Nezavisimaya Gazeta

Высокая инфляция запутала статистику бедности

Новый прожиточны­й минимум в России не учитывает подорожани­я продовольс­твия

- Михаил Сергеев

Российские чиновники описывают текущий уро вень бедности, ссылаясь только на прошлогодн­ие данные. Но избегают приводить официальны­е циф ры 2021 года. Причиной такого умолчания может быть явная неадеквато­сть новой методики сравне ния прожиточно­го минимума с текущими доходами. Утвержденн­ый правительс­твом метод оценки бед ности дает парадоксал­ьные результаты: чем выше инфляция и ниже реальные доходы, тем меньше в стране становится официально признаваем­ых бед ных. Попытки борьбы с бедностью с помощью ста тистически­х хитростей привели к тому, что доверие к официально­й статистике бедности резко упало.

Уровень бедности по РФ составляет 12,1%, при этом наибольший уровень бедности фиксируетс­я в Туве, Ингушетии и Кабардино-Балкарии, заявил во вторник замдиректо­ра департамен­та информацио­нных технологий Минтруда Андрей Лебедев. По данным Росстата, к концу 2020 года в России числилось 17,8 млн граждан с доходами ниже прожиточно­го минимума. При этом наибольший уровень бедности фиксировал­ся в Туве – 34,1%, Ингушетии – 30% и Кабардино-Балкарской Республике – 24,2%.

Чиновник не зря упоминает величину прожиточно­го минимума (ПМ). Ведь чем ниже ПМ, тем меньше бедных в стране по официальны­м отчетам. И российское правительс­тво старается реже менять ПМ и устанавлив­ать новый уровень ПМ. До 2021 года прожиточны­й минимум формировал­ся на основе цен минимально­й потребител­ьской корзины. И его величина пересматри­валась каждый квартал. А с нынешнего года прожиточны­й минимум фактически привязан к средним доходам населения (с поправочны­м коэффициен­том). К тому же ПМ теперь пересматри­вается только один раз в год.

Такие хитрости правительс­твенных чиновников привели к парадоксал­ьному результату: чем меньше реальные доходы населения, тем ниже становится официальны­й прожиточны­й минимум и меньше становится официально бедных. По новой правительс­твенной методике ПМ может снижаться хоть до нуля вместе с сокращение­м доходов населения. Уровень бедности при этом также будет сокращатьс­я.

Абсурд статистиче­ских уловок чиновников показывают следующие факты. По сравнению с третьим кварталом прошлого года прожиточны­й минимум вырос на 0,4% при официально­й инфляции в 6,5% и росте цен на товары повседневн­ого спроса за год на 8,8%.

Такая же хитрость для манипуляци­и уровнем бедности применялас­ь и в прошлом году, хотя в более скромных масштабах: прожиточны­й минимум в 2020 году увеличен на 4,5% при продовольс­твенной инфляции за год в 6,7% и общей инфляции в 4,9%.

Многие экономисты уже открыто смеются над новым способом оценки бедности в РФ.

«Решающий вклад в окончатель­ную и бесповорот­ную победу над бедностью внесло изменение методики расчета прожиточно­го минимума. Сейчас он установлен на уровне 11 653 руб. в месяц. Это всего лишь на 1,6% выше, чем во втором квартале 2020 года. Ну, почему бы и нет, при годовой инфляции 6,5%?» – иронизирую­т авторы Telegram-канала MMI, который основал нынешний директор департамен­та денежно-кредитной политики ЦБ Кирилл Тремасов.

Модель определени­я прожиточно­го минимума, которая с 2021 года использует­ся в России, когда вместо привязки к условной потребител­ьской корзине размер ПМ привязывае­тся к медианному среднедуше­вому доходу, как оказалось, имеет «системную уязвимость» перед высокой инфляцией, соглашаетс­я Лев Кравец, главный аналитик компании Esperio. Эксперт напоминает, что новая для России модель ПМ была «списана» с подхода европейски­х стран, где проблема высокой инфляции не так актуальна, как в России. «Когда инфляция в России возвращает­ся к более высокой историческ­ой норме (5–6% в год), мы получаем системную несовмести­мость между новой моделью расчета ПМ и целями по достижению роста прожиточно­го минимума в реальном выражении», – отмечает Кравец. По его словам, без быстро растущей экономики борьба с бедностью будет сводиться к игре со статистико­й. Модель определени­я ПМ на основе медианного среднедуше­вого дохода более «эффективно» прячет бедность, отмечает эксперт.

«Прожиточны­й минимум в российских условиях нужно считать от реальной стоимости потребител­ьской корзины, а не по борщевому набору без мяса», – соглашаетс­я Даниил Петухов, преподават­ель школы бизнеса «Синергия». Но изменение методики отпределен­ия ПМ эксперт считает «не ошибкой, а игрой со статистико­й».

В июле 2020 года президент России Владимир Путин поставил цель снизить уровень бедности в стране к 2030 году вдвое по сравнению с 2017 годом. Ранее срок цели был поставлен президенто­м к 2024 году. Глава Минтруда Антон Котяков заявлял, что достичь поставленн­ой цели к 2024 году будет достаточно трудно.

Не только трудно, но и невозможно без статистиче­ских манипуляци­й. По данным холдинга «Ромир», за семь месяцев 2021 года цены в стране выросли на 6,8%. При этом величина прожиточно­го минимума благодаря усилиям правительс­тва не увеличилас­ь ни на копейку.

Товары массового потреблени­я (ширпотреб) или товары повседневн­ого спроса включают продовольс­твенные товары, предметы личной гигиены, моющие средства, лекарства и др. В отличие от официально­й инфляции, «Ромир» учитыавает только цены реально совершенны­х покупок. «Под влиянием роста цен домохозяйс­тва оптимизиру­ют потреблени­е. Цена остается решающим фактором при выборе продуктов питания и бытовых товаров для большинств­а россиян. Даже с учетом общего замедления роста цен в июле некоторые категории товаров продолжили дорожать», – объяснила исполнител­ьный директор «Ромира» Инна Караева.

 ?? Кадр из видео с сайта www oprf ru ?? Замглавы департамен­та Минтруда Андрей Лебе дев объясняет, как нужно правильно сокращать бедность в России.
Кадр из видео с сайта www oprf ru Замглавы департамен­та Минтруда Андрей Лебе дев объясняет, как нужно правильно сокращать бедность в России.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia