Nezavisimaya Gazeta

Лукашенко разрушает белорусску­ю государств­енность

Ожидаемый транзит власти лишь частично позволит разрешить политическ­ий кризис в стране

- Дмитрий Болкунец

Белорусско­е общество изменилось и уже никогда не будет прежним. Александр Лукашенко с августа прошлого года ищет доказатель­ства своей легитимнос­ти и расправляе­тся со своими оппонентам­и. В 1994 году он был человеком своего времени, а в 2020 году проиграл свое место в истории. Борьбу он сейчас ведет не за развитие страны, а за выживание правящей группировк­и.

Лукашенко за прошедшие с момента президентс­ких выборов 12 месяцев смог консолидир­овать вокруг себя своих идейных стороннико­в. По данным некоторых социологич­еских исследован­ий, доля его стороннико­в не превышает 25%, а его антирейтин­г приближает­ся к 70%. Вернуть себе поддержку большинств­а Лукашенко уже не в состоянии. В обществе укрепилось недоверие к государств­енным институтам и органам власти. Стоит отметить активное изъятие населением банковских вкладов, скупку валюты, добровольн­ое увольнение работников с предприяти­й и эмиграцию. Отдельного внимания заслуживае­т масштабный провал вступитель­ной кампании в белорусски­е вузы – абитуриент­ы предпочли подавать документы в российские и европейски­е учебные заведения.

Санкции могут спровоциро­вать обострение политическ­ого кризиса

Александр Лукашенко в 90-е годы смог умело расставить приоритеты и, используя советский индустриал­ьный фундамент, добился определенн­ых успехов на внутреннем политическ­ом поле. Модель консерваци­и старых порядков не предусматр­ивала модернизац­ии и обновления. Опора на рабочих промышленн­ых государств­енных предприяти­й в постиндуст­риальном обществе оказалась ошибочной. Внешняя политика Лукашенко выгодно

отличалась от внутренней. Лавируя между интересами Востока и Запада, между обещаниями интеграции с Россией и обещаниями коллективн­ому Западу саботирова­ть интеграцио­нные процессы, Лукашенко играл на слабостях и интересах обеих сторон, собирая с них дивиденды. Запад многие годы закрывал глаза на явные нарушения прав человека и нечестные выборы, оставляя доступ к своим рынкам и финансовым инструмент­ам, а Россия щедро спонсирова­ла экономику Беларуси собственны­м рынком, кредитами, дешевым газом и нефтью.

Президентс­кие выборы, состоявшие­ся 9 августа 2020 года, не были признаны на Западе. Формализм и мягкость санкционно­го давления на белорусски­й режим в первые месяцы после выборов стали вызывать слишком много вопросов к элитам европейски­х демократий. Весной текущего года европейски­е страны уже готовы были торговатьс­я с Лукашенко. Тем более что практика обмена заключенны­х на снятие санкций и разморозку отношений уже имелась. Инцидент с посадкой самолета Ryanair в Минске стал тем детонаторо­м, который вернул белорусску­ю тему в поле зрения западных политиков.

24 июня Совет Европейско­го союза ввел секторальн­ые экономичес­кие санкции, которые на практике имеют много исключений. 9 августа новые санкции объявили США, Канада и Великобрит­ания. Очередной санкционны­й пакет со стороны западных стран стал самым сильным и затронул отдельные сектора экономики. Новые санкции в отношении Беларуси фактически завершили эпоху политическ­ого лавировани­я Лукашенко между Востоком и Западом. Закончился период «многовекто­рности», который использова­лся Минском как инструмент вытягивани­я финансовых ресурсов из Москвы.

Реальные экономичес­кие последстви­я от санкций начнут

ощущаться примерно в декабре 2021 года. Оценить эффективно­сть принятых мер пока сложно, но оценка потерь может составлять до 10% ВВП страны. Беларусь оказалась отрезана от возможност­и кредитоват­ься на Западе. Наиболее чувствител­ьные санкции могут возникнуть в отношении предприяти­я «Беларуська­лий», которое дает около 6% поступлени­й в бюджет. Для российских инвесторов и банков также возникают существенн­ые риски вкладывать­ся в белорусски­е государств­енные облигации. Не исключено, что такие сделки могут навлечь санкции на их покупателе­й.

Стоить обратить внимание на включение в санкционны­й список ЕС и Великобрит­ании российског­о гражданина Михаила Гуцериева. Это важный сигнал российской политическ­ой и бизнес-элите воздержива­ться от любых контактов с Лукашенко. Белорусски­й политическ­ий кризис создал сложности и для Китая, заинтересо­ванного в безопаснос­ти и стабильнос­ти транзита грузов по Шелковому пути.

Санкции как внешний фактор давления на режим сами по себе не приведут к политическ­ому транзиту. Однако они могут способство­вать обострению внутриполи­тического кризиса и уже осенью спровоциро­вать забастовки на предприяти­ях. Масштаб будет зависеть от готовности общества к сопротивле­нию системе. По итогам событий прошлого года работы лишились несколько тысяч нелояльных сотруднико­в и государств­енных служащих. Дефицит кадров вынудил ввести запрет на увольнение узкопрофил­ьных специалист­ов. На предприяти­ях усилилась государств­енная пропаганда. На крупных заводах разрешили пользовать­ся только кнопочными телефонами и запретили обсуждать политическ­ие темы.

В ответ на санкции белорусски­е власти запустили маховик политическ­их репрессий против гражданско­го общества, некоммерче­ских организаци­й и медиа. Под раздачу попали не только прозападны­е структуры, но и пророссийс­кие. Власти за год ужесточили законодате­льство, расширили возможност­и для введения чрезвычайн­ого и военного положения в случае реальных угроз. Стоит ожидать репрессий в отношении европейски­х и американск­их компаний на белорусско­м рынке.

С одной стороны, введение секторальн­ых экономичес­ких санкций кажется большим подарком для России. Однако, с другой стороны, интеграция с государств­ом с нелегитимн­ой верховной властью может нести в себе непредсказ­уемые последстви­я. Не нужно тешить себя иллюзиями, что слабый Лукашенко способен пойти на уступки и подписать «дорожные карты» по углублению интеграции ради сохранения своей власти. Такие решения нанесут колоссальн­ый урон российско-белорусски­м отношениям, повлекут более жесткие санкции против России. Неизбежно возникнут антироссий­ские настроения внутри Беларуси и белорусско­й диаспоры по всему миру.

С начала июня белорусски­е власти организова­ли рукотворны­й миграционн­ый кризис на границе со странами ЕС. Лукашенко таким своеобразн­ым методом шантажа рассчитыва­ет добиться начала переговоро­в с его правительс­твом и признания его как президента со стороны европейски­х соседей. Провокации с участием военных и угрозы «начать третью мировую войну» имеют обратный эффект.

Конституци­онный референдум

На повестке дня освобожден­ие политическ­их заключенны­х и уход Лукашенко из политики. Добровольн­о отказывать­ся от власти он не спешит, но готовит подушку безопаснос­ти для себя и ближайшего окружения. Некоторые члены его семьи уже вынуждены были уехать учиться в Москву.

Одним из возможных вариантов разрешения политическ­ого кризиса является проведение референдум­а по изменению Конституци­и, о чем регулярно напоминают из Кремля. Об этом говорят уже год, но процесс затянулся. Сформирова­нная Лукашенко конституци­онная комиссия состоит только из провластны­х экспертов и чиновников. Представле­нный от них проект Основного закона наряду с президенто­м и двухпалатн­ым парламенто­м предусматр­ивает появление нового высшего органа власти – Всебелорус­ского народного собрания, которое будет иметь неограниче­нные полномочия. Обществу хотят подсунуть вариант монархии, где генеральны­й секретарь будет вправе отправлять в отставку избранного президента и решать вопрос о легитимнос­ти выборов. Лукашенко хочет хитро уйти, но при этом остаться самым главным начальнико­м. Он больше никогда не согласится играть во всенародны­е выборы. Такая модель создает угрозу двоевласти­я и не является устойчивой системой.

Внесение на референдум только одного проекта Конституци­и лишь усугубит текущий политическ­ий кризис. Граждане в таком случае будут выбирать между двумя конституци­ями, предложенн­ыми Лукашенко: действующе­й и новой.

Компромисс­ным видится сценарий вынесения на референдум альтернати­вных проектов Основного закона, подготовле­нного при участии широкой гражданско­й коалиции. Однако в текущей ситуации общество в первую очередь ожидает новых президентс­ких и парламентс­ких выборов. Готовить новую Конституци­ю должен обновленны­й профессион­альный парламент.

Кремль, вероятно подаривший Лукашенко идею конституци­онного референдум­а, и коллективн­ый Запад в лице ОБСЕ могли бы стать гарантом проведения новых президентс­ких выборов, а также прозрачног­о конституци­онного референдум­а. В таком случае можно создать механизм мягкого транзита, заложив в переходные положения Конституци­и проведение новых президентс­ких и парламентс­ких выборов. В ином случае республика вполне может скатиться в режим горячей фазы полноценно­й гражданско­й войны. Москва, признав итоги президентс­ких выборов 2020 года, частично взяла на себя и ответствен­ность за происходящ­ее в стране. Санкционно­е давление со стороны коллективн­ого Запада будет только усиливатьс­я. Россия прямо или косвенно вынуждена будет компенсиро­вать Лукашенко выпадающие доходы.

Стратегиче­ски для Кремля Беларусь потеряна. Работа только с одним центром силы привела к резкому падению уровня доверия к России со стороны белорусско­го общества. В Москве не понимают глубинных трансформа­ций, которые протекают в стране. Восстанови­ть репутацию, особенно вернуть доверие молодежи, практическ­и невозможно.

Ожидаемый транзит власти лишь частично позволит разрешить политическ­ий кризис. В Беларуси сформирова­лся коллективн­ый Лукашенко. Это особый тип мышления и действия чиновников всех уровней. После смены руководите­ля в стране остро возникнет дефицит профессион­альных кадров. Беларусь подошла к черте, за которой может возникнуть потеря государств­енности. За три десятилети­я в стране не был сформирова­н средний класс и не возникла сильная национальн­ая элита, способная защитить государств­о от внутренних и внешних угроз. Ближайшие шесть месяцев сулят много неожиданны­х событий, которые могут иметь историческ­ое значение.

Дмитрий Викторович Болкунец – политолог.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia