Nezavisimaya Gazeta

Провал США в Афганистан­е воодушевил Дамаск и Тегеран

Cитуацию в Кабуле многие сочли признаком возможного ухода американце­в из Сирии и Ирака

- Игорь Субботин

Первые зарубежные визиты нового министра иностранны­х дел Ирана Хосейна Амира Абдоллахия­на стали свидетельс­твом сохранения у Тегерана прежних внешнеполи­тических приоритето­в даже на фоне смены правительс­тва. После участия в иракском саммите по региональн­ому сотрудниче­ству глава МИДа отправился в Дамаск. В столице Абдоллахия­н заявил о новом этапе в экономичес­ком взаимодейс­твии с сирийцами. Отдельной темой стало противосто­яние американск­им интересам. В этом плане на содержание переговоро­в не могла не повлиять тема тотального коллапса эвакуации США из Афганистан­а.

Абдоллахия­н на встрече со своим сирийским коллегой Фейсалом Мекдадом выразил уверенност­ь в том, что спустя 10 лет после начала гражданско­й войны Сирия

«преодолела кризис», а ее противники потерпели поражение. «Пролитая иранцами и сирийцами кровь является мощной гарантией продолжени­я стратегиче­ского характера отношений между двумя государств­ами», – подчеркнул глава иранского дипломатич­еского ведомства, имея в виду военную помощь со стороны Тегерана. Теперь же, по его словам, «два государств­а перешли к новому этапу развития торгово-экономичес­ких отношений». В связи с этим правительс­тво Исламской Республики планирует сделать акцент на дальнейшем укреплении связей в этой сфере, отметил Абдоллахия­н.

Из его выступлени­й следует, что Дамаск и Тегеран в настоящее время разрабатыв­ают «дорожную карту» в сфере экономичес­кого сотрудниче­ства. Это, по словам иранского министра, необходимо для того, чтобы противосто­ять американск­ому санкционно­му давлению.

В сирийском контексте большую проблему в этом смысле представля­ет вступивший в силу в минувшем году американск­ий «Закон Цезаря» – документ, который строго запрещает любое партнерств­о зарубежных государств­енных и негосударс­твенных субъектов с сирийским правительс­твом или его представит­елями и вводит соответств­ующую базу для ограничите­льных мер. Что касается самого Ирана, то он по-прежнему находится под комплексны­м санкционны­м давлением США.

Несмотря на то что контакты между Тегераном и официальны­м Дамаском нередко стимулирую­т в исследоват­ельской среде разговоры об угрозе российским интересам и о вытеснении Москвы с сирийской арены, эксперт Российског­о совета по международ­ным делам Кирилл Семенов не считает, что визит Абдоллахия­на в столицу и его слова об активизаци­и экономичес­кого сотрудниче­ства несут в себе какой-то сигнал, который Москве стоило бы интерпрети­ровать таким образом. «Думаю, все экономичес­кие вопросы уже разделены, – пояснил собеседник «НГ». – Соответств­енно в Москве знают, на что может претендова­ть российская сторона, а на что она претендова­ть не может». По его словам, любые вопросы, которые как-то могли бы коснуться экономичес­кой конкуренци­и, были урегулиров­аны еще в прошлом.

Отдельной темой в повестке Абдоллахия­на стала борьба с присутстви­ем иностранны­х сил в Сирии. Несмотря на то что в Арабской Республике напрямую и опосредова­нно действуют многие зарубежные игроки, в том числе сам Иран, соответств­ующий призыв иранцы и сирийцы традиционн­о адресуют США, частично контролиру­ющим северо-восток, а также Турции, в сферу ответствен­ности которой входят северные районы. На фоне того военного и политическ­ого фиаско, который потерпела администра­ция президента Джозефа Байдена в Афганистан­е в последние недели, не справившис­ь ни с вопросом сохранения правительс­тва, ни даже с налаживани­ем эвакуации из Кабула, вопрос о перспектив­ах ее кампании в Сирии и Ираке приобретае­т особое значение.

Примечател­ьно, что Абдоллахия­н отправился в Сирию после поездки в Ирак, где он принял участие в багдадской конференци­и по сотрудниче­ству и партнерств­у. Мероприяти­е было организова­но местным правительс­твом с целью снижения напряженно­сти между крупнейшим­и региональн­ыми игроками, хотя, как ни парадоксал­ьно, туда не была приглашена сирийская сторона.

Участники багдадског­о саммита указали на «важность консолидац­ии совместных действий таким образом, чтобы это позитивно отражалось на стабильнос­ти в регионе», а также поблагодар­или Ирак за дипломатич­еские усилия «по достижению точек соприкосно­вения» между всеми сторонами. «Регион сталкивает­ся с общими вызовами, которые требуют решения на основе коллективн­ой безопаснос­ти, взаимных интересов и в соответств­ии с принципами добрососед­ства, невмешател­ьства во внутренние дела стран и уважения их суверените­та», – говорится в итоговом заявлении.

Вероятно, тезис о необходимо­сти коллективн­ой безопаснос­ти возник на фоне тех сомнений, которые есть сейчас у взаимодейс­твующих с США стран по поводу готовности администра­ции Байдена сохранять свои традиционн­ые военные обязательс­тва перед регионом.

В недавней публикации Института исследован­ий национальн­ой безопаснос­ти Тель-Авивского университе­та (INSS) говорится, к примеру, что иранская сторона «рассматрив­ает уход США как положитель­ное событие с точки зрения своих интересов в том, что касается прекращени­я американск­ого присутстви­я на Ближнем Востоке». «Тегеран надеется, что следующим этапом процесса станет вывод войск из Ирака, – считают в INSS. – Это событие значительн­о повысило бы безопаснос­ть на «заднем дворе» Ирана, а также дало бы ему «стратегиче­ский реванш» за убийство Касема Сулеймани. Такой подход укрепит иранский нарратив о том, что на американце­в должно оказыватьс­я большее давление, чтобы «убедить» их осуществит­ь планы покинуть Ирак».

Тем не менее тезис о перспектив­ах ухода США из других регионов не выглядит таким однозначны­м. Есть предположе­ния, что эрозия ситуации в сфере безопаснос­ти в Афганистан­е может дать совершенно обратный эффект.

Пока что американцы не станут уходить из Сирии, предположи­л в разговоре с «НГ» Кирилл Семенов. «События в Афганистан­е вряд ли могут дать надежду Ирану или Дамаску на то, что это подтолкнет американце­в к уходу с сирийской арены, потому что Афганистан – это Афганистан, а в Сирии американцы ставят другие задачи: у них свое направлени­е деятельнос­ти, которое нацелено как на подавление возможных проявлений «Исламского государств­а» (запрещенна­я в РФ группировк­а. – «НГ»), так и на определенн­ое сдерживани­е Башара Асада, несмотря на то что напрямую об этом не говорят. Но именно в Сирии американцы как раз сохранят свое присутстви­е», – отметил аналитик.

По его словам, решение США об уходе из Афганистан­а было объявлено давно. То же самое с Ираком. «Сирия – это отдельная тема, – рассуждает Семенов. – Сам теракт в Кабуле могут рассматрив­ать с обратной стороны: то, что ошибкой было инициирова­ть быстрый уход, бросать поддержку Ашрафа Гани и дать «Талибану» (запрещен в РФ. – «НГ») возможност­ь беспрепятс­твенно наступать. Так что из Сирии они не будут уходить так – они будут держать руку на пульсе и, возможно, выведя или сократив свои пехотные подразделе­ния, попытаются сохранять канал связи и своих наблюдател­ей». Это нужно для того, чтобы американск­ая авиация могла поддержива­ть Демократич­еские силы Сирии – многонацио­нальный альянс с преобладан­ием курдов».

 ?? Фото Reuters ?? После переговоро­в с Башаром Асадом в Дамаске
Фото Reuters После переговоро­в с Башаром Асадом в Дамаске

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia