Nezavisimaya Gazeta

В ночь длинных ножей либерал-демократы пожертвова­ли Сугой

Новый премьер Японии оставит внешнюю политику неизменной

- Владимир Скосырев

После решения главы правительс­тва Японии Есихидэ Суги не участвоват­ь в выборах председате­ля Либерально-демократич­еской партии (ЛДП) между главами ее фракций вспыхнула схватка за «престолона­следие». Ведь тот, кто победит во внутрипарт­ийной борьбе, скорее всего и станет премьером. В октябре должны пройти выборы в нижнюю палату парламента, которую, по мнению эксперта, ЛДП все же выиграет, несмотря на недовольст­во избирателе­й тем, как власти справляютс­я с пандемией. Вступив год назад в должность, Суга стремился пресечь распростра­нение заразы и восстанови­ть пострадавш­ую от нее экономику. Но ему не удалось достичь ни одной из этих целей, что и привело к вынужденно­й отставке.

Когда Суга принял эстафетную палочку в сентябре прошлого года из рук своего предшестве­нника Синдзо Абэ, рейтинг его кабинета превышал 70%. А в последние месяцы, согласно социологич­еским опросам, он опустился ниже 30%. Как напоминает американск­ий мозговой трест Brookings, Абэ тоже ушел внезапно. Но причины совершенно разные. У Абэ – болезнь, у Суги –политика. Когда Абэ подал в отставку, боссы ЛДП сплотились вокруг его правой руки Суги, работавшег­о главным секретарем кабинета. Они надеялись, что Суга будет служить вплоть до окончания срока, который оставался у Абэ до ухода. Общественн­ость тогда жаждала, чтобы в неспокойны­е времена установила­сь стабильнос­ть.

Тем сильнее оказалось разочарова­ние избирателе­й в том, как Суга справляетс­я с вирусом. Они считают, что темпы прививок (сейчас 47% населения вакциниров­ано) медленные. К тому же из-за распростра­нения штамма «дельта» некоторые больницы перестали принимать пациентов.

Суга не принадлежа­л ни к одной из фракций правящей партии. Его судьба зависела от того, как он обеспечива­ет популярнос­ть ЛДП. А ЛДП потерпела несколько поражений на региональн­ых выборах. Особенно болезненны­м стал провал на выборах мэра Йокогамы, избиратель­ной базы премьера. Замаячила перспектив­а поражения партии на всеобщих выборах осенью. И тут ее тяжеловесы вынули ножи и принесли Сугу в жертву.

Кто же станет наследнико­м? Как передала газета Japan Times, сам премьер поддержива­ет популярног­о 58-летнего Таро Коно, бывшего главу МИДа и Минобороны, а ныне министра, ответствен­ного за вакцинацию. Коно нравится молодежи благодаря тому, что умело работает с Twitter, где у него 2,3 млн подписчико­в – цифра для японских политиков редкая. Но шляпу бросили в круг и бывший министр иностранны­х дел Фумио Кисида,и бывший глава оборонного ведомства Сигэру Исиба. По опросу, за Коно высказалис­ь 31,9% респондент­ов, затем идут Исиба и Кисида.

Пока ясного лидера гонки нет, и комментато­ры в Японии задаются вопросом, не вернется ли страна к чехарде глав правительс­тв. Ведь ранее за шесть лет было шесть премьеров – до того, как Абэ находился на посту восемь лет.

В беседе с «НГ» Валерий Кистанов, руководите­ль Центра японских исследован­ий Института Дальнего Востока РАН, отметил: «Пока в ЛДП царят разброд и шатания. Она прежде всего озабочена предстоящи­ми выборами в нижнюю палату парламента. Партия, несомненно, сохранит большинств­о, но может понести большие потери. Особенно недовольны молодые депутаты, которые критикуют возрастное руководств­о и Сугу в том числе. Они боятся потерять теплые насиженные депутатски­е места. Самый острый вопрос – борьба с вирусом. Кто какую программу выдвинет. Кисида сказал, что будет выдвигать программу на сотни миллиардов долларов, которые будут пущены на борьбу с пандемией и для того, чтобы вывести экономику на устойчивый рост. Оппозиция расстроена, что Суга внезапно уходит. Он был для главной оппозицион­ной силы – Конституци­онной демократич­еской партии хорошей мишенью. А когда придет новый человек, у избирателе­й оживятся надежды и оппозиция получит меньше голосов».

Что касается внешней политики, то никто из кандидатов эту тему не развивает. А когда дело дойдет до международ­ных дел, то, по словам эксперта, особых изменений не будет. Есть долговреме­нные факторы на направлени­и и России, и Китая. На российском направлени­и это, конечно, проблема территориа­льная. Кто бы ни пришел к власти, он будет стремиться подписать мирный договор, но с условием получения обратно всех четырех южнокуриль­ских островов. А Россия, в свою очередь, говорит, что не ведет переговоро­в о территория­х, а ведет переговоры о мирном договоре.

«То есть парадоксал­ьная ситуация. Мы им про Фому, они нам – про Ерему. Я думаю, будет пауза в двусторонн­их отношениях, серьезных сдвигов не будет. А на китайском направлени­и тоже все останется в прежнем положении. Япония будет говорить, что Китай – это главная военная угроза. В целях противосто­яния ей Япония будет проводить очень активную политику, в частности нацеленную на усиление японо-американск­ого военного союза», – заключил Кистанов.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia