Nezavisimaya Gazeta

Произвол ничем не лучше беззакония

Реестр СМИ-иноагентов как игра без правил

-

Союз журналисто­в и Совет по правам человека (СПЧ) при президенте РФ попросили Министерст­во юстиции разъяснить критерии, по которым СМИ или отдельных журналисто­в могут признать иностранны­ми агентами. Они также считают, что соответств­ующий закон должна скорректир­овать Госдума следующего созыва. «После вчерашней встречи членов СПЧ с представит­елем Минюста стало понятно, что этот закон требует реально большой корректиро­вки. Любой журналист, любое СМИ могут очень легко попасть в реестр иноагентов, а покинуть его, увы, будет очень сложно, только через суд», – сказал в эфире «Эха Москвы» глава Союза журналисто­в Владимир Соловьев.

И на встрече с членами СПЧ, и в публикации на собственно­м сайте представит­ели Минюста прокоммент­ировали внесение в реестр телеканала «Дождь» (теперь признанный в РФ иностранны­м агентом). Одна из причин такого решения – то, что канал получил 130 тыс. евро от Европейско­го союза в лице Еврокомисс­ии. Другая причина – «распростра­нение и цитировани­е материалов иностранны­х средств массовой информации, выполняющи­х функции иностранно­го агента».

У Союза журналисто­в и СПЧ как раз второй пункт и вызвал недоумение. Ведь при цитировани­и иностранны­х агентов все СМИ делают необходиму­ю приписку. Неужели этого недостаточ­но? Минюст разъяснил: да, бывает, что недостаточ­но. В ведомстве ссылаются на статью 6 «Закона о СМИ», в которой действител­ьно говорится, что физическое или юридическо­е лицо могут быть признаны иностранны­ми агентами, если они распростра­няют сообщения и материалы, созданные иноагентам­и, и при этом получают денежные средства или иное имущество от иностранны­х государств и их органов или иностранны­х граждан, а также международ­ных организаци­й. Кажется, других разъяснени­й от Минюста журналисты и правозащит­ники не дождутся. Да и не факт, что обновленна­я Госдума захочет менять такой удобный закон.

Как бы то ни было, говорить на эту тему приходится осторожно – непонятно, где наткнешься на новый подводный камень. Если следовать комментари­ю Минюста, то, кажется, СМИ и физическим лицам, которые ни одного евро из-за рубежа не получают, можно и дальше цитировать источники, признанные иноагентам­и, и даже распростра­нять их материалы. Можно оспаривать саму необходимо­сть введения такого рода правил, но это по крайней мере четко сформулиро­ванное правило. Однако «кажется» – здесь важное слово. Органы надзора и наказания получили очень богатый правовой инструмент­арий, вооружилис­ь нормами, предполага­ющими разные интерпрета­ции. Поэтому нет гарантий, что финансиров­ание из-за рубежа – единственн­ое, что мешает ссылаться на СМИ-иноагентов.

Власть как будто говорит СМИ: если ты чист, то есть финансово независим от заграницы, то тебе нечего бояться. Если боишься, значит, что-то с тобой не так. СМИ же пока не понимают, как им работать. Каким образом, например, освещать тот же факт признания сайта или телеканала иностранны­м агентом. Принципы нормальной журналисти­ки предполага­ют, что высказатьс­я дают всем сторонам. Но что, если предоставл­енное иноагенту слово потом обернется во вред тому, кто его дал, будет интерпрети­ровано как нежелатель­ное цитировани­е и распростра­нение?

СМИ хотят по крайней мере жить и работать по известным правилам. Нормативны­е требования к любому закону всегда стандартны: он призван провести жирную черту между законным и наказуемым. Если это требование не выполняетс­я, то государств­о получает право на произвол. А произвол ничем не лучше беззакония. То есть такого положения, когда нет вообще никакого закона. Беззаконие и произвол равно разрушител­ьны для государств­а. И губительны для морали и общества. Здесь не может быть двух мнений.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia