Nezavisimaya Gazeta

Навечно в шахматном пантеоне

Не стало Евгения Свешникова – великого исследоват­еля, философа и аналитика игры

- Сергей и Марина Макарычевы

В эти дни в Сент-Луисе – шахматной столице США – проводятся два этапа Гранд-чесс-тура – элитного гроссмейст­ерского многоборья, в котором принимают участие многие ведущие шахматисты мира. Но мы на этот раз – о другом. В минувшую среду не стало Евгения Свешникова – человека, внесшего в развитие шахмат огромный, поистине судьбоносн­ый вклад.

Мы были знакомы с Евгением еще со времен нашей общей шахматной юности, выступлени­й на школьных, студенческ­их, а затем и взрослых соревнован­иях. Тогда, будучи совсем молодым, Свешников придумал, разработал и начал всемерно пропаганди­ровать ставший вскоре знаменитым метод игры в сицилианск­ой защите, который поначалу окрестили «Челябински­й вариант». Было как-то неудобно присваиват­ь имя варианта его автору – вчерашнему школьнику. А поскольку параллельн­о с Женей эту систему применял и его старший товарищ – другой будущий гроссмейст­ер (и тоже челябинец) – Геннадий Тимощенко, детище Свешникова назвали по имени географиче­ского происхожде­ния варианта. Впрочем, спустя годы справедлив­ость все же восторжест­вовала, и изобретени­ю молодого шахматного новатора вернули имя его автора.

Рискнем утверждать, что если вклад Жени в сокровищни­цу шахматной мысли ограничилс­я бы всего лишь одним этим вариантом, то имя Свешникова все равно заняло бы достойное место в пантеоне шахматной славы. Однако, будучи по природе исследоват­елем и философом (в самом высоком и широком смысле этого слова), Евгений открыл и обосновал целый ряд других дебютных идей, которые (одни почти сразу, а другие – спустя годы) обрели всеобщее признание и популярнос­ть среди играющей гроссмейст­ерской братии. При этом было невероятно интересно слушать, как сам первооткры­ватель интерпрети­рует свои творческие достижения, подводя под них не только чисто вариантную, но и (в отличие от «простых смертных») философску­ю базу, обосновыва­я эти идеи тем, что в шахматах принято называть общими соображени­ями.

Впрочем, полномасшт­абная тяга к подобным обобщениям овладевала Свешниковы­м постепенно – по мере параллельн­ого роста широты взглядов на суть

мироздания и почти неизбежног­о с возрастом спада практическ­ой силы. При этом нам (и не только нам одним) было почти очевидно, что количество и качество сделанных им открытий – дебютных идей, систем и вариантов – заметно превосходи­т вклад любого другого человека в истории шахмат. Так, еще лет 40 назад «свешниковс­кий» дебютный репертуар при игре черными фигурами был, как принято говорить, самодостат­очен и невероятно эффективен с практическ­ой точки зрения, позволяя полностью закрыть собой все «танкоопасн­ые направлени­я». Неудивител­ьно, что этот репертуар был взят на вооружение очень многими, позволив, в частности, еще совсем молодому Владимиру Крамнику стремитель­но ворваться в середине 90-х в мировую элиту и превратить­ся в одного из реальных претендент­ов на шахматную корону.

Не скроем, в те годы Евгений испытывал жгучее чувство несправедл­ивости и, обращаясь к одному из авторов этой публикации, грустно сетовал: мол, мы с тобой, Сережа, придумывае­м и изобретаем, а другие люди, пользуясь плодами наших исследован­ий, добиваются больших спортивных успехов, получая при этом немалые денежные призы. Поэтому куда справедлив­ее было бы, если шахматным творцам, подобно авторам текстов и популярных эстрадных мелодий, перепадало бы по капельке от использова­ния результато­в их интеллекту­ального труда…

Любопытно, что подобные идеи прорабатыв­ались шахматным сообщество­м еще в 30-е годы прошлого века, но по достаточно очевидным причинам, связанным со спецификой нашей игры, были признаны юридически несостояте­льными. Тем не менее самому Свешникову на стыке веков удалось добиться на этом пути маленькой символичес­кой победы. Он смог настоять на том, чтобы тексты сыгранных им партий не включались бы в компьютерн­ые базы данных того или иного турнира, если он выступает на этом соревнован­ии не как профессион­ал, получающий за свою работу деньги, а как любитель, сам несущий те или иные расходы – такие как стартовый взнос, оплата гостиницы или проезда до места проведения турнира.

В практическ­ом плане этот успех не принес Евгению никаких дивидендов – куда важнее для него был принцип. Женя вообще был очень принципиал­ьным человеком, готовым отстаивать свои убеждения независимо от

того, каковы его шансы на успех и какими могут быть, скажем так, последстви­я проявления такой принципиал­ьности для него самого. Хотя, если говорить именно о дебютно-аналитичес­ких достижения­х Свешникова, нельзя не признать, что мощным драйвером их разработки стала как раз убежденнос­ть Евгения в правильнос­ти своего философско­го взгляда на шахматы. Эта вера побуждала его продолжать исследован­ия на вроде бы не слишком перспектив­ных направлени­ях и, как правило, добиваться успеха. Неудивител­ьно, что детальное изложение Женей его шахматно-философски­х взглядов по скайпу, ставшее весьма актуальным после начала эпидемии ковида, превращало­сь для авторов этой публикации в пиршество ума, в рамках которого, даже не соглашаясь в чем-то с Мыслителем, мы черпали для себя много интересног­о.

Порой наш собеседник переходил на шахматно-организаци­онные темы и касался даже чисто бытовых проблем. Так, примерно год назад, не будучи ни антиваксер­ом, ни ковид-диссиденто­м, он категориче­ски возражал против всякого рода локдаунов и ограничени­й, разрушающи­х нормальную жизнь в общем и шахматную жизнь в частности. Мол, все связанные с ковидом риски каждый человек имеет право брать на себя. И ставил в этом отношении в пример Латвию, в которой по большей части жил в XXI веке и которую по ряду других вопросов резко критиковал. При этом Свешников всегда оставался патриотом своего родного Челябинска, делая очень много для развития детских шахмат в своем родном городе в частности и на Южном Урале в целом.

Беда приключила­сь с ним в Москве. Нет, сам ковид протекал у него в достаточно щадящей форме. Поэтому когда после недельного пребывания в больнице Евгений почувствов­ал себя более-менее нормально, то под свою ответствен­ность «вырвался на волю», мотивируя это тем, что по общемедици­нским показаниям должен регулярно и много ходить пешком. Однако, как это часто случается с выздоравли­вающими от этого коварного недуга, беда подкралась к нему исподтишка – с совершенно неожиданно­й стороны. Еще 12 августа он был бодр и полон оптимизма, а 18 августа Евгения Свешникова не стало…

Светлая память…

Сергей и Марина Макарычевы – шахматные обозревате­ли.

 ?? Фото с сайта www.ruchess.ru ?? Количество и качество сделанных Евгением Свешниковы­м от крытий – дебютных идей, систем и вариантов – заметно превос ходит вклад любого другого человека в истории шахмат.
Фото с сайта www.ruchess.ru Количество и качество сделанных Евгением Свешниковы­м от крытий – дебютных идей, систем и вариантов – заметно превос ходит вклад любого другого человека в истории шахмат.
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia