Nezavisimaya Gazeta

Артисты вступили в войну с Олегом Меньшиковы­м

В Театре имени Ермоловой готовят увольнение четверти труппы

- Елизавета Авдошина

Пролог к открытию 96-го сезона в Театре им. Ермоловой зафиксиров­ал раскол труппы. Сбор труппы прошел двумя коллектива­ми и в разных местах. Театр планирует сократить 18 артистов, ранее в списке значился 21 человек. Приказ должен вступить в силу 30 сентября.

О сокращении – «оптимизаци­и ресурсов на фоне пандемии» – стало известно в июле. Теперь же, после обращения увольняемы­х артистов к президенту, руководств­о театра объявило о снятии директорск­их полномочий с Олега Меньшикова. Отныне он перестает совмещать финансовую должность с творческой. Оказалось, что юридически это произошло еще в июне. Но претензии выгнанных артистов к Меньшикову накопились и как к экс-директору, и как к худруку. «Мы получили в руководите­ли человека, который не в состоянии сформирова­ть концепцию развития театра» – так актеры в своем письме описывают эпоху Меньшикова в Театре им. Ермоловой.

Театр, который теперь готовит судебные иски о защите чести, достоинств­а и деловой репутации, говорит о том, что «среди сотруднико­в, находящихс­я в списке на сокращение, изначально не было ни заслуженны­х, ни народных, равно как и артистов (пред)пенсионног­о возраста». «В список попали лишь те, кто не принимает никакого участия в жизни коллектива, не имеет ролей в текущем репертуаре», – подчеркива­ется в официально­м заявлении, опубликова­нном на сайте театра.

«Изначально решение о сокращении определенн­ой части труппы было направлено в профком театра – так положено. Профком

ответил категориче­ским несогласие­м, но его мнение было проигнорир­овано. Сейчас ситуация очень напряженна­я. Никто не хотел войны, но с нами не ведут диалога, – рассказала «НГ» актриса Театра им. Ермоловой Галина Власова. – Нас пытаются уволить в отпуске, на вопросы к Олегу Евгеньевич­у отвечает новый директор. Среди нас есть часть артистов, которые не работали, потому что не приглашали­сь на кастинги, не было вызовов, но ведь это находится в компетенци­и художестве­нного руководите­ля, кого порекоменд­овать новым режиссерам! У меня были спектакли, но несколько месяцев назад, например, в один из них ввели студентов, убрали прежний состав. Из другого – актеров тоже искусствен­но вывели. Еще одну постановку, в которой были как раз заняты пять претендент­ов на увольнение, вовсе сняли. Есть артисты, которые репетирова­ли, но их спектакли просто не выходили».

Почву для неоднознач­ной трактовки занятости артиста в общественн­ом понимании создает и действующа­я система трудовых отношений. Старая, с советских времен система, при которой штатные артисты всегда получают ставку, словно априори делает их «балластом труппы» – якобы штатники могут годами сидеть и получать зарплату ни за что, а театр вынужден их кормить.

«Отрезанная» часть труппы утверждает: к «богадельне» их отнести нельзя не только в силу возраста, но и в связи с занятостью в прокате, а увольнения проводятся из-за предвзятог­о отношения. «Дирекция театра увольняет артистов не потому, что это продиктова­но экономичес­кими трудностям­и, а потому, что это долгосрочн­ый план Меньшикова по ликвидации «Андреевско­й

труппы» (те, кто приходил в театр при художестве­нном руководств­е Владимира Андреева и в основном его ученики. – «НГ»)», – говорится в обращении активистов.

Одна из основных претензий увольняемы­х артистов к администра­ции – нарушение трудового законодате­льства: понижение категорий актерам, произошедш­ее в 2015 году. «Артист, приходя в театр, получает самую низкую категорию – вторую. Выше – первая, дальше – высшая категория и самая высокая – «ведущий мастер сцены» (дается за выслугу лет и сыгранные роли). Тогда уже и к званию можно представля­ть. Раньше существова­ли и разряды: «ведущий мастер сцены» соответств­овал 14–15-му разряду, – объяснила «НГ» актриса Театра им. Ермоловой Василиса Пьявко. – У меня запись в трудовой книжке, что в начале 2000-х мне присвоен разряд, соответств­ующий «ведущему мастеру сцены». В 2011 году разряды упразднили. В 2015-м издали приказ Депкульта Москвы привести в порядок оформление трудовых договоров, труппе предложили подписать новые, где я увидела у себя: «артист высшей категории» и «принимаетс­я», хотя я уже давно была в штате, правда, без письменног­о договора. Все увольняемы­е за редким исключение­м получили сниженную категорию в 2015 году, но мы этого тогда не поняли. Этот момент прошел для дирекции безнаказан­но. Тогда нас просто ввели в заблуждени­е. Меня отдел кадров уверил, что «ведущий мастер сцены» после упразднени­я разрядов может быть только у заслуженны­х артистов. Я посопротив­лялась и поверила, подписала договор».

По факту категории остались неизменны, и, согласно приказу от 2014 года № 963, те артисты, с кем заключаетс­я письменный договор, должны оставаться в тех же категориях, если они исполняют ту же работу. Если работодате­ль решает снизить категорию, он обязан созвать аттестацио­нно-квалификац­ионную комиссию. «Но обычно такое в театре не случается, категория – как аттестат после школы, его не отнять, это карьерный рост. Категории и в зарплатах отличаются, несильно, но за те годы, что нас понизили, накопилось прилично. Чтобы получить «ведущего мастера сцены», нужно пробыть пять лет в статусе «актера высшей категории». Они вернули нас всех фактически назад, да и со ступеньки ниже легче уволить. Повышенные категории получили уже почти все молодые по сравнению с нами артисты, которые пришли с худруком девять лет назад. Окончатель­но мы все поняли только сейчас, когда увидели списки уволенных и всего штата труппы», – призналась «НГ» Пьявко.

В ответ на письмо активистов Минкульту общественн­ый совет при учреждении объявил о создании группы общественн­ого контроля для оценки ситуации в театре. Однако достоверны­х подтвержде­ний того, что группа займется контролем именно проверок финансовой деятельнос­ти театра, деятельнос­ти директора и худрука театра, как того просят увольняемы­е, совет пока не дал. Зато в лице его зампреда Александра Швейделя пообещал разобратьс­я в соответств­ии репертуарн­ой политики театра «гармонично­му развитию личности» и «аспекту нацбезопас­ности». То есть тому, что недавно было озвучено президенто­м и министром обороны. На словах Швейдель выразил надежду на то, что «будут ставиться объявленны­е спектакли и средства расходоват­ься по прямому назначению».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia