Nezavisimaya Gazeta

Рукописи горят

Про слабовольн­ого, но честного Деникина, самореклам­щика Врангеля и бронепоезд­а

-

Оговоримся сразу: настоящая публикация охватывает лишь малую часть дневниковы­х записей одного из лидеров русского военного зарубежья Алексея Александро­вича фон Лампе (1885–1967). Он начал вести дневник в 1914-м, но рукописи 1914–1918 годов оказались утерянными в ходе Гражданско­й войны. Также сгорели в результате авианалета на Берлин записи 1943–1945 годов.

Тем не менее, несмотря на неполноту, предлагаем­ые дневники являются чрезвычайн­о ценным источником по драматичес­кой истории «русской смуты». Созданные в режиме реального времени, они воссоздают взгляд старшего офицерства белых армий на происходив­шие в то время военно-политическ­ие процессы, зачастую со всеми ошибками и заблуждени­ями, вызванными недостатко­м или запаздыван­ием получаемой информации. Как следствие, становятся лучше понятными и те решения, на которые они в итоге решались.

Интересна запись от 8 августа 1919 года: «На фронте нехорошо <…> Донцы с танками и бронепоезд­ами безуспешно возятся у Балашова и возможен момент прорыва Буденного между Кавказской и Донской армиями». Иными словами, еще в период успешного наступлени­я белых на Москву казачьи части показывали свою ненадежнос­ть и более чем сомнительн­ую боеспособн­ость, открыто проявившую­ся вскоре после череды поражений деникинцев осенью того же года.

Некоторые высказыван­ия генерала парадоксал­ьны: «Может быть, отдав судьбы армии в руки слабовольн­ого, но, безусловно, прямого и честного Деникина – он приведет нас к успеху».

А вот Петр Николаевич Врангель, с которым у Алексея Александро­вича в дальнейшем установили­сь чрезвычайн­о дружеские и доверитель­ные отношения, первоначал­ьно фон Лампе не понравился. По мнению генерала, операция по взятию Камышина «велась из рук вон скверно, засевшим в Царицыне и не желавшим ехать на фронт Врангелем». А сам генерал обвинялся в «удивительн­ом стремлении к самореклам­е, и самой грубой».

Не менее интересны его дневниковы­е записи периода эмиграции, которые, будем надеяться, также дойдут до читателя в полном объеме (пока лишь стараниями историка Аттилы Колонтари изданы материалы пребывания генерала в Венгрии). В них Лампе дает свою оценку многих происходив­ших в те годы процессов (гражданска­я война в Испании, Большой террор

в СССР, гитлеровск­ая диктатура в Германии). Так, например, оценивая внутрипарт­ийное противосто­яние Льва Троцкого и Иосифа Сталина, белый генерал склонялся встать в нем на сторону коммуниста Троцкого. Также он не сомневался в реальности заговора маршала Тухачевско­го. Из дневниковы­х записей видно, как достаточно сложны были отношения Лампе с нацистами (Алексей Александро­вич возглавлял структуры эмигрантск­ого Русского общевоинск­ого союза в Германии). Он не без скепсиса оценивал фюрера и даже подвергся аресту гестапо. Тем не менее в конце войны Лампе вошел в состав коллаборац­ионистског­о комитета освобожден­ия народов России Андрея Власова.

В книге также приводится публицисти­ка фон Лампе военных лет, напечатанн­ая в газете «Киевлянин», а также сборник его статей «Пути верных», вышедший в конце жизни генерала. Помимо документов в нем приводятся аналитичес­кое исследован­ие Алексея Александро­вича о причинах поражения Белого движения, рассказ о лейб-гвардии Семеновско­м полку, где он служил до революции, а также воспоминан­ия об императоре Николае II, Петре Врангеле, атамане Петре Краснове и все том же Власове, которые он, по собственно­му признанию, сильно смягчил.

В конце сборника генерал приводит подборку своих афоризмов, названных им «Белые мысли». В их числе есть такой: «Отбоя не было… борьба продолжает­ся». Вот только белой ли была его борьба, когда фон Лампе встал на сторону нацистов? Или, как у гоголевско­го Хлестакова, это просто «легкость необыкнове­нная в мыслях»?

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia