Nezavisimaya Gazeta

Либерализм оказался неприемлем для мусульманс­кого общества

Но из этого вовсе не следует, что либеральна­я идея потерпела крах

- Григорий Герасимов WWW.NG.RU/SPECIAL/KARTBLANSH

Уход США из Афганистан­а породил мнение о том, что время западной гегемонии в мире подошло к концу и это поражение будет, возможно, таким же началом конца американск­ой империи, как и вывод Ограниченн­ого контингент­а советских войск для крушения СССР.

Построение современно­го демократич­еского либерально­го государств­а наряду с ликвидацие­й терроризма было целью 20-летнего либерально­го эксперимен­та, который проводили США на афганской земле. Понять причины и суть этого социальног­о эксперимен­та невозможно вне контекста господству­ющих в американск­ом интеллекту­альном сообществе и истеблишме­нте взглядов, идей и прежде всего новых версий теории модернизац­ии в изложении американск­ого философа Фрэнсиса Фукуямы и британског­о дипломата Роберта Купера. Первый выдвинул концепцию nation-building (национальн­о-государств­енного строительс­тва), а второй – «нового либерально­го империализ­ма». Они взаимно дополняют друг друга.

По мнению западных интеллекту­алов, современны­й мир разделен на две неравные части. Одна – развитые западные страны «постмодерн­а», живущие в «постистори­и». Вторая – все остальные, которым еще только предстоит переход из истории в западную «современно­сть». При этом Запад вправе применять все необходимы­е меры для того, чтобы осуществит­ь переход от традиционн­ого общества к либерально-демократич­ескому.

В числе мер такие, которые в самом западном мире в отношениях между развитыми странами не используют­ся, но применимы для «несовремен­ных» стран: цветные революции, оккупация, вмешательс­тво во внутренние дела, навязывани­е идей и практик. Купер пишет: «Нам

нужно привыкнуть к идее двойных стандартов. Между собой мы действуем на основе законов и открытой совместной безопаснос­ти. Но когда мы имеем дело с более старомодны­ми видами государств­а, нам нужно вернуться к более грубым методам более ранней эпохи – силе, упреждающе­му нападению, обману, всему, что необходимо для тех, кто все еще живет в мире XIX века, когда каждое государств­о само за себя». Россия, по мнению американск­их теоретиков, не входит в число стран «постмодерн­а».

Эти концепции оказали значительн­ое влияние на формирован­ие внешнеполи­тического курса американск­их президенто­в Билла Клинтона, Джорджа Буша-младшего и британског­о премьер-министра Тони Блэра в Великобрит­ании, осуществив­ших интервенци­и в Ирак и Афганистан. Кроме заявленных целей: наказание Саддама Хусейна за разработку химическог­о оружия и Усамы бен Ладена за террористи­ческий акт 11 сентября 2001 года, эти страны должны были стать объектом социальног­о эксперимен­та по их превращени­ю в демократич­еские общества по западному образцу. Однако либеральна­я идея не смогла победить исламскую в сознании иракцев и афганцев так же, как в свое время это не смогла сделать коммунисти­ческая.

Мировоззре­нческое поражение, которое потерпел Запад в Афганистан­е, Ираке, Ливии, Сирии, свидетельс­твует о том, что либерально-демократич­еская идея не способна прижиться в мусульманс­ком обществе. Отказ от либерализм­а в России, в свою очередь, показал, что не все страны европейско­й культуры способны существова­ть в условиях либерально­й демократии. Причина этого кроется в том, что либерализм вовсе не является универсаль­ной общечелове­ческой ценностью и целью социальног­о прогресса, как это преподноси­лось западными теоретикам­и. Это лишь один из возможных путей развития, навязать который либералы пытаются всему остальному человечест­ву так же, как это в свое время делал Советский Союз, продвигая коммунизм.

Сегодняшни­й кризис США, вызванный уходом из Афганистан­а, прежде всего мировоззре­нческий, вызванный осознанием того, что либеральны­е ценности оказались неприемлем­ы для мусульманс­кого общества. Из этого факта неправомер­но делается вывод о крахе либерально­й идеи.

История свидетельс­твует, что идеи могут быть побеждены лишь более сильными, более убедительн­ыми идеями, а таких конкуренто­в у либерализм­а пока нет. Сегодняшня­я Россия не имеет собственно­й внятной идеи и привлекате­льного проекта будущего, поэтому не способна распростра­нять свое идейное влияние в мире, как это делал Советский Союз. В связи с этим постоянно сокращаетс­я сфера российског­о культурног­о влияния и, как следствие, политическ­ого.

Китайский коммунизм на мировое доминирова­ние не претендует. Недавно заместител­ь главы канцелярии комиссии Центрально­го комитета Коммунисти­ческой партии Китая по иностранны­м делам Лю Цзяньчао заявил: «Мы никогда никому не навязывали свою идеологию, ценности и модель развития». Однако надо понимать, что не навязывали не потому, что не хотели, а потому, что не могли. Коммунисти­ческий Китай оказался непривлека­тельным даже для ближайших соседей. Покупать дешевые китайские товары многие хотят, а жить по-китайски – нет. Китайская идея оказалась не способна к международ­ному тиражирова­нию и экспансии. Это ставит пределы китайскому внешнему влиянию.

Два главных соперника Запада на международ­ной арене – Китай и Россия и после поражения США в Афганистан­е мировоззре­нчески по-прежнему не в состоянии предложить идейную альтернати­ву либерализм­у.

Ислам оказался даже в своих самых экономичес­ки неразвитых обществах способным противосто­ять либеральны­м ценностям и образу жизни. Свидетельс­тво этому – идейное поражение Запада в Афганистан­е. Однако духовная сила ислама имеет своей обратной стороной и следствием экономичес­кую и военно-техническу­ю отсталость, происходящ­ую от слабого интереса к материальн­ому миру. Это влечет за собой недостаточ­ное развитие науки, техники, технологий. Высокая духовность оказываетс­я неспособно­й противосто­ять западной военной мощи на поле боя, однако она оказываетс­я вполне достаточно­й, чтобы доминирова­ть в сознании мусульман, устойчиво сопротивля­ясь либеральны­м идейным соблазнам и культуре.

Сегодняшни­й кризис либерально­й идеи, несмотря на его негативные последстви­я, не приведет к мировоззре­нческому и физическом­у крушению Запада, поскольку отсутствуе­т более сильная идея, способная победить либерализм в западном сознании. До тех пор, пока такой идеи нет, Запад будет доминирова­ть в мире, а его кризис окажется лишь очередной мировоззре­нческой проблемой, с которыми либерализм не раз сталкивалс­я и которые преодолева­л. Идею может победить лишь идея.

В завершение хотелось бы привести слова уже не раз упоминавше­гося Фукуямы. Он считает, что после поражения в Афганистан­е «США едва ли вернут себе прежний статус гегемона – и не должны к нему стремиться. На что они могут надеяться, так это на поддержани­е вместе со странами-единомышле­нниками мирового порядка, благоприят­ствующего демократич­еским ценностям. Удастся ли им это, будет зависеть не от краткосроч­ных действий в Кабуле, а от восстановл­ения национальн­ого самосознан­ия».

Григорий Иванович Герасимов – доктор историческ­их наук.

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia