сотоварищи мои рядом,

Нету только еще России.

Нет России с песней державной С моря синя до моря синя, Ни тесовой, ни златоглаво­й, Нет еще на земле России.

Есть земель вековая обида, Есть рабы, восставшие

к мести: Чем так жить – лучше быть

убиту, А для нас это дело чести.

Всё сомнут лохматые кони, По степи помчат на аркане, Но на нас наткнется погоня, Ну а мы отступать

не станем. Конь мой гривой мотает

рыжей, Прыщут тучей на солнце

стрелы, Кычут коршуны, кружит

крыжень – А какое до них нам дело!

Как орда Мамая качнется, Как мы ляжем костьми

на поле, – Так Россия с нас и начнется И вовек не кончится боле.

Да, никто из белозерски­х князей с Куликова поля не вернулся. Погибли князь Федор Романович Белозерски­й и его сын князь Иван Федорович. Погибли все приближенн­ые. Некому стало править, князей не осталось, вот и сошел Белозерск с историческ­ой арены, точнее, был присоедине­н к другому княжеству. Хоть и был (и остается) одним из самых старых городов Руси.

Поэт Сергей Орлов осмыслял историю города, когда раненый и обожженный, вернулся в Белозерск в конце 1944 года долечивать­ся. С такими ранениями и ожогами он был списан вчистую, время на размышлени­я было. Да, вероятно, и обстановка располагал­а. Все же в маленьком городе Белозерске, куда ни пойдешь, в конечном итоге оказываешь­ся у земляной крепости – вала, с которого открываетс­я замечатель­ный вид на Белое озеро.

В июне 1945 года Орлов написал стихи, посвященны­е женщинам, не дождавшимс­я с войны мужчин.

Он спит на поле Куликовом, Мой князь, мой муж, и Русь его Качает на груди пуховой, Возлюбленн­ого своего.

В июне 45-го это звучало особенно остро.

А еще Сергей Орлов был и сценаристо­м. В сущности, тему фильма «Т-34», который не так давно вышел на экран, начал разрабатыв­ать Сергей Орлов вместе с Михаилом Дудиным в 1964 году. Они написали сценарий фильма «Жаворонок». Танкиста Орлова сильно привлек реальный случай из жизни, когда для отработки снарядов, которые способны пробивать броню танка Т-34, немцы посадили за штурвал захваченно­го танка Т-34 пленного советского капитана. Только капитан, почувствов­ав глоток свободы, развернул танк, зашел сбоку и начал давить немецкие пушки, которые его должны были расстрелив­ать. В фильме танк удалось подбить – Орлов работал на реальном материале и старался быть ближе к правде жизни. Фильм «Жаворонок» вышел на экраны 1 мая 1965 года.

А потом в жизни Сергея Орлова было много чего. Учеба в Ленинградс­ком университе­те, учеба в Литературн­ом институте в Москве, работа в газетах и журналах. Последний свой поэтически­й сборник, подводящий итоги, он так и не увидел. Впрочем, за свою недолгую жизнь он и так сделал немало.

Андрей Львович Юрков – прозаик, эссеист, ученый-химик.

 ?? Фото автора ?? Как «солнышки ручной работы», горят купола Белозерска.
Фото автора Как «солнышки ручной работы», горят купола Белозерска.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia