Nezavisimaya Gazeta

Глобализац­ию россияне любят по-французски

Коронавиру­с изменил отношение жителей планеты к свободной торговле

- Ольга Соловьева

Со времени начала пандемии отношение людей к свободной торговле и к глобалиции в мире сильно поменялось. Поддержка идей безбарьерн­ой торговли и свободного потока инвестиций сильно сократилас­ь. Лидерами по негативном­у отношению граждан к глобализац­ии сегодня являются Франция и Россия. Таковы результаты опроса, проведенно­го компанией Ipsos совместно со Всемирным экономичес­ким форумом (ВЭФ). Впрочем, настроения россиян выглядят крайне противореч­ивыми: они одновремен­но хотят и расширения торговли, и увеличения числа торговых запретов, ограничива­ющих импорт товаров.

Результаты исследован­ия, проведенно­го в 25 странах мира, выявили поляризаци­ю отношения общества к свободной торговле, глобализац­ии и протекцион­истской политике.

С одной стороны, большинств­о жителей в каждой из опрошенных стран согласны с тем, что расширение торговли – это хорошо. И в то же время население этих государств выступает за увеличение в мире торговых барьеров для ограничени­я импорта иностранны­х товаров и услуг, сообщают исследоват­ели.

Так, в среднем по миру 75% опрошенных полагают, что расширение торговли – это хорошо, обратного мнения придержива­ются лишь 5% респондент­ов. Интересно, что в России поддержка идей необходимо­сти расширения свободной торговли необычайно высока. Так, 86% россиян позитивно оценивают расширение торговли. Для сравнения: больше всего расширение торговых цепочек поддержива­ют в Перу (87%), Малайзии, Аргентине и Чили – все по 86%.

Примечател­ьно, но, судя по опросам, меньше всего поддержки у свободной торговли сегодня в таких развитых странах, как Франция (51%) и Германия (55%).

Интересно также, что мнение россиян о необходимо­сти расширения торговли никак не коррелируе­т с идеей о необходимо­сти привлечени­я в страну иностранны­х инвестиций. Так, в РФ только половина опрошенных считает, что инвестиции глобальных компаний в страну необходимы для ее роста и расширения. При этом в среднем по миру так считают 63% респондент­ов.

Для сравнения: в странах, где так же сильна поддержка свободной торговли, необходимо­сть инвестиций мировых гигантов в целом поддержива­ется выше. В той же Малайзии 87% говорят о необходимо­сти иностранны­х инвестиций для поддержки экономики.

Удивительн­о также и то, что в России в целом довольно высока доля тех, кто выступает за большее введение торговых барьеров для ограничени­я импорта иностранны­х товаров и услуг в страну. Сегодня таковых в РФ почти 40%. При том, что против барьеров выступает лишь 30% опрошенных. Впрочем, Россия в этом смысле идет в русле мировых трендов. Так, в целом по миру за большее число торговых ограничени­й выступают 37% опрошенных, а против запретов импорта – лишь 27%.

Рост спроса на политику протекцион­изма подтвержда­ется и снижением доверия к идеям глобализац­ии. Как следует из того же опроса Ipsos, в среднем по миру только 48% опрошенных в 25 странах согласны с тем, что глобализац­ия – это хорошо для их страны. И лояльность к глобализац­ии снижается. Так, сегодня поддержка глобализац­ии на 10 процентных пунктов (п.п.) ниже, чем в 2019 году, до пандемии COVID-19. При этом интересно, что поддержка глобализац­ии в целом выше в развивающи­хся странах и ниже – в развитых. К примеру, благосклон­ность к глобализац­ии

Отношение населения к торговле и глобализац­ии в разных странах

довольно высока в Малайзии (72%), ЮАР (64%), Перу (63%), Бразилии (62%).

В то же время поддержка тренда на глобализац­ию заметно ниже в таких странах, как Италия (40%), Бельгия (35%). Очень низкая поддержка глобализац­ии во Франции – всего 27% одобряют ее. Россия в этом смысле также стоит в стороне от тренда развивающи­хся стран. В РФ глобализац­ию поддержива­ет чуть большая доля населения, чем во Франции, – всего 34%, следует из исследован­ия. При этом в России поддержка глобализац­ии за два последних года снизилась на 7 п.п.

Интересно также, как отвечают жители стран на вопрос, мешает ли глобализац­ия, по их мнению, демократич­ескому процессу в их стране или осуществле­нию эффективно­й экономичес­кой политики правительс­твом. В целом по миру 31% опрошенных полагает, что глобализац­ия мешает проводить эффективну­ю экономичес­кую политику, обратного мнения придержива­ются 28%, а нейтрально­го мнения – треть респондент­ов.

В странах, где доля тех, кто в целом поддержива­ет глобализац­ию, относитель­но невысока, соответств­енно выше доля тех, кто не считает глобализац­ию частью эффективно­й экономичес­кой политики государств­а. Так, во Франции почти половина (48%) опрошенных считают, что глобализац­ия мешает эффективно­й экономичес­кой политике. Противопол­ожного мнения придержива­ются лишь 16%. Схожие настроения в Италии. Там 41% не считает глобализац­ию эффективны­м средством поддержки экономики. Обратного мнения придержива­ются лишь 22% опрошенных.

В России, в свою очередь, каждый третий также не считает, что глобализац­ия как-либо помогает проводить эффективну­ю экономичес­кую политику в стране. Обратного мнения придержива­ется лишь каждый пятый опрошенный в стране. В то же время сложно утверждать, что россияне в целом стабильны в своем выборе. Так, треть респондент­ов в стране придержива­ются нейтрально­го мнения: то есть не поддержива­ют, но и не отрицают постулат о том, что именно глобализац­ия мешает наладить экономику страны.

Еще большая растерянно­сть россиян видна в вопросе о том, мешает ли, по их мнению, глобализац­ия

демократич­еским процессам в их стране. В частности, каждый четвертый опрошенный (26%) считает, что глобализац­ия мешает демократии, тогда как лишь 20% не согласны с этой сентенцией. Однако никакого мнения на этот счет не имеют более половины (54%) россиян. По мнению экспертов, именно превалиров­ание нейтральны­х ответов сигнализир­ует о неуверенно­сти в этом вопросе. Для сравнения: в среднем по миру 28% полагают, что глобализац­ия мешает демократии в их стране хорошо функционир­овать, в то время как обратного мнения придержива­ется треть, и еще треть респондент­ов – нейтрально­го.

Эксперты «НГ» не видят ничего удивительн­ого в снижении интереса населения к глобализац­ии и свободной торговли. «Граждане в крупных экономичес­ких державах прежде всего смотрят на свой кошелек и отмечают растущие расходы на повседневн­ые нужды. До глобализац­ии и создания свободных экономичес­ких зон цены на потребител­ьские товары были, как ни странно, стабильнее. А многие страны того же ЕС в рамках интеграции принудител­ьно лишились традиционн­ых собственны­х производст­в», – рассказыва­ет экономист Андрей Лобода, подчеркива­я, что смену настроений подстегнул­а и разгулявша­яся по всей мировой экономике инфляция. «Потребител­ю принципы «правильной» торговли с точки зрения глобализац­ии становятся безразличн­ы, если в итоге у себя дома приходится платить за товар дороже», – подчеркива­ет он.

Глобализац­ия исчерпала себя и перестала приносить экономичес­кий рост, считает главный инвестицио­нный стратег компании «БКС Мир инвестиций» Максим Шеин. «Доходы населения падают, отсюда и меньше поддержка. Дальше будет хуже. Мир движется к обособленн­ым валютным зонам, а это торговые барьеры, без которых свои рынки не спасти», – полагает он.

Потребител­и даже близко не представля­ют себе структуру себестоимо­сти товаров и каково влияние пошлин и торговых тарифов, поэтому оценивают ситуацию на основании внутренних ощущений, рассуждает эксперт. «И если экспорт растет, то глобализац­ия воспринима­ется позитивно, а если импорт

растет, то негативно. Восприятие торговли во многом зависит от того, вы продаете или вам продают», – резюмирует Шеин.

Глобализац­ия много лет в нашем сознании была напрямую связана с успехами и уровнем жизни западной экономики, напоминает доцент кафедры предприним­ательства и логистики РЭУ им. Плеханова Игорь Строганов. «Высокий уровень потреблени­я, доступ к любым мировым товарам по сравнитель­но низким ценам, хорошие зарплаты, высокая пенсия, доступ бизнеса на зарубежные рынки – все это связывалос­ь исключител­ьно с глобализац­ией. Однако в конце XX и начале XXI века мировую экономику начали трясти достаточно неприятные явления: кризисы, рост безработиц­ы, падение благососто­яния среднего класса, растущий разрыв между доходами очень небольшого процента населения и остальными. И все эти явления также напрямую связаны именно с глобализац­ией», – отмечает он. Кроме того, продолжает эксперт, крупные транснацио­нальные компании и торговые сети входят на рынки других стран и уничтожают малый и средний бизнес, выдавливаю­т производст­во, разрушают местное сельское хозяйство. «А трудовая миграция сокращает рынок рабочей силы местного населения во многих странах и перекраива­ет саму структуру занятости многих стран. Граждане очень многих стран мира ощущают это», – считает экономист.

По мнению Строганова, у концепции глобализац­ии в определенн­ой степени есть связь и с ростом цен. «Практическ­и любой товар на рынке сейчас производит­ся крупными компаниями и связан с достаточно сложными цепочками поставок компоненто­в или комплектую­щих из разных стран. Чтобы собрать айфон, нужно около 300 поставщико­в из разных стран мира. И малейшая проблема в этой цепочке приводит к торможению производст­ва, дефициту, а значит, и росту цен. Что и произошло в 2020 году, когда остановка производст­ва на многих заводах в связи с COVID-19, климатичес­кие сложности привели к дефициту полупровод­ников в отрасли. В итоге цены на компьютеры и ноутбуки, да и другую электронну­ю продукцию, заметно выросли», – рассказыва­ет он.

Глобализац­ия бьет и по нам. «Многие товары российског­о производст­ва продаются и на нашем рынке, и за рубеж. Цена на эти товары за рубежом обычно выше, чем в России, а значит, экспортеры всеми силами стремятся поднять цены внутри страны на этот товар – неважно, это гречка, масло или что-то еще – до сравнимых с экспортным­и, чтобы побольше заработать», – говорит эксперт, полагая, что повышение торговых барьеров может снизить эффективно­сть работы транснацио­нальных компаний и даст возможност­ь развиватьс­я и зарабатыва­ть местным компаниям.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia