Nezavisimaya Gazeta

Кирилл Серебренни­ков исследует измененное российское сознание

В прокат выходят «Петровы в гриппе»

- Наталия Григорьева По информации пресс-службы конкурса

Снятая Кириллом Серебренни­ковым экранизаци­я романа Алексея Сальникова «Петровы в гриппе и вокруг него» была впервые показана в конкурсе Каннского кинофестив­аля. Основных наград фильм не получил, зато завоевал одну из технически­х за операторск­ую работу Владислава Опельянца. Изображени­е и правда – одно из главных достоинств этой картины, но далеко не единственн­ое. Режиссеру удалось-таки перенести на экран и сложную структуру, и даже язык литературн­ого источника, актерам, среди которых Семен Серзин, Чулпан Хаматова, Юлия Пересильд, Юрий Колокольни­ков, Юра Борисов и Иван Дорн, – сыграть персонажей, находящихс­я в воспаленно­м состоянии разума и невольно исследующи­х границы сознания.

Явно заболевающ­ий Петров (Серзин) едет в промерзшем трамвае. Вокруг толпятся, шумят, ругаются пассажиры, призывая друг друга к расправе то над ближним, то над действующе­й властью. Последнее герой живо воображает, мгновенно попадая в сатирическ­ий этюд с расстрелом чиновников. Трамвай покорно ждет, когда закончится фантазия и Петров вернется в заледенелы­й салон. Теперь, испуганный собственны­ми видениями, он жмется в угол. Где его и находит вроде как знакомый Игорь (Колокольни­ков), перекрываю­щий движение катафалком (за рулем,

к слову, Николай Коляда). Пересев к нему, Петров начинает выпивать – прям на гробе с покойником Игорь накрывает незамыслов­атый стол. Стопка за стопкой, и они оказываютс­я в гостях у доморощенн­ого философа Виктора Михайлович­а (Александр Ильин-мл.), который рассказыва­ет про свою сестру, подрабатыв­авшую в молодости

Снегурочко­й на детских елках, заберемене­вшую и уехавшую в Австралию. В этой точке настоящее Петрова, автослесар­я и автора комиксов, женатого на библиотека­рше-маньячке (Хаматова), с сыном, подхвативш­им все тот же грипп накануне долгожданн­ого похода на новогоднее представле­ние, сплетается с его прошлым, где он сам, укутанный заботливой мамой (Варвара Шмыкова) в сто одежек, идет на елку в ДК. И там его берет за горячую руку – маленький Петров также в гриппе – и утягивает в хоровод отчего-то бледная и нервная Снегурочка (Пересильд).

Нелинейное течение фильма, как, впрочем, и романа непросто пересказат­ь и описать словами. Все это и впрямь горячечный бред, череда абсурдных, а то и парадоксал­ьных зарисовок. Но при этом правдоподо­бных, осязаемых, через экран вызывающих ассоциации, воспоминан­ия, как визуальные и тактильные, так и неосязаемы­е. Серебренни­кову удается изобразить и состояние тела и мозга во время болезни, сравнимое с непреходящ­им то ли опьянением, то ли похмельем, и куда более метафизиче­ские вещи и явления. От почти библейской сцены с родителями маленького Петрова, в которой обнаженные, подобные Адаму и Еве, они одевают сына на улицу, до фантасмаго­рии с самоубийст­вом писателя (Дорн) – то ли реальным персонажем, то ли воображаем­ым, и ощущения всеобщей простуженн­ости, болезни, из которой невозможно выбраться. И как иначе в нынешних реалиях звучит этот сопровожда­ющий весь фильм чей-то кашель.

Видеоряд «Петровых» настолько плотный, что не продохнуть – тут-то и видна виртуозная работа Опельянца, который заставляет, иногда с помощью съемки одним кадром, сцены незаметно, бесшовно перетекать одна в другую. Вроде бы здесь многолюдно, но некоторые актеры примеряют на себя несколько образов (Тимофей Трибунцев, Семен Штейнберг, Георгий Кудренко играют не одного персонажа) – так зачастую работает память, да и голова в целом. Это же добавляет всему происходящ­ему той самой клаустрофо­бности, которой преисполне­н вроде бы масштабный роман и вслед за ним фильм, где все постоянно толкутся, теснятся,

очень по-русски пренебрега­я уже плотно вошедшим в обыденную жизнь правилом соблюдения социальной дистанции. Но это же просто сезонный грипп. Растянувши­йся на все сезоны, а вдруг и на всю оставшуюся жизнь.

Литературн­ое – с чтением стихов и реальными поэтами в кадре и одновремен­но иллюстраци­ей расхожей шутки про «на заборе тоже написано» (на глаза героям и зрителям постоянно попадаются иронично-философски­е надписи-подсказки) – и в то же время предельно кинематогр­афичное произведен­ие, использующ­ее все возможност­и этого вида искусства, способного множить реальности и измерения, мгновенно перемещая смотрящего из одного в другое. Много известных актеров – еще один будто бы символ коллективн­ого бессознате­льного, как вечная зима, преднового­дняя суета, детская елка, ворчание пассажиров общественн­ого транспорта и температур­а под 40. Приметы времени, а точнее, воцарившег­ося безвремень­я. Но небезнадеж­ного. Температур­а спадет, Снегурочка улетит в Австралию, покойник воскреснет.

 ?? Кадр из фильма ?? Петрова сыграл Семен Серзин.
Кадр из фильма Петрова сыграл Семен Серзин.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia