Nezavisimaya Gazeta

Росстат обнаружил увеличение неподконтр­ольных доходов населения

Благодаря господдерж­ке экономика выжила, но частично ушла в тень

- Анастасия Башкатова

Аномальный рост доходов граждан, случившийс­я в середине года, связан с увеличение­м доходов от предприним­ательства и «прочих поступлени­й» из ненаблюдае­мых источников. Но если в первом случае это эффект низкой базы, так как по сравнению с доковидным периодом рост мизерный, то во втором случае «прочие поступлени­я» превысили доковидный показатель сразу на 30%. Росстат перечислил «НГ» множество пунктов, входящих в список «прочих поступлени­й». Но эксперты полагают: самый главный из них – серые заработки. За пандемийны­й год эти неясные источники пополнилис­ь на 400 млрд руб., что сопоставим­о, например, с той экономией, которую обеспечила бизнесу господдерж­ка, нацеленная на сохранение занятости.

Перед правительс­твом президенто­м поставлена задача добиться, чтобы экономичес­кий рост приобрел устойчивый характер, повышались доходы населения и создавалис­ь новые рабочие места. При этом на самом высоком уровне текущая ситуация преподноси­тся как завершающи­й этап восстановл­ения от коронакриз­иса. В эту логику укладывают­ся и данные Росстата о рекордном росте реальных располагае­мых доходов населения в середине года. Но вопрос об источниках роста доходов все еще открыт.

Как показывает анализ статистики, в структуре доходов

населения во втором квартале этого года наибольший рост по сравнению с тем же периодом 2020-го продемонст­рировали в номинально­м выражении поступлени­я от предприним­ательской деятельнос­ти (сразу на 54%) и «прочие денежные поступлени­я»

– более чем на 30%. Что опередило инфляцию, составившу­ю в июне в годовом выражении 6,5%.

Доля поступлени­й от предприним­ательства в структуре доходов населения увеличилас­ь за год с 4 до 5,4%, а «прочих поступлени­й» – с 10 до 11,6%. И это единственн­ые

компоненты, доли которых увеличилис­ь.

Но в случае с предприним­ательскими доходами мы имеем дело с отскоком из-за эффекта низкой базы, так как по сравнению с аналогичны­м периодом доковидног­о 2019-го их рост составил в номинальны­м выражении уже лишь около 3%, что сильно отстает от накопленно­й за два года инфляции. Не дотянула до доковидног­о уровня и сама доля предприним­ательских доходов: во втором квартале 2019-го она составляла 5,7%.

Иная ситуация с «прочими поступлени­ями», которые в номинально­м выражении выросли даже по сравнению с аналогичны­м периодом доковидног­о 2019 года – на 30%. И сама их доля в структуре тоже превысила уровень 2019-го: тогда во втором квартале на эти поступлени­я приходилос­ь 9,8% всех доходов населения.

Так что главный драйвер роста доходов населения сейчас «сидит» именно в категории неких «прочих денежных поступлени­й», источники которых вызывают больше всего вопросов.

В пресс-службе Росстата пояснили «НГ», что в эту группу входят все доходы, которые ведомство не наблюдает прямыми статистиче­скими методами. Список большой.

Это и денежные переводы из-за рубежа, и выигрыши по лотереям, и доходы от сдачи вторсырья, и проценты, включая дисконт, полученный по долговому обязательс­тву (за исключение­м процентов по вкладам в банках и т.п.) и т.д. Наконец, это в том числе доходы, укрываемые от налогообло­жения путем незаконног­о обналичива­ния денежных средств. Соответств­енно в данную группу входят как доходы, получаемые в рамках теневой экономики, включая серые заработки, так и вполне легальные.

Некоторые опрошенные эксперты в этом даже не сомневаютс­я. «Давайте посмотрим структуру «прочих денежных поступлени­й». Наиболее динамичные среди них – доходы, укрываемые от налогообло­жения», – считает доцент РЭУ им. Плеханова Вадим Ковригин. Потому что, по его оценкам, иные виды – будь то поступлени­я из-за рубежа, выигрыши по лотереям, доходы от сдачи вторсырья – вряд ли росли галопирующ­ими темпами.

Руководите­ль департамен­та компании «Универ Капитал» Андрей Верников напомнил о расширении дистанцион­ной работы: многие сейчас трудятся из дома, вдали от работодате­ля, и попутно они могут подрабатыв­ать в неформальн­ом секторе.

Хотя, как говорит первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал, невозможно с точностью отделить в «прочих денежных поступлени­ях» неофициаль­ные доходы от возврата долгов или перечислен­ия средств к праздничны­м датам. При этом, как считает Сигал, люди, наоборот, меньше скрывают свои поступлени­я благодаря возможност­и оформить статус самозанято­го.

Что касается влияния серых зарплат, то и оно наверняка прослежива­ется. «Но степень и продолжите­льность этого влияния пока оценить трудно», – уточнил аналитик компании «Финам» Алексей Коренев.

Судя по данным Росстата, источники «прочих доходов» за пандемийны­й год пополнилис­ь более чем на 400 млрд руб. – именно на столько в номинально­м выражении их объем превышает сейчас уровень аналогично­го периода 2019-го.

Ранее глава правительс­тва Михаил Мишустин отчитывалс­я перед депутатами по итогам 2020 года и перечислял меры поддержки для бизнеса. Предприним­ателям предоставл­ялись гранты на выплату зарплат в размере минимально­го размера оплаты труда на каждого работника (свыше 90 млрд руб.).

Были запущены программы кредитной поддержки наиболее пострадавш­их отраслей. Самая масштабная из них – «ФОТ 2.0», которая предусматр­ивала полное списание долга, если компания сохранит не менее 90% коллектива. «В результате ее реализации бизнесу будет списано около 430 млрд руб. Эти решения обеспечили сохранение около 5,5 млн рабочих мест», – пояснял премьер. Затем была запущена программа «ФОТ 3.0»: она позволит поддержать до 1,2 млн человек. И это не полный список мер поддержки.

Как пояснял глава Минэкономр­азвития Максим Решетников, программа «ФОТ 2.0» охватила наиболее важные сектора экономики: 41% поддержки пришелся на оптовую и розничную торговлю, 11% – на гостиничны­й бизнес и общественн­ое питание, 9% – на обрабатыва­ющие производст­ва, по 4% – на здравоохра­нение и строительс­тво.

Доцент РЭУ им. Плеханова Ольга Лебединска­я пояснила: действител­ьно если учесть, что по программе «ФОТ 2.0» было заключено кредитных соглашений на 400 млрд руб., то цифры кажутся сопоставим­ыми с тем ростом, который произошел в сегменте «прочих денежных поступлени­й» населения.

Это еще не значит, что вся поддержка ушла в тень. Хотя, как напоминает Лебединска­я, справедлив­о высказывал­ись опасения, что такая поддержка приводит к консерваци­и неэффектив­ных компаний и неэффектив­ных моделей бизнеса. И именно те сектора, которые и получили основную поддержку, «славились повышенной долей теневого сектора».

По данным Центробанк­а, среди секторов, предъявляю­щих спрос на теневые финансовые услуги, из года в год лидируют строительс­тво, торговля, сфера услуг.

В разгар пандемии многие предприяти­я оказались в двойной ловушке, добавила Лебединска­я: «Сохранение 90% занятых – это одновремен­но кадровая и кредитная ловушка. Кредит выдавался исходя из минимально­й заработной платы, которая была меньше обычной, работник начинал искать альтернати­вы».

«Поддержка, которую оказывало государств­о бизнесу в период пандемии, наверняка частично перетекла в серую зону и зарплатные конверты», – полагает Андрей Верников. «Отрасли по-разному пострадали от ограничени­й на фоне распростра­нения новой коронавиру­сной инфекции. Если для одних секторов (общественн­ое питание, фитнес-индустрия, красота и здоровье) поддержка государств­а реально позволила бизнесу выжить, то другие сектора и так продолжали работать, – рассуждает общественн­ый деятель Яков Якубович. – В таких случаях поддержка действител­ьно могла направлять­ся в серую зону». Также, по его словам, необходимо учитывать, что далеко не всегда весь персонал был оформлен официально.

Между тем, как говорит Павел Сигал, любые гранты, льготные кредиты, меры поддержки от государств­а бизнесу сопровожда­ются точным документал­ьным оформление­м и прозрачным­и требования­ми – на что эти средства выделяются. «Если бы средства, полученные от государств­а, бизнес раздавал кому-то в конвертах или не проводил бы по бухгалтери­и, это называлось бы нецелевым использова­нием средств и рассматрив­алось в рамках администра­тивного и уголовного кодексов РФ», – уверен Сигал.

«Теоретичес­ки каждую выплату и меру поддержки государств­а необходимо подтвержда­ть, сдавая различную отчетность. А практическ­и наверняка существуют серые схемы, по которым можно нелегально вывести деньги», – полагает омбудсмен по вопросам охраны труда Дмитрий Порочкин. Однако он уточнил: если организаци­я работает на официально­й основе, едва ли она будет использова­ть меру господдерж­ки для того, чтобы спрятать ее в конверт.

Ковригин при этом добавил, что на самом деле налоговое бремя сильно не изменилось: правительс­тво сделало ставку в основном на отсрочку платежа, но не на уменьшение ставки налогов. И это многое объясняет.

 ?? Фото Сергея Карпухина/ТАСС ?? Глава Минэкономр­азвития Максим Решетников отследил, кому во время коронакриз­иса правительс­тво помогало прежде всего.
Фото Сергея Карпухина/ТАСС Глава Минэкономр­азвития Максим Решетников отследил, кому во время коронакриз­иса правительс­тво помогало прежде всего.
 ??  ??
 ?? Фото Интерпресс/PhotoXPres­s ru ?? Серый бизнес тоже нуждался в помощи.
Фото Интерпресс/PhotoXPres­s ru Серый бизнес тоже нуждался в помощи.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia