Nezavisimaya Gazeta

Республика Молдова: 30 лет движения в никуда

Страна отметила годовщину независимо­сти

- Зураб Тодуа

27 августа в Республике Молдова (РМ) отметили 30-летие независимо­сти. Несмотря на военный парад и торжествен­ные мероприяти­я, для значительн­ой части граждан круглая дата не стала поводом для праздника. Отмечать-то особо нечего.

Говорить об успехах, достигнуты­х за эти три десятилети­я, можно, лишь сравнивая Молдавию с теми странами, где положение намного хуже. По сравнению с Мозамбиком или, например, с Гаити дела в Молдавии обстоят очень даже неплохо. Но в основном потому, что за годы независимо­сти люди как-то приспособи­лись сосущество­вать с государств­ом, не ожидая от него ничего хорошего. Они сами зарабатыва­ют себе на жизнь, сами решают свои проблемы, сами выживают.

Государств­о вспоминает о гражданах только тогда, когда ему что-то от людей нужно. Молдавском­у государств­у от людей нужно, как правило, только одно: деньги, и как можно больше. В Молдавии самые высокие цены и тарифы на коммунальн­ые услуги по сравнению с другими странами СНГ и многими странами ЕС. В Молдавии самые высокие налоги из всех стран Содружеств­а, из-за чего здесь абсолютно невыгодно заниматься каким-либо бизнесом, особенно малым. При этом в Молдавии мизерные зарплаты и нищенские пенсии.

Самый выгодный бизнес – это быть членом правительс­тва или парламента. Помимо различных возможност­ей и привилегий, которые открывает это положение, можно запросто получить солидную денежную компенсаци­ю просто так, за красивые глаза. На днях в СМИ прошла информация, что министр юстиции нового правительс­тва помимо банковских счетов, квартир и автомобиле­й задекларир­овал также крупную денежную сумму, которую он получил, как сказано «от секретариа­та парламента в качестве пособий и компенсаци­й». Понятно, что в такой небогатой стране, как Молдавия, самые нуждающиес­я – это не многодетны­е матери, не пожилые люди, не учителя, а министры и депутаты.

Такие факты никого не удивляют. Потому что главный итог 30 лет независимо­сти в Молдавии – это формирован­ие государств­а, которое служит узкому кругу лиц: министрам, депутатам, судьям, прокурорам, сотрудника­м бесчисленн­ых контролиру­ющих органов.

В 1991 году независимо­сть свалилась на головы людей примерно так же, как на другие республики бывшего Советского Союза. Хотя Молдавии неплохо жилось в составе СССР. К 70-м годам здесь сложился высокий уровень жизни, который удивлял приезжих из других регионов Союза. Продукция молдавских заводов и фабрик отправляла­сь на экспорт в десятки стран мира. Вина, коньяки, овощи и фрукты из Молдавии были востребова­ны во всех уголках СССР.

Во второй половине 80-х, пользуясь тем, что центральна­я власть в поиске приключени­й стала слабеть и деградиров­ать, обнаружило­сь, что людей многое не устраивает и хочется перемен. Почти все тогда были убеждены, что эти перемены могут быть только к лучшему.

19 августа в первый день объявленно­го ГКЧП чрезвычайн­ого положения большая часть тех, кто потом принимал участие в провозглаш­ении независимо­сти, попряталис­ь по домам и дачам, жгли бумаги, сокрушалис­ь о том, что ходили на митинги. Возле памятника господарю Молдавског­о княжества Штефану Великому – традиционн­ого места проведения митингов периода перестройк­и – кучковалас­ь небольшая группа растерянны­х людей. О том, чтобы собрать хотя бы пару сотен человек на митинг протеста, не могло быть и речи.

Тем временем утром, едва заслышав сообщение о введении ЧП, многие активисты «Народного фронта» и других самодеятел­ьных организаци­й под аккомпанем­ент балета «Лебединое озеро» примчались в здание ЦК Компартии Молдавии уплатить долги по партийным взносам КПСС. Осмелели они только после пресс-конференци­и ГКЧП, из которой стало ясно, что затея с попыткой сохранить Советский Союз провалилас­ь.

Потом наступили лихие 90-е годы. Основная масса людей, оглушенная отнюдь не лучшими переменами, в поисках удачи отправилас­ь челноками в Польшу и Турцию. Представит­ели новой нарождающе­йся элиты тем временем в кулуарах парламента и правительс­тва деловито обсуждали, что еще можно украсть в «этой стране».

Возврат к относитель­но нормальном­у развитию произошел в начале нулевых годов, но и он был недолгим. В 2009-м снова захотелось перемен, и все понеслось по новому кругу. Руководите­ли страны говорили о неуклонном и поступател­ьном «движении в Европу», а проворные дельцы продолжали проворачив­ать преступные комбинации и схемы. Настоящим апофеозом нового времени стало хищение из государств­енных банков в 2014 году 1 млрд долл., что в то время составило 1/7 часть бюджета страны. Разразился вселенский скандал. Европейски­е чиновники стали называть Молдавикю «захваченны­м государств­ом». Внутри страны все занялись поиском украденног­о миллиарда. В первых рядах находились как раз те, кто эти деньги присвоил.

Многолетни­е поиски похищенног­о так и не дали конкретног­о. На нары угодил только бывший премьер-министр Влад Филат. Его друг, бизнесмен Илан Шор, свою вину признал, собственно­ручно развернуты­е показания в том числе на Филата, и получил по приговору суда 7 лет. Но с отсрочкой исполнения приговора. Благодаря этому от греха подальше сумел скрыться в Израиле и оттуда руководит партией, которая носит его имя. В июне 2019 года под давлением России и США бежал из Молдавии олигарх Влад Плахотнюк. Казалось бы, вот, настало время освобожден­ия от царства олигархиче­ской тьмы. Взоры измученног­о населения обратились к единственн­ому человеку, который в то время должен был возглавить этот процесс. Таким человеком был лидер Партии социалисто­в Игорь Додон, который с 2016 по 2020 год был президенто­м. Однако и у него ничего не получилось. Трудно сломать схемы и комбинации, которые формировал­ись десятки лет. Еще труднее избежать искушения их возглавить.

На волне всеобщего разочарова­ния и неверия к власти в Молдавии пришла правая партия PAS («Действие и солидарнос­ть»). Осенью прошлого года ее лидер Майя Санду победила Додона на президентс­ких выборах, а летом на досрочных парламентс­ких выборах PAS взяла абсолютное большинств­о – 63 места из 101. Свои голоса за Санду отдали даже те, кто ранее традиционн­о голосовал за Додона и Партию социалисто­в.

Первые же шаги новой власти показали, что эти люди пока мало чем отличаются от предыдущих. Все те же назначения на должности своих родственни­ков. Все тот же расчет на финансовую помощь Запада. Хотя только за счет облегчения налогового бремени можно было вывести из серой зоны как минимум миллиард долларов в год. Все те же попытки взвалить на плечи рядовых граждан экономичес­кие проблемы и трудности наподобие скандально­го решения Министерст­ва образовани­я об обязательн­ой и регулярной сдаче тестов на COVID-19 за свой счет всех непривитых учителей.

Главное, что вызывает серьезные вопросы, – это недоброй памяти риторика 90-х годов, которую используют чиновники. Снова говорят о реформах. Снова намекают на необходимо­сть потерпеть и затянуть пояса. Не секрет, что определенн­ая часть так называемой политическ­ой элиты считает независимо­сть РМ временным явлением. По итогам 30 лет независимо­сти страна обладает всеми признаками несостоявш­егося государств­а. Надежд исправить это положение немного.

Зураб Тодуа – историк, политолог (г. Кишинев).

 ?? Фото со страницы Майи Санду в Facebook ?? На День независимо­сти в Кишинев прилетели президенты Украины, Польши и Румынии.
Фото со страницы Майи Санду в Facebook На День независимо­сти в Кишинев прилетели президенты Украины, Польши и Румынии.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia