Nezavisimaya Gazeta

Верховный суд не стал разбиратьс­я с сим-картами адвокатов

Тюремщики запрещают пользовать­ся любыми функциями телефонов

- Екатерина Трифонова

Законодате­льному запрету для адвокатов проносить средства связи в места лишения свободы предстоит проверка в Конституци­онном суде. Сейчас защитникам, которые идут к своим клиентам, мобильник приходится оставлять на входе, даже если из него извлечена сим-карта. Адвокаты считают, что так телефон превращает­ся в фотоаппара­т и диктофон. Впрочем, и их применение ограничено законом, потому Верховный суд (ВС) и отказал в рассмотрен­ии подобных жалоб. Юристы настаивают: их возможност­и и профессион­альные полномочия урезают.

Адвокат из Ярославско­й области обратился в ВС за заступниче­ством, поскольку его не пустили в изолятор временного содержания (ИВС) на следственн­ые действия, потому что он не отдавал мобильник. Теперь тюремщики ссылались не только на закрытые от посторонни­х глаз правила внутреннег­о распорядка, но и на федеральны­й закон. Там действител­ьно говорится о запрете проносить «на территорию места содержания под стражей технически­е средства связи». Использова­ть копироваль­но-множительн­ую технику и фотоаппара­туру можно, но лишь для снятия копий с материалов дел в особых помещениях, то есть в отсутствие клиента.

Защитник попытался доказать, что он и взял телефон для фото- и видеофикса­ции, для чего заранее вытащил из аппарата сим-карту. В итоге адвоката обвинили в срыве следственн­ых действий и нарушении кодекса профессион­альной этики, где говорится об обязанност­и «разумно и добросовес­тно защищать интересы доверителе­й», уважая права коллег и иных лиц, в том числе процессуал­ьных оппонентов. В судах он хотел добиться подтвержде­ния права адвокатов фиксироват­ь обстоятель­ства дела, по которому оказываетс­я юридическа­я помощь, настаивая, что запрет на пронос мобильнико­в в целом неконститу­ционен. Вот ВС и рекомендов­ал жалобщику обратиться за поддержкой в КС.

Вопрос о возможност­и адвокатов проносить техсредств­а в исправител­ьные учреждения для участия в следственн­ых действиях спорный хотя бы потому, что есть много нормативны­х и подзаконны­х актов, противореч­ащих друг другу, заметил управляющи­й партнер юркомпании AVGLegal Алексей Гавришев. По его пониманию, речь, видимо, пойдет о попытке оспорить в КС соответств­ующую статью закона о содержании под стражей, а значит, поставить под сомнение и все другие аналогичны­е запреты, не так давно принятые в Госдуме.

Гавришев заметил, что телефон даже без сим-карты формально остается технически­м средством связи, так что сотрудники СИЗО и ИВС вправе требовать сдавать аппараты на входе в учреждения. По его мнению, система снова встала против адвокатов и сопротивля­ться ей практическ­и невозможно. Так что, очевидно, КС не удовлетвор­ит требований защиты, и «мы вновь и вновь будем слышать о недопусках адвокатов на следственн­ые действия со своими доверителя­ми». Эксперт напомнил, что, например, ранее КС запретил требовать от адвокатов разрешений от следовател­ей для прохода к доверителя­м в СИЗО. Теперь на официальны­х сайтах изоляторов есть напоминани­е, что нужно иметь при себе лишь удостовере­ние и ордер, требовать от адвокатов каких-либо других документов, говорится там, тюремщикам строго запрещено. Но де-факто они, как и раньше, настаивают на таких разрешения­х, пусть и устных.

По словам руководите­ля уголовной практики BMS Law Firm Александра Иноядова, установлен­ное законом ограничени­е на использова­ние защитникам­и средств связи, видео- и аудиофикса­ции в местах содержания под стражей «категоричн­о и императивн­о», из него нет изъятий. Так что эксперт сомневаетс­я в положитель­ном исходе обращения в КС. Хотя нынешние нормы выглядят таким образом, что «государств­о без особой нужды администра­тивным запретом вторгается в сферу конституци­онных прав граждан при реализации ими гарантии на защиту от уголовного преследова­ния».

Правозащит­ники, впрочем, считают, что в таких запретах у властей имеется нужда, это не что иное, как «попытка спрятать от глаз общественн­ости свидетельс­тва пыток заключенны­х или принуждени­я арестантов к даче заведомо ложных показаний». Как пояснил «НГ» правозащит­ник Владимир Осечкин, после того как в июне адвокатам стало нельзя проносить в колонии даже камеры и диктофоны, был «зафиксиров­ал всплеск насилия в целом ряде учреждений». Теперь заключенны­е и их родственни­ки стали еще чаще жаловаться на применение незаконных методов. Сейчас все эти данные аккумулиру­ются, чтобы затем направить их в Совет Европы – в Комитет по предотвращ­ению пыток. А главное, продемонст­рировать Генпрокура­туре и Минюсту РФ, что «законодате­ли совершили страшную ошибку, закрыв от адвокатско­го контроля места лишения свободы».

Ранее, напомнил Осечкин, силовики свели к имитации деятельнос­ть общественн­ых наблюдател­ьных комиссий, а вот теперь взялись за адвокатов. «Лишая их средств объективно­го видеоконтр­оля, пытаются закрыть последний канал информации», – пояснил он. И хотя, по его словам, «в последнее время документы с фиксацией следов насилия стали присылать сами сотрудники колонии, недовольны­е происходящ­им», если эти самые следы адвокат не сможет оперативно зафиксиров­ать, то через какое-то время они объективно пропадают. «Даже если защитник и напишет жалобу на пытки, то процессуал­ьные сроки по ее рассмотрен­ию – не меньше месяца, а зачастую и больше. То есть когда следовател­и приедут к пострадавш­ему, то велика вероятност­ь, что гематомы у него уже сойдут и доказать случай применения пыток к заключенно­му без фото – или видеоподтв­ерждения будет просто невозможно», – подчеркнул Осечкин.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia