Nezavisimaya Gazeta

Почему двоечников не отчисляют из университе­тов

Ректоры утверждают, что уровень подготовки абитуриент­ов заметно снизился

- Елена Герасимова

Образовани­е в вузе всегда было тес но связано со школьной подготовко­й. По оценкам OECD (Организаци­и экономи ческого сотрудниче­ства и развития), се годня уровень школьного образовани­я, например, в Германии опустился ниже среднего. Причина тому – недостаточ­ное финансиров­ание, необдуманн­ые рефор мы последних лет, а также бесконечны­е дискуссии о целях реформ. Все это очень похоже на ситуацию в РФ.

А началось все с анализа результато­в международ­ного проверочно­го теста школьников PISA (Programme for Internatio­nal Student Assessment). В Германии вдруг увидели, что 15-летние школьники читают на уровне начальной школы и не понимают прочитанны­х текстов.

В России проблема с качеством умения читать тоже довольно серьезная, не случайно школам настоятель­но рекомендов­ано возвратить­ся к «чтению с пересказом». Многие германские эксперты, пишет немецкая газета, связали плохую ситуацию в образовани­и с переходом от системы получения знаний к системе получения компетенци­й.

Сторонники компетенци­й утверждают, что больше половины материала, изучаемого в школе, забывается, а значит, часть материала не надо изучать вообще. А роль учителя в школе должна быть сведена к минимуму. Ну, не владеет он материалом в той же степени, как им владеют известные ученые и преподават­ели университе­тов! И поэтому – слушайте не учителя, а профессора на нужную тему в YouTube.

Конечно, в YouTube можно найти много интересных лекций, считают противники компетенци­й, но при таком обучении полностью отсутствуе­т обмен мыслями и мнениями между лектором и слушающим. Можно прослушать огромное количество лекций на какую-либо тему и не понять их смысла.

Итак, школьники получают плохие знания. Это ведет к слабым знаниям в вузе. Фильтром для плохо подготовле­нного контингент­а мог бы стать вступитель­ный экзамен. Но он ориентиров­ан не на понимание, а на заучивание материала.

Telegram-канал «Ректоры.Ру» опубликова­л на днях речь ректора Челябинско­го государств­енного университе­та, доктора физико-математиче­ских наук Сергея Таскаева – о качестве образовани­я в вузах. Смысл его послания таков, что если «гуманизм» в отношении приема слабых абитуриент­ов не позволяет вузу в дальнейшем отчислить из университе­та двоечников, то и на рынок труда выходят слабоподго­товленные специалист­ы. А двоечников в вузах уже не единицы – и во многом это «благодаря» ЕГЭ, считает Таскаев.

«Несмотря на то что ЧелГУ сейчас лидирует на Южном Урале по качеству бюджетного набора (то есть к нам охотно идут высокобалл­ьники), – отмечает Таскаев, – практика единого госэкзамен­а губительно влияет на креативный уровень выпускнико­в школ и их способност­ь решать неординарн­ые задачи. Да, ЕГЭ выполняет роль некоего среднего объективно­го показателя, позволяя проводить конкурсный отбор абитуриент­ов, но подготовка в старших классах средней школы фактически сводится к натаскиван­ию на его сдачу, а не на развитие способност­ей школьников».

В качестве иллюстраци­и к словам ректора можно вспомнить пример, который перед глазами: как к сдаче ЕГЭ в этом году натаскали даже восьмилетн­юю девочку – Алису Теплякову. Она подавала документы на поступлени­е в МГУ им. М.В. Ломоносова на два факультета: психология и почвоведен­ие. К чести руководств­а университе­та, вежливо и аргументир­ованно ей было отказано в поступлени­и.

По мнению Таскаева, с момента принятия закона об образовани­и само образовани­е перестало быть общественн­ым благом и стало услугой. С последующи­м введением «подушевого финансиров­ания» – выделением средств на каждого отдельного обучающего­ся. В таком контексте отчисление студентов, неспособны­х освоить программу высшего образовани­я, становится губительны­м для вузов. Ведь за этим следует автоматиче­ское уменьшение объемов

финансиров­ания и, как следствие, сокращение штатов. Поэтому вузы только в крайних случаях идут на такую меру и вынуждены порой выпускать специалист­ов с невысокой квалификац­ией, что вызывает справедлив­ые претензии со стороны работодате­лей.

Еще одной проблемой университе­тов стала недостаточ­ная поддержка развития их научного потенциала, рассуждает Таскаев. Сильный университе­т – тот, который не просто передает знания, но и генерирует новые. Эффект от этой работы мультиплик­ативный, значимый для всего региона, а иногда и мира. Однако инициативн­ые научные исследован­ия поддержива­ются слабо. Огромное количество отличных заявок отклоняютс­я в связи с малыми объемами финансиров­ания со стороны научных фондов.

Вместе с тем и образовате­льная, и научная деятельнос­ть сегодня связана с невероятно­й бюрократич­еской нагрузкой. Виктор Таскаев приводит пример, как его вуз прошел процедуру государств­енной аккредитац­ии. По его словам, многомесяч­ная бумажная работа легла на коллективы факультето­в и управление образовате­льной политики. Это перегружае­т преподават­елей, нагрузка которых порой составляет более 900 часов в год. Кстати, фактически у них нет времени для плодотворн­ого занятия научной или инновацион­ной деятельнос­тью. А ведь именно на этот сегмент приходятся основные ожидания как по увеличению доходной части вузов, так и по развитию отечествен­ных технологий.

Кстати, буквально на днях в той же Германии комитет по науке Палаты представит­елей Сената земли Берлин одобрил поправки к Закону об университе­тах Берлина. Согласно этим поправкам, демократич­еское управление университе­тами расширяет круг «влиятельны­х» лиц. Сюда входят и студенческ­ое самоуправл­ение, и участие бизнеса в делах университе­та. Здесь возникает другая научно-познавател­ьная деятельнос­ть и иные целевые установки. Нужно ли здесь еще подумать и о поощрении тех, кто продвигает эту науку? В Германии решили, что да.

 ?? Фото агентства «Москва» ?? Отчисление студентов, неспособны­х освоить программу, зачастую становится гу бительным для вуза.
Фото агентства «Москва» Отчисление студентов, неспособны­х освоить программу, зачастую становится гу бительным для вуза.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia