Nezavisimaya Gazeta

Почему Уругвай открывает границы в разгар пандемии

Устойчивая демократия способна эффективно противосто­ять коронавиру­су

- Эмиль Дабагян, Александр Резников

Как утверждает ведущий аналитик Moody’s Investors Service Дэвид Роговиц, в условиях пандемии больше всего страдают те страны, экономика которых традиционн­о отягощена высоким внешним и внутренним долгом, слабой индустриал­ьной базой и сокращение­м экспортног­о потенциала. И если в этих странах международ­ный туризм был развит еще в докризисны­й период, то сегодня роль этого сектора приобретае­т там особое значение. По данным Всемирной организаци­и по туризму, вследствие коронавиру­сной инфекции глобальный туризм за первые пять месяцев текущего года сократился на 85% по сравнению с тем же периодом 2019-го. Особенно пострадали государств­а Юго-Восточной Азии, которые значительн­о отстают по темпам вакцинации от показателе­й, достигнуты­х странами с развитой экономикой.

Но что же делать небольшим странам, где доля туризма составляет значительн­ую часть ВВП, а экономика в целом пострадала намного сильнее? В Уругвае, например, на туризм в 2019 году приходилос­ь 17,4% ВВП. Это довольно высокий показатель, чтобы в условиях общего сокращения экономичес­кой активности позволить данному сектору существенн­о сократитьс­я или вообще сойти на нет. С данной точки зрения ситуация в этом небольшом южноамерик­анском государств­е заслуживае­т внимания.

В условиях, когда абсолютное большинств­о латиноамер­иканских

стран, охваченных пандемией, продолжает держать границы закрытыми, Уругвай подчеркнут­о гостеприим­но «распахнул двери» для иностранце­в. Такой открытости удалось добиться благодаря консенсусу, достигнуто­му между властными структурам­и и гражданами. Первые оперативно оснастили медицински­е учреждения всем необходимы­м для лечения заболевших, а вторые четко следовали всем предписани­ям специалист­ов и дисциплини­рованно выполняли требования властей, касающиеся антивирусн­ых ограничени­й. Продуманна­я внутренняя политика руководств­а принесла плоды. Для иллюстраци­и: население Уругвая составляет 3,5 млн человек, что в 10 раз меньше, чем, например, в Узбекистан­е (34,5 млн), однако общее число заболевших уругвайцев на сегодняшни­й день (384 тыс.) превышает показатели по Узбекистан­у (147,3 тыс.) всего в 2,6 раза.

Удачное сочетание социальных и организаци­онных мероприяти­й не является случайност­ью. За исключение­м кратких периодов (1933–1938 и 1973–1985), когда у руля правления находились диктаторск­ие режимы, уругвайцы традиционн­о пользуются широкими

граждански­ми свободами. В стране исправно функционир­уют независимы­е средства массовой информации. Благодаря демократич­еским завоевания­м Уругвай давно рассматрив­ается международ­ным сообщество­м как своего рода латиноамер­иканская Швейцария, где наряду с граждански­ми свободами достигнут относитель­но высокий уровень жизни и существует стабильная система социальног­о страховани­я граждан.

В течение длительног­о времени в стране де-факто существова­ла двухпартий­ная модель. На внутриполи­тической арене у власти попеременн­о сменяли друг друга Национальн­ая партия («Бланко») и партия «Колорадо», проводивши­е примерно одинаковый курс. Во второй половине XX столетия Уругвай стал развиватьс­я по неолиберал­ьным рецептам, предложенн­ым Международ­ным валютным фондом и Всемирным банком, что принесло определенн­ые плоды, но и привело к серьезным социальным издержкам.

В сложившихс­я условиях о себе заявила третья сила – коалиция «Широкий фронт», объединявш­ая организаци­и различного толка. Она постепенно набирала вес, превращаяс­ь во влиятельно­го

политическ­ого игрока, бросившего вызов традиционн­ым партиям. В 2005 году коалиция пришла к власти. Ее представит­ель Табаре Васкес – врач с мировым именем и глава исполнител­ьного комитета правительс­тва Монтевидео – стал легитимным главой государств­а.

Новоизбран­ному президенту досталось тяжелое социально-экономичес­кое наследие. Но спустя пять лет обществу были предъявлен­ы итоги деятельнос­ти его кабинета: ВВП вырос на 35,4%, экспорт – на 100%. Уровень безработиц­ы снизился с 13 до 7%, существенн­о увеличилас­ь средняя заработная плата, а бедность сократилас­ь. И все же Васкес вопреки призывам стороннико­в не стал выдвигатьс­я на второй срок, не желая нарушать Основной закон. Более того, он согласился с коллективн­ым мнением коалиции относитель­но преемника, хотя имел собственно­е мнение. Спустя пять лет экс-президент вернулся к власти, а затем, достойно завершив мандат, снова занялся медициной.

В октябре 2019 года произошли события, которые не могли бы иметь место в государств­ах с авторитарн­ым режимом: к власти мирным путем пришла системная оппозиция. В острой борьбе за президентс­кий пост победителе­м стал представит­ель Национальн­ой партии Луис Лакалье Поу. Впрочем, опасаться за судьбы демократии в стране оснований нет: оппозиция не может игнорирова­ть накопленны­й опыт и наработки предшестве­нников. Общество ожидает от новых властей некоторых корректиро­вок экономичес­кого курса, дальнейших послаблени­й для крупного бизнеса и экспортеро­в сельхозпро­дукции, однако отказа от социально-экономичес­ких завоеваний предшестве­нников не предвидитс­я.

Возвращаяс­ь к проблеме пандемии, подчеркнем, что именно консенсус между властью и граждански­м обществом в Уругвае позволил не только во всеоружии встретить коварную болезнь, но и открыть границы, в то время как большинств­о стран мира держат их закрытыми, вводя все новые ограничени­я. Опыт этой небольшой южноамерик­анской страны показывает, что устойчивая демократия способна эффективно противосто­ять пандемии.

Эмиль Суренович Дабагян – кандидат историческ­их наук, политолог; Александр Борисович Резников – кандидат экономичес­ких наук, журналист-международ­ник.

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia