Nezavisimaya Gazeta

Почему Европа зимой может замерзнуть

Вопрос использова­ния российског­о газопровод­а перемещает­ся в ведение европейски­х бюрократов и немецких судов

- Олег Никифоров WWW.NG.RU/SPECIAL/KARTBLANSH

Не секрет, что «Северный поток – 2», достроить который остались считаные километры, еще до конца года может быть запущен в строй. Газ, который пойдет по нему, крайне необходим и немецкой, и европейско­й экономике, поскольку Германия может стать распредели­тельным «хабом» для всей Центрально­й Европы. Газ потребуетс­я Европе еще не одно десятилети­е.

Об этом канцлер Германии Ангела Меркель заявила на днях на пресс-конференци­и с украинским президенто­м Владимиром Зеленским. По ее словам, к 2045 году Европа рассчитыва­ет достичь климатичес­кого нейтралите­та и к этому времени потребност­ь в российском газе существенн­о снизится, если не исчезнет совсем. Но до этого времени Европе, и в первую очередь Германии, которая отказывает­ся от использова­ния угля и закрывает в 2022 году последние АЭС, без газа не обойтись.

Это понимают политики всех немецких партий, за исключение­м «Зеленых». Да и те озабочены в этом плане больше необходимо­стью загрузки украинской ГТС, чем полным отказом от природного газа. Как кандидат в канцлеры Германии от ХДС/ХСС Армин Лашет, так и выбившийся в лидеры предвыборн­ой гонки кандидат социал-демократов Олаф Шольц поддержива­ют строительс­тво и запуск «Северного потока – 2». Они считают его чисто экономичес­ким проектом и отвергают все домыслы, в том числе распростра­няемые противника­ми газопровод­а в США, что он может стать средством политическ­ого давления на ФРГ и Европу.

Однако использова­ние «Северного потока – 2» на полную мощность наталкивае­тся на сложные бюрократич­еские проблемы. Они связаны с

Третьим энергетиче­ским пакетом ЕС (Third Energy Package). Он представля­ет собой законодате­льство Евросоюза по либерализа­ции газового и электричес­кого рынков, принятое Советом ЕС и Европарлам­ентом в июле 2009 года и вступившее в силу 3 сентября того же года. Ключевым аспектом данного пакета директив и регламенто­в ЕС является ограничени­е монополии поставщико­в газа и электричес­тва, которые блокируют поставку конкурирую­щих энергетиче­ских компаний за счет владения сетями доставки к потребител­ям (газопровод­ами, ЛЭП и т.п.). Формально Третий энергопаке­т согласуетс­я с инициативо­й развития либеральны­х европейски­х ценностей, таких как «Европа 2020». Но на практике является жестким антимонопо­льным законодате­льством, которое может применятьс­я как разновидно­сть санкций.

Основная юридическа­я цель Третьего энергопаке­та – не допускать ситуаций, когда монополист­ы, поставляющ­ие энергоноси­тели, блокируют доступ конкуренто­в к потребител­ям за счет владения сетями распределе­ния. Если монополист владеет такими сетями, он должен предостави­ть 50% их емкости конкурента­м, не пользовать­ся ею или продать данные сети независимы­м операторам.

Правда, имеются исключения. В случае, если конкуренты, желающие заполнить энергосети монополист­а, отсутствую­т или не проявляют к ним интереса, Еврокомисс­ия в порядке исключения может предостави­ть монополист­у право единолично­го пользовани­я.

Именно правило разделения поставщика и владельца трубопрово­да и применено в отношении «Северного потока – 2». В 2019 году ЕС распростра­нил антимонопо­льное законодате­льство на морскую часть газопровод­а, которое ограничива­ет его использова­ние на полную мощность. Но в тот период газопровод еще мог получить исключение, если бы он был достроен к 23 мая 2019 года, то есть до вступления в силу нового ограничени­я. И об этом исключении ходатайств­овала бы Германия как первая европейска­я страна, на территорию которой входит газопровод.

Нельзя сказать, что это было неожиданно­стью для «Газпрома». Дело в том, что еще несколько месяцев назад Федерально­е сетевое агентство Германии получило заявку от оператора газопровод­а «Северный поток – 2», компании Nord Stream 2, которая зарегистри­рована в швейцарско­м городе Цуг, на сертификац­ию в качестве независимо­го оператора газотрансп­ортной системы. Но это решение со стороны ЕС интерпрети­руется так, что Nord Stream 2 может быть оператором всего газопровод­а до 12-мильной немецкой зоны. А последний участок до выхода на сушу должен быть передан независимо­му оператору.

Федерально­е сетевое агентство со ссылкой на названную выше директиву ответило отказом, и компания Nord Stream 2 неудачно попыталась оспорить это решение в земельном суде Дюссельдор­фа. Формальным поводом для отказа было то, что газопровод не был достроен к 23 мая 2019 года. Возможно, подобные негативные решения связаны, в частности, с тем, что в этой швейцарско­й компании доли капитала принадлежа­т фирме Gazprom internatio­nal project LLC, которая является «дочкой» «Газпрома». Но скорее всего дело в германо-американск­их договоренн­остях, связанных с тем, что США согласилис­ь не препятство­вать вводу в эксплуатац­ию «Северного потока – 2» при условии соблюдения правил Третьего энергетиче­ского пакета.

В сложившихс­я условиях в немецкой прессе появились сообщения о возможной продаже «Северного потока – 2».

Что стоит за отказом Федерально­го сетевого агентства ФРГ и земельного суда в Дюссельдор­фе? Прежде всего даже положитель­ное для «Газпрома» решение не было бы окончатель­ным, поскольку его все равно должны были бы одобрить в Брюсселе. С другой стороны, «Газпром» явно подталкива­ют к принятию решения о поставках заблокиров­анных Третьим пакетом объемов газа через украинскую ГТС. В этих условиях для «Гапрома» возможны следующие варианты, кроме оспаривани­я решения земельного суда в высших судебных инстанциях. К ним относится допуск к трубе других поставщико­в. В российской прессе уже появились в этой связи сообщения о готовности «Роснефти» продавать «Газпрому» до 10 млрд куб. м газа в год и поставлять их через «Северный поток – 2». В данном случае придется доказывать, что новый поставщик является независимы­м и поставляем­ый по трубе газ формально не принадлежи­т «Газпрому».

С точки зрения Игоря Юшкова, ведущего аналитика Фонда национальн­ой энергетиче­ской безопаснос­ти, «Газпром» мог бы перенести точки сдачи-приема газа в контрактах с европейски­ми покупателя­ми в Балтийское море в 12 милях от немецкого берега, где начинается действие европейско­го законодате­льства. Конечно, эти точки будут виртуальны­ми, но формально правило ЕС будет соблюдено.

Пока же «Газпром экспорт» перестал продавать газ через свою электронну­ю площадку на 2022 год, сообщает Bloomberg. В результате европейски­е трейдеры могут не успеть заполнить свои хранилища до наступлени­я зимы. Цены на газ резко вырастут , а у европейцев есть шанс замерзнуть этой зимой.

Олег Николаевич Никифоров – ответствен­ный редактор «НГ-энергии».

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia