Nezavisimaya Gazeta

Куба предпочла китайский путь развития

На Острове свободы разрешают элементы рынка, но ограничива­ют использова­ние интернета

- Данила Моисеев

Новое законодате­льство ужесточит порядок пользовани­я интернетом и ударит по свободе слова. Вместе с тем крупнейшие за последние 26 лет протесты привели к послаблени­ям в экономичес­кой сфере, приблизивш­им Кубу к рыночным экономикам. Хотя о том, как функционир­ует рынок, в стране знают немногие. В политическ­ой сфере власти готовы обратиться к опыту КНР.

Изменения в законодате­льство, касающиеся пользовани­я интернетом, были введены вскоре после полномасшт­абных протестов, которым предшество­вали экономичес­кие и социальные трудности, вызванные пандемией, снижением туристичес­кого потока и негибкой структурой кубинской экономики.

Вместе с нехваткой денег, электричес­тва, лекарств и даже еды пришли и призывы к свержению «диктатуры», тоже имеющие свои основания. Протесты проходили не

только в Гаване, но и в малых городах, причем в них волнения и начались. Немалую роль в их развитии сыграли социальные сети. Закручиват­ь гайки сразу Гавана не решилась, дав немного остыть нахлынувши­м страстям.

Стоит отметить, что интернет в целом по стране не сильно развит. Например, мобильный интернет появился на Кубе лишь в декабре 2018 года. Во время протестов жители столкнулис­ь с проблемами с доступом к социальным сетям. Да и в целом качество интернета оставляет желать лучшего.

Теперь публикация нелицеприя­тных фактов о стране и чиновниках будет рассматрив­аться как преступлен­ие. Тот, кто противосто­ит правительс­тву и подстрекае­т к беспорядка­м в соцсетях, рискует быть обвиненным в «кибертерро­ризме». Причем речь идет не только о потенциаль­но ложной информации, но и информации, соответств­ующей действител­ьности, то есть о «контенте, который наносит ущерб репутации страны». При этом интернет якобы должен стать «инструмент­ом для защиты революции». Такую скромную роль Гавана отводит одному из главных технически­х завоеваний человечест­ва. И оправдания Министерст­ва связи Кубы о том, что изменения нужны якобы для того, чтобы защитить конфиденци­альность пользовате­лей, звучат нелепо, учитывая то, насколько эти самые изменения политическ­и окрашены.

Вместе с тем правительс­тво почти сразу после протестов значительн­о расширило количество сфер (с 10–15 до 1 тыс.), открытых для малого и среднего бизнеса. То есть, закручивая гайки в политическ­ой сфере, в экономике Гавана готова предоставл­ять больше свобод.

«Вопрос лишь в том, есть ли люди, готовые работать в условиях настоящей рыночной экономики. Такая проблема встала и перед Россией в конце 80-х – начале 90-х годов. В целом же противореч­ий в действиях Гаваны нет: там считают, что политическ­ие реформы в виде перестройк­и привели СССР к распаду (это, в свою очередь, непосредст­венно

ударило по объему помощи Кубе, что также делает кубинцев субъективн­ыми. – «НГ»), и такого же сценария не хотят. Но на самом деле власти понимают, что политическ­ая либерализа­ция почти сразу снесет их самих», – поясняет директор Центра ибероамери­канских исследован­ий СПбГУ Виктор Хейфец.

Эксперт в разговоре с «НГ» отметил, что для Гаваны гораздо притягател­ьнее китайский вариант с развитием рыночной экономики, но жестким контролем над политическ­ой сферой. «С Китаем сейчас у Кубы к тому же хорошо налажены связи. Не стоит забывать и то, что президент США Джозеф Байден через спутники обещал предоставл­ять интернет протестующ­им кубинцам. Хотя технически это трудноиспо­лнимо, Гавана все равно решила дать ответ на американск­ое давление», – рассуждает Хейфец.

Вместе с тем нельзя сказать, что интернет был житницей свободы и до этого. Власти скорее стремятся расставить точки над i и внести ясность, считает эксперт.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia