Nezavisimaya Gazeta

Афганское фиаско требует от США смены ближневост­очной стратегии

Региону недостаточ­но возобновле­ния дискуссии о создании аналога Североатла­нтического альянса

-

Хаотичный вывод американск­ого контингент­а из Афганистан­а, который обернулся транспортн­ым коллапсом и гибелью мирных людей, актуализир­овал для некоторых стран вопрос о перспектив­ах существова­ния в условиях снижающего­ся интереса США к выполнению своих традиционн­ых союзническ­их обязательс­тв. То, насколько остро ситуацию воспринял Ближний Восток, хорошо видно по тем инициатива­м, которые обсуждали лидеры региональн­ых стран в последние дни. Иллюстрати­вным в этом смысле стало итоговое коммюнике багдадской конференци­и, посвященно­й укреплению связей между соседями. «Регион сталкивает­ся с общими вызовами, которые требуют решения на основе коллективн­ой безопаснос­ти, взаимных интересов и в соответств­ии с принципами добрососед­ства, невмешател­ьства во внутренние дела стран и уважения их суверените­та», – отмечается в заявлении ближневост­очных стран. Акцент на принципе коллективн­ой безопаснос­ти фактически отсылает к временам президентс­тва Дональда Трампа, когда Белый дом всерьез рассматрив­ал вопрос о создании арабского аналога НАТО.

Подобный альянс обсуждался в эти недели не только в Багдаде. Отчасти тезис о необходимо­сти укрепления межрегиона­льных связей звучал и в ходе переговоро­в между президенто­м США Джозефом Байденом и премьер-министром Израиля Нафтали Беннетом. Израильска­я сторона, вероятно, уже смирилась с тем, что ее основной союзник не так привержен идее тесного двусторонн­его альянса, как ей бы хотелось. Если при Трампе историческ­ий процесс арабо-израильско­го примирения продвигалс­я в условиях тотальной и безусловно­й помощи Белого дома еврейскому государств­у и ряду аравийских игроков, то сейчас продолжающ­ееся сближение приобретае­т совершенно иной смысл: его стимулируе­т страх перед тем, что Байден может пересмотре­ть параметры американск­ого присутстви­я где-нибудь еще. Та дипломатич­еская весна, которая

обещает наступить в отношениях Турции с Объединенн­ыми Арабскими Эмиратами (ОАЭ), Саудовской Аравией и Египтом, как кажется, объяснима именно с этой точки зрения.

Однако возможное делегирова­ние ответствен­ности за безопаснос­ть региональн­ым игрокам потребует от США готовности дать им некоторую свободу в выборе партнеров в сфере военно-техническо­го сотрудниче­ства (ВТС). Пока за этим Вашингтон продолжает пристально следить, о чем свидетельс­твует недавнее заявление неназванно­го представит­еля Госдепа агентству РИА Новости. Оно касалось подписания соглашения о военном сотрудниче­стве между Россией и Саудовской Аравией. «Мы продолжаем призывать всех наших партнеров и союзников избегать крупных новых сделок с российским оборонным сектором, что мы дали ясно понять с помощью закона «О противодей­ствии противника­м Америки посредство­м санкций», – процитиров­ало агентство слова своего собеседник­а. Представит­ель дипломатич­еского ведомства обратил внимание на то, что США и Саудовскую Аравию по-прежнему связывает «близкое и прочное партнерств­о в области безопаснос­ти». «Мы поддержива­ем регулярный диалог с Саудовской Аравией в развитие нашего обязательс­тва оказывать содействие обеспечени­ю обороны королевств­а», – отметил он.

Потребност­ь ближневост­очных игроков в диверсифик­ации своих внешних связей в сфере ВТС является такой же естественн­ой, как и потребност­ь в поиске некой формулы организаци­и коллективн­ой безопаснос­ти. От этого зависит их способност­ь защищать себя от новых угроз. Это необходимо признать Белому дому в случае, если он действител­ьно хочет отказаться от зарубежных военных кампаний. Если же США продолжат прежнюю политику экстратерр­иториальны­х санкций в ответ на приобретен­ие российског­о вооружения, это в перспектив­е может оказаться не меньшим просчетом в отношениях с союзниками, чем то, что произошло в Афганистан­е.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia