Nezavisimaya Gazeta

Вонзаю в грудь

Монтекки и Капулетти после футбольног­о матча: маленькие комедии по мотивам больших трагедий

- Евгений Минин

Отелло и Дездемона. Трагедия № 1. Финальный акт

– Молилась ли ты на ночь,

Дездемона?

– Ты это мне?

Да что с тобой, дружок? Зачем так грубо

и бесцеремон­но? От ревности в твоей душе

ожог? Меня достала эта передряга, Живу с тобою, каждый

день кляня, Мне рассказал секрет

намедни Яго, Что есть идея – задушить

меня? Запомни – сразу будешь

в каталажке, Цвет кожи не спасет тебя

совсем,

И не кусай себя потом

за ляжки, У нас закона нету BLM… Напрасно раструбил,

что Black Lives Matter, Жизнь и моя не менее важна. Всё!

С Яго завтра едем в оперетту. Купи на ужин мяса и вина… Ромео и Джульетта. Трагедия № 2. Финальный акт

Ромео у тела Джульетты: Любимая, как жить мне

без тебя? На небесах мы встретимся,

родная, – За пятьдесят дукатов

у аптекарей Блуждающих по улицам

Вероны Купил яд импортный,

на склянке «novichok» Названье прочитал

я на латыни. Аптекари Б. и П. на Библии клялись,

что отравили на Альбионе сэра С… которого спасло лишь

провиденье, но действует яд быстро

и надежно. И пахнет коньяком.

Прощай, Верона!

Выпивает яд.

Просыпаетс­я Джульетта: Ромео, где же ты?

Я жду тебя!

Мой ангел, мой единственн­ый,

любимый!

Но, боже!

Вот он рядом!

Бездыханен!

За чистую монету

смерть мою, он принял, не узнав про

блеф Лоренцо. Но нет, Ромео, твой возьму

кинжал. Вонзаю в грудь! О, больно!

Умираю! Просыпаетс­я Ромео:

О боже, что ж я вижу –

вся в крови Лежит моя любимая!

Я – ожил?

Мне продали не яд, а веронал, Ученых наших местных

ноу-хау, Аптекари бродячие. Гнев божий Пусть их везде настигнет

и накажет! Как в этом мире жить,

где все фальшиво

И даже яд…

Читатель мой, прощай! Кинжалом закалывает себя. Вбегают Монтекки, Капулетти и другие после футбольног­о матча (рвут на себе одежды и скандируют)

Нет повести печальнее,

мы знали, Чем проигрыш «Ювентуса»

в финале. Гамлет и Горацио. Трагедия-3 Гамлет:

Быть иль не быть в ЕС?

Вот в чем вопрос!

Придатком быть изменчивой

Европы, На побегушках у Евросоюза? Нет, дух отца велел нам

брать пример У сэра Джонсона,

премьера Альбиона, Что разрубил одним

ударом путы, И фунт, как солнце,

в небе воссиял. Что скажешь мне, Горацио?

Горацио:

Германские послы,

Зовут их Розенкранц

и Гильденсте­йн, Возможно, что сотрудники

МОССАДа, Работают не знаю на кого. А может, по фальшивым

документам Внедрились как Б. и П.,

Они везде, где заговор

и смута, Что в страхе держат

бедную Европу. А вот Лаэрт с отравленны­м

клинком, Бежит сюда, сгорая от стыда. Его, наверно, Меркель

подослала. Тебя, мой друг, предательс­ки

убить,

Чтоб Датское святое

королевств­о Осталось навсегда в Евросоюзе. Прощай, мой Гамлет!

Дай обнять тебя!

Гамлет:

Уж если смерть, Горацио, близка.

И суждено погибнуть

мне от яда, Обнимемся, дружище

на прощанье! Уж не дождусь из Англии

известий

О помощи!

Ведь им не до меня!

У них ковид, локдаун

и к тому же Проблемный брексит.

Нет, им не до нас

Увы, не будет Дания свободной!

 ?? Неизвестны­й художник. Шествие персонажей из пьес Шекспира (фрагмент). Около 1840. Йельский центр британског­о искусства, коллекция Пола Меллона, Нью-Хейвен, США ?? Цвет кожи не спасет тебя совсем, у нас закона нету BLM…
Неизвестны­й художник. Шествие персонажей из пьес Шекспира (фрагмент). Около 1840. Йельский центр британског­о искусства, коллекция Пола Меллона, Нью-Хейвен, США Цвет кожи не спасет тебя совсем, у нас закона нету BLM…

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia