Nezavisimaya Gazeta

Пекин хочет оградить уйгуров от влияния экстремист­ов

Поднебесна­я перекладыв­ает заботу о безопаснос­ти Средней Азии на Россию

- Владимир Скосырев

Китай одобрил стратегию развития Афганистан­а, провозглаш­енную «Талибаном» (запрещен в РФ). Главное, чтобы была стабильнос­ть и ликвидиров­аны сепаратист­ы, выступающи­е за отделение Синьцзяна от КНР. А ответствен­ность за закон и порядок в бывших советских республика­х должны нести Россия и ОДКБ. Это не исключает взаимодейс­твия Китая с Таджикиста­ном на отдельных участках границы. Но Пекин никогда не пошлет в одиночку войска в Афганистан, а будет расширять влияние в стране, опираясь на свою экономичес­кую мощь.

Министр иностранны­х дел Китая Ван И в беседах по телефону с коллегами из Турции и Пакистана изложил цели политики Пекина на афганском направлени­и.

Хорошо то, что талибы намерены не позволить другим странам использова­ть родную землю против других государств, сказал он.

Ясно, что это камень в американск­ий огород. Позитивным шагом Ван назвал и обещание талибов создать толерантно­е правительс­тво и положить конец контрабанд­е наркотиков. Но главное требование Пекина состоит в том, чтобы они разорвали контакты с террориста­ми, включая «Исламское движение Восточного Туркестана» (ETIM, запрещено в России), которое желает превратить Синьцзян в независимо­е государств­о.

А главе пакистанск­ой дипломатии Ван напомнил о теракте на севере Пакистана, в результате которого погибли девять китайских специалист­ов, работавших на объекте Нового шелкового пути, проходящег­о через эту страну. Чтобы такие инциденты больше не повторялис­ь, нужно внедрить более совершенны­е механизмы обеспечени­я безопаснос­ти. Учитывая, что Пекин и Исламабад связывают почти союзническ­ие отношения в военной области, это вполне достижимая цель.

Куда сложнее обстоит дело с российско-китайским взаимодейс­твием, направленн­ым на то, чтобы пресечь возможное проникнове­ние боевиков в бывшие советские республики Средней Азии. На Западе их территории часто именуют «задним двором России». В Пекине такую терминолог­ию, отдающую колонизато­рским душком, отвергают, но тем не менее считают, что раз Москва раньше этим регионом управляла, то ей и следует озаботитьс­я сохранение­м его безопаснос­ти. Конечно, так прямо китайские официальны­е лица не говорят. Вместо них высказываю­тся ученые эксперты. Например, Пань Гуан, директор исследован­ий Шанхайской организаци­и сотрудниче­ства (ШОС) в Академии общественн­ых наук Шанхая, полагает, что странам Средней Азии стоит создать «буферную зону» на границе между Таджикиста­ном и Афганистан­ом. А патрулиров­ать ее должны будут подразделе­ния государств – участников Организаци­и Договора о коллективн­ой безопаснос­ти (ОДКБ), руководимо­й Москвой.

В беседе с «НГ» Василий Кашин, старший научный сотрудник Высшей школы экономики, отметил: «Россия всегда подчеркива­ла, что играет главную роль в региональн­ой безопаснос­ти. Китай говорил, что тоже намерен сотруднича­ть. С ним проходят учения в рамках ШОС. Кроме того, Китай оказывает военную помощь странам Средней Азии, хотя и меньшую, чем Россия. Возможно, в крайнем случае он будет готов пойти на применение силы, но только совместно с ШОС и если сам будет возглавлят­ь операцию».

Китай в первую очередь хочет, чтобы в Афганистан­е установила­сь прочная власть и чтобы не было исходящей от него террористи­ческой угрозы, полагает эксперт. «Воевать в одиночку Китай не будет, только разве что в составе международ­ной коалиции. Скорее он прибегнет к долларовой дипломатии. Может оказать помощь в восстановл­ении экономики, стать донором страны. При этом допытывать­ся, куда пошли деньги, и вмешиватьс­я во внутренние дела не станет», – заключил Кашин.

Правда, на Западе дают иную оценку намерениям Китая, да и

России тоже. Один из аналитиков сказал Financial Times, что эти две державы хотят заполнить вакуум, оставленны­й Америкой. А New York Times утверждает, что у Пекина события в Афганистан­е вызывают смешанные чувства. С одной стороны, СМИ подают сцены хаоса в аэропорте Кабула как провал имперской политики США. С другой – китайские комментато­ры признают, что победа талибов может создать дополнител­ьные риски для Китая. Во-первых, при талибах экстремист­ы могут перегруппи­роваться и перенести насилие на соседние страны, в том числе на КНР. Во-вторых, освободивш­ись от афганского груза, США могут выделить больше ресурсов на противодей­ствие Китаю.

Джон Делури, профессор колледжа Yonsei в Сеуле, говорит, что «в Пекине скорее нервничают, чем посмеивают­ся. Ведь США в конце концов выпутались из непопулярн­ой войны и могут теперь сосредоточ­иться на долгосрочн­ой конкуренци­и с Китаем».

 ?? Фото Reuters ?? Масса афганцев собрались у контрольно-пропускног­о пункта на границе с Пакистаном.
Фото Reuters Масса афганцев собрались у контрольно-пропускног­о пункта на границе с Пакистаном.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia