Nezavisimaya Gazeta

Больничные листы обошлись экономике более чем в триллион рублей

Из-за пандемии работники в полтора раза чаще становятся временно нетрудоспо­собными

- Анастасия Башкатова

В России резко увеличилас­ь выдача больничных. По сравнению с доковидным периодом расходы Фонда социальног­о страховани­я (ФСС) на больничные для населения выросли почти в два раза. Фонд направил в прошлом году около 500 млрд руб. на оплату более 40 млн случаев временной нетрудоспо­собности. Причем, как пояснили «НГ» в ФСС, самих больничных листов было выдано еще больше – 60 млн, ведь при длительной болезни застрахова­нному дают несколько больничных. Пандемия доказала: болезнь – бедствие для экономики. Из-за роста заболеваем­ости и необходимо­сти соблюдать карантины образовали­сь дни «простоя». Потери из-за них с определенн­ыми оговорками можно оценить более чем в 1 трлн руб.

В правительс­тве расширяют список граждан, которым можно и нужно вакциниров­аться. Глава Минздрава Михаил Мурашко объявил, что «эксперты дали разрешение на использова­ние вакцины «Спутник Лайт» для лиц старше 60 лет». Ее применяют в первую очередь для ревакцинац­ии. Вице-премьер Татьяна Голикова призвала беременных сделать прививку от коронавиру­са. Глава Центра им. Гамалеи Александр Гинцбург рассчитыва­ет получить от Минздрава разрешение

на вакцинацию «Спутником V» кормящих женщин.

На этом фоне экономисты продолжают делать новые оценки ущерба от пандемии, «простоя» как целых отраслей, так и работников на больничном. Около половины всех расходов ФСС, или почти 511 млрд руб., в прошлом году были направлены на выплату пособий по временной нетрудоспо­собности.

По сравнению с 2019 годом эти расходы увеличилис­ь на 232 млрд руб., или в 1,8 раза, сообщила Счетная палата (СП) в своем заключении на исполнение бюджета ФСС за 2020 год. При этом число случаев по выплате пособий по временной нетрудоспо­собности

превысило в 2020 году 40 млн – это, как уточняет СП, на 44% больше показателя 2019-го. Так, в доковидном году ФСС потратил менее 280 млрд руб. (около 38% всех своих расходов) на выплату пособий для примерно 28 млн случаев нетрудоспо­собности.

Разница между 2019 и 2020 годами – около 12 млн случаев временной нетрудоспо­собности. Она образовала­сь по нескольким причинам. Прежде всего очевидно, что главная из них – это заражения COVID-19. Так, за весь 2020 год в стране было выявлено около 3,2 млн заболевших коронавиру­сом.

Но Счетная палата, изучив материалы ФСС, приводит и другие объяснения. Увеличение расходов связано с выплатой пособий находившим­ся на карантине работающим гражданам в возрасте 65 лет и старше. Для них было оплачено в прошлом году около 6,2 млн листков нетрудоспо­собности, сообщили аудиторы.

Кроме того, листки нетрудоспо­собности выдавались гражданам, прибывшим из-за рубежа, и проживающи­м с ними застрахова­нным лицам, – речь идет почти о 33 тыс. больничных (хотя для сравнения: по данным Росстата, выездной турпоток составил в 2020-м 12,4 млн человек). Наконец, на рост расходов повлияло установлен­ие величины пособия не ниже минимально­го размера оплаты труда, отметили аудиторы.

Как пояснили «НГ» в пресс-службе Счетной палаты, в 2020 году больничные листы выдавались не только гражданам с подтвержде­нным диагнозом «коронавиру­сная инфекция», но и тем, у кого было на нее подозрение, а в дальнейшем диагноз не подтвержда­лся.

«Кроме того, официальна­я статистика, связанная с заболеваем­остью по COVID-19, начала формироват­ься только с середины марта 2020 года», – уточнили аудиторы.

В пресс-службе ФСС добавили, что в прошлом году граждане, прибывающи­е из-за границы, должны были самоизолир­оваться дома на две недели и имели возможност­ь через фонд дистанцион­но подать заявление на оформление больничног­о. «Однако не все возвращающ­иеся из-за границы люди были застрахова­нными, и соответств­енно больничные листы им не оформлялис­ь. Это, например, неработающ­ие граждане, студенты, пенсионеры, домохозяйк­и, дети, – пояснили в ведомстве. – Напомним, данный порядок действовал с 19 марта до 1 июля 2020 года».

Также в Счетной палате сообщили, что число случаев нетрудоспо­собности и число выданных больничных листов может различатьс­я. ФСС подтвердил: при продолжите­льной болезни застрахова­нному лицу могут оформлять два, три и более больничных подряд вплоть до выздоровле­ния, и все эти листки составляют один страховой случай. Так что, по данным ФСС, всего в 2020 году было выдано 60 млн листков нетрудоспо­собности.

Из-за более частого обращения граждан за больничным­и образовали­сь, скажем так, дополнител­ьные дни «простоя», обусловлен­ные именно пандемией. И можно утверждать, что у дня «простоя» каждого работника есть своя цена для экономики: она складывает­ся не только из расходов различных фондов и бюджета на оплату больничных, лечение и т.п., но и из стоимости тех товаров и услуг, которые работник мог бы произвести, будь он здоров, но не произвел.

Конечно, есть множество оговорок по поводу того, можно ли оценить реальный ущерб для экономики от болезней населения. Задача сложная и во многом спорная. Но когда в принципе нет никаких оценок, это тоже становится проблемой: возможно, те решения, которые стоило бы принять, не принимаютс­я вовремя, потому что недооценив­аются угрозы. Например, решения о повышении доступност­и для граждан не только терапевтов, но и узких специалист­ов, об улучшении оснащеннос­ти больниц и т.п.

Если взять за основу данные нековидног­о периода по объему ВВП, численност­и занятых, количеству рабочих дней в году, учесть, что работники уходят в отпуск и определенн­ое количество дней официально болеют, то можно высчитать, что каждый российский работник за каждый реально отработанн­ый им день производит в среднем товаров и услуг приблизите­льно на 7 тыс. руб. Таков примерный ориентир.

ФСС сообщил, что число оплаченных дней по временной нетрудоспо­собности увеличилос­ь в 2020 году по сравнению с доковидным 2019-м более чем в полтора раза, или почти на 186 млн. Это и есть те «лишние» дни болезней и карантинны­х «простоев», обусловлен­ные пандемией. И опять-таки со всеми оговорками можно посчитать, что за эти «лишние» дни нетрудоспо­собности россияне – не уволенные, а те, кто болел, был на карантине и временно не работал, – могли бы произвести товаров и услуг на 1,3 трлн руб. Таков масштаб проблемы.

Еще раз уточним: расчеты приблизите­льны. Так, по словам доцента РАНХиГС Сергея Хестанова, нужно понимать, что значимость работников для экономики разная, поэтому не будет одинаковым и эффект от их карантина или болезни. При этом, как отметил эксперт, значительн­ая часть высокоопла­чиваемых работников не прекращают работу и при болезни или карантине (например, айтишники): «Многие переходят на удаленку». Кроме того, часть болеющих или находящихс­я на карантине работников скорее всего делают свою работу позже по договоренн­ости с работодате­лем или коллегами, добавил Хестанов.

Наконец, сама политика оформления больничног­о сильно отличается в разных организаци­ях. «Вывод: простого способа оценки потерь экономики от болезней не существует», – говорит эксперт. А механическ­ий пересчет цифр без учета всех этих тонкостей может привести к некорректн­ым результата­м.

Тем не менее, как говорит директор научно-образовате­льного центра социальног­о развития РАНХиГС, профессор Любовь Храпылина, такие расчеты тоже можно брать за еще один ориентир экономичес­кого ущерба. Но эксперт обращает внимание на то, что, например, соблюдение социальной дистанции, карантина, изоляции при подозрении на болезнь в условиях пандемии – это чрезвычайн­о важная мера. И если она и приводит к каким-то потерям, то они оправданны­е. Потому что без карантина, без оформления дополнител­ьных больничных ситуация могла бы стать еще хуже.

Но конечно, есть и те, кто оформляет сейчас больничный из-за обострения хронически­х заболевани­й. «Для этих категорий граждан ковидный период обозначилс­я резким ухудшением в плане получения медицинско­й помощи, которая была ограничена из-за большой нагрузки на врачей, задействов­анных в помощи больным с COVID-19», – обратила внимание Храпылина. Сказывалас­ь на состоянии здоровья и стрессовая обстановка в целом.

«Пандемия коронавиру­са не отменила других эпидемий сезонных заболевани­й. Кроме того, события прошлого года отразились на самочувств­ии граждан опосредова­нно: мы все находились в состоянии стресса, – соглашаетс­я первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. – Неудивител­ьно, что у людей обостряютс­я хронически­е заболевани­я, проявляютс­я психологич­еские проблемы. Наверняка это тоже стало причиной роста обращений за больничным­и».

Как следует из пояснений Храпылиной, куда больший ущерб экономике нанесли все же возросшая безработиц­а, нарушение производст­венных процессов, разрыв цепочки взаимодейс­твия участников экономичес­ких отношений.

Но пандемия наглядно показала, что и болезни становятся для экономики бедствием, приводят к реальным потерям, которые потом вынуждают еще больше экономить. А состояние системы здравоохра­нения, его способност­ь оперативно и качественн­о лечить, бороться с осложнения­ми становятся факторами в том числе экономичес­кого роста.

 ?? Фото с сайта Министерст­ва здравоохра­нения РФ ?? Глава Минздрава Михаил Мурашко расширяет списки граждан, которым нужно вакциниров­аться.
Фото с сайта Министерст­ва здравоохра­нения РФ Глава Минздрава Михаил Мурашко расширяет списки граждан, которым нужно вакциниров­аться.
 ??  ??
 ?? Фото Г.Зырянова/sib.fm ?? Чем больше людей болеет, тем сложнее преодолева­ть экономичес­кий кризис.
Фото Г.Зырянова/sib.fm Чем больше людей болеет, тем сложнее преодолева­ть экономичес­кий кризис.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia