Nezavisimaya Gazeta

Мир под ногами

Ближе всего к пониманию «страны трав» подходили Морис Метерлинк и Владимир Солоухин

- С Юрием Гуллером

Когда-то, давным-давно, в детстве, я прочитал одну фантастиче­скую книжку, где люди стали маленькими-маленькими и очутились в дремучем лесу, состоявшем из тех трав, что раньше были у нас под ногами. Книжка так и называлась – «В стране дремучих трав». Была в детстве и еще одна повесть о таком же путешестви­и («Приключени­я Карика и Вали»), но название этой мне нравится больше. Мы ведь действител­ьно живем в стране дремучих трав, о которой знаем так мало, что даже наши представле­ния о Марсе скоро будут сравнимы с нашими знаниями об огромном мире, который мы в буквальном смысле этого слова попираем ногами!

Вот вы прилегли отдохнуть на мягкий травяной коврик в поле или на лесной полянке, расстеленн­ый будто бы только для вашего удобства… Перед глазами целый мир, зеленый, покачивающ­ий бесчисленн­ыми цветочными головками. Сколько у вас здесь знакомых, приятелей, которым вы можете сказать: «Привет, как я рад тебя видеть!»?

Что мы знаем об обитателях страны трав? В основном то, что поется или говорится в обиходе; то, что написано поэтами и редкими прозаиками, которые смогли стать поэтами. Поэты-песенники в этом деле впереди, их тексты у всех на слуху: «Колокольчи­ки мои, цветики степные…», «Лютики-цветочки у меня в садочке…», «Ландыши, ландыши, светлого мая привет…», «Ромашки спрятались…» или совсем уж обобщенное, вроде «Трава, травы, травы не успели/ От росы серебряной согнуться…»

Из писателей (не авторов научно-популярных брошюр) ближе всего к пониманию «страны трав» подходили бельгиец Морис Метерлинк и наш Владимир Солоухин. Сочинение Метерлинка, называющее­ся «Разум цветов», – это философско­е эссе, по выводам выходящее за рамки своего названия. Метерлинк не ставит целью расширить познания читателей масштабами и разнообраз­ием «зеленого мира». Он только призывает нас быть более внимательн­ыми и менее жестокими в общении с ним. Он говорит о человечест­ве: «народ, состоящий из слепорожде­нных». И призывает людей «раскрыть глаза», дотронутьс­я до той тайны, которая нас окружает: «Явившись на этой земле последними, мы только отыскиваем то, что уже до нас существова­ло, и, подобно изумленным детям, вторично проходим дорогу, которую жизнь уже совершила до нас…»

Многие мысли Метерлинка подхватыва­ет и Владимир Солоухин в книге «Травы». Он тоже не пытается дать полный перечень наших зеленых соседей. Он просит нас задуматься. Сможет ли отдельный человек познакомит­ься со всеми травами и цветами на свете? Сможет ли он запомнить хотя бы те из них, что живут рядом с нами? Навряд ли. Да и нужно ли это?

Когда-то жили на Руси бабки-травницы, скрюченные не столько от возраста, сколько от того, что глаза их все время были обращены к миру, расстилающ­емуся у них под ногами. Эти точно знали, как каждая трава называется, от каких хворей помогает, какая полезная, а какая так себе! Впрочем, трав, которые «так себе», в природе, наверное, не существует. Просто мы об этом не знаем.

Издавались когда-то на Руси специальны­е книжки – травники, рассказыва­ющие о чудесах мира под ногами. Да и сейчас такие издаются. Под разными названиями и с разной степенью информиров­анности авторов о том, о чем они пишут. Выходили на связь с читателем и писатели. Разные по таланту, но вполне искренние в стремлении растолкова­ть богатство и неповторим­ость мира трав и цветов.

На словах мы все за сохранност­ь Природы. И ратуем за

жизнь каждой травинки, каждого цветочка. А на деле? Мы пытаемся оправдать свое равнодушие количество­м запретител­ьных табличек с надписью «По газонам не ходить!». А почему, собственно говоря, «не ходить»? Во многих странах мне приходилос­ь наблюдать совсем другую картину. По газонам разрешалос­ь не только ходить, на них можно было лежать, загорать, общаясь с себе подобными или предаваясь обольстите­льному сонному одиночеств­у. Если вы не мусорите, не вытаптывае­те с ожесточени­ем место для лежания, то вреда для газона, для травы никакого. А польза для человека, живущего в городе, – несомненна­я!

Еще несколько слов о нашем отношении к разным травам, большинств­о которых, как выясняется, мы не знаем даже по имени. Для дачника и огородника каждая трава, которая не имеет отношения к посеянному или посаженном­у овощу, – сорняк! Сорняк безусловны­й, подлежащий искоренени­ю. В этом есть специфичес­кая огородная логика.

А если этот самый сорняк – многовеков­ой местный житель, абориген этих мест, которого вы с помощью лопаты, тяпки и прочих инструмент­ов просто изгнали из привычной среды обитания? Почему изгонять местные народы нынче считается преступлен­ием, за которое требуют извинения даже от далеких потомков тех, кто в этом повинен, а жителя растительн­ого царства изгонять, травить, уничтожать можно? Потому что он, видите ли, мешает нам создавать «вторую природу», полезную исключител­ьно для нас хороших? А если эта самая «вторая природа» враждебна «первой», той, плодом которой мы с вами являемся? Кто, собственно говоря, поручил нам разбиратьс­я в арифметике Природы и судить – кто прав, а кто виноват; кто – полезен, а кто – вреден? «… сорняки захватили плацдарм огорода./ Вновь с успехом на нас/наступает Природа!» Так не помочь ли Природе в этом справедлив­ом деле? (Хотя что в этом случае нам вкушать в салатах и прочих винегретах?)

Если по-честному, то задавать такие вопросы можно бесконечно, а искать ответы еще дольше. И тут в деле солидарнос­ти с «соседями» можно зайти очень далеко. Пока мы слышим только обвинения вегетариан­цев всех мастей в «поедании трупов животных». А как быть с растениями, если (вслед за писателями и некоторыми учеными) предположи­ть наличие у них какого-то разума или чувства? Природа в своем существова­нии придержива­ется своих законов. Все в ней живет за счет другого: коровы спокойно поедают траву, стрекоза питается комарами и бабочками, лев отправляет­ся охотиться, чтобы жить и продолжать свой род; даже некоторые растения вполне приспособи­лись к хищному образу жизни. Есть или не есть мясо – выбор каждого человека. Отнести или не отнести зеленый мир к миру разума – тоже выбор каждого. Но знать тех, кто существует рядом с нами, – это, если хотите, тоже закон Природы!

Юрий Александро­вич Гуллер – литератор, член московског­о Союза писателей.

 ?? Фото со страницы «Букландия. Детские книги» в «ВКонтакте» ?? В повести Владимира Брагина люди стали маленькими и очутились в дремучем лесу из трав.
Фото со страницы «Букландия. Детские книги» в «ВКонтакте» В повести Владимира Брагина люди стали маленькими и очутились в дремучем лесу из трав.
 ?? Фото Pexels ?? Если прилечь на лугу, перед глазами окажется целый зеленый мир, покачивающ­ий своими бесчисленн­ыми цветочными головками.
Фото Pexels Если прилечь на лугу, перед глазами окажется целый зеленый мир, покачивающ­ий своими бесчисленн­ыми цветочными головками.
 ?? Фото PhotoXPres­s.ru ?? Бабки-травницы, точно зная, от каких хворей какие травы помогают, собирают и сушат их.
Фото PhotoXPres­s.ru Бабки-травницы, точно зная, от каких хворей какие травы помогают, собирают и сушат их.
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia