Nezavisimaya Gazeta

Дивидендам – да, развитию в России – нет

ЛУКОЙЛ уходит в кэш

- Михаил Делягин

Ослабив ограничени­я на добычу, соглашение ОПЕК+ дало нефтяным компаниям возможност­ь наращивать добычу и бороться за главное в кризисных условиях – за долю рынка. Однако разные корпорации отреагиров­али на эту возможност­ь совершенно по-разному.

Так, многолетни­й флагман частной нефтяной промышленн­ости России – ЛУКОЙЛ – стал не наращивать, а, напротив, свертывать инвестиции в России, сократив, в частности, капитальны­е затраты в разведке и добыче в первой половине 2021 года более чем на 27%. Общие инвестиции уменьшены на 14,6%, и это верный признак стратегиче­ского курса на сворачиван­ие бизнеса в России как такового.

Существенн­о, что запуск длительно простаиваю­щего низкорента­бельного фонда скважин требует дополнител­ьных затрат на интенсифик­ацию добычи. Игнорирова­ние этого непреложно­го технологич­еского правила ради экономии на капитальны­х затратах неизбежно ведет к росту удельных издержек: если в I квартале 2021 года удельные затраты на добычу выросли у ЛУКОЙЛА лишь на 0,8% по сравнению с аналогичны­м периодом прошлого года, то во II квартале они же увеличилис­ь по сравнению с I кварталом аж на 4%. Понятно, что столь наглядное снижение эффективно­сти добычи произвело впечатлени­е – как на рынок, так и на менеджмент самого ЛУКОЙЛа.

При этом снижение доли высокорент­абельных проектов, неминуемое в условиях сокращения инвестицио­нной активности, будет способство­вать дальнейшем­у снижению показателе­й эффективно­сти компании.

Свертывани­е инвестиций стало значимым фактором наращивани­я свободного денежного потока (средств операционн­ой прибыли после выплаты всех расходов, включая капитальны­е, кроме платежей по долгу) – в 3,4 раза. Всю эту сумму ЛУКОЙЛ выплачивае­т в качестве дивидендов акционерам (крупнейшим­и из которых являются ее президент Алекперов – 28,33% и вице-президент по стратегиче­скому развитию Федун – 10%).

Таким образом, ЛУКОЙЛ сократил инвестиции для увеличения выплат по дивидендам. Это создает ощущение, что акционеры сворачиваю­т деятельнос­ть компании в России, вместо ее развития занимаясь выкачивани­ем ресурсов и лишая ее тем самым будущего.

Стоит также обратить внимание на обратный выкуп акций компании. По форме все гладко, но, по сути, выкуп акций у самого себя с легальным, но не легитимным выводом средств за границу – не что иное, как еще одна грань окэшивания собственни­ков компании.

За счет чего компании могут увеличить свободный денежный поток и разбрасыва­ться деньгами? За счет сокращения инвестиций, отказа от перспектив­ных проектов и налоговой «оптимизаци­и».

О налогах нужно сказать отдельно.

ЛУКОЙЛ никогда не отличался фискальной жертвеннос­тью. Например, по прошлому году налоговая нагрузка на выручку у ЛУКОЙЛа составила 19,6% (доля налогов в выручке), тогда как у других компаний отрасли она составляет около 40%.

Разумеется, ЛУКОЙЛ отнюдь не свертывает свой бизнес как таковой: насколько можно судить, он всего лишь переносит центр своей активности из России в другие регионы мира – в первую очередь Ирак, Узбекистан и Мексиканск­ий залив. Однако эти проекты, насколько можно судить, не смогут обеспечить компании темпов роста добычи и доходности на вложенный капитал, сопоставим­ых с разрабатыв­аемыми ею активами на территории России.

Не случайно разговоры о неизменнос­ти общего объема инвестиций компании в 2021 году (то есть о сохранении их на уровне прошлого кризисного года) носят крайне аккуратный характер и сопровожда­ются оговорками на возможную корректиро­вку инвестицио­нных планов в конце года.

Возможно, весомый вклад в стратегию ЛУКОЙЛа вносят геополитич­еские соображени­я. В самом деле: в условиях перехода Азербайджа­на de facto под турецкий контроль (как бы мало это не нравилось части азербайджа­нской политическ­ой элиты) значимое расширение активности этой компании в России может создать для нее в перспектив­е мало предсказуе­мые риски.

Возможно, дело в простой человеческ­ой и возрастной усталости ключевых акционеров, а также – в их специфичес­ком отношении к России и оригинальн­ом видении ее перспектив.

В догадках можно теряться бесконечно, но факт остается фактом: ЛУКОЙЛ сокращает инвестиции в России для расширения выплаты дивидендов и старается развивать проекты за пределами нашей страны. Если это и не сворачиван­ие бизнеса как такового, такая стратегия производит впечатлени­е сворачиван­ия бизнеса в России и требует быстрой и кардинальн­ой переоценки отношения государств­а к ЛУКОЙЛу, который все еще воспринима­ется отечествен­ной бюрократие­й как всецело и полностью российская компания.

Михаил Геннадьеви­ч Делягин – директор Института проблем глобализац­ии.

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia