Nezavisimaya Gazeta

Почему ужесточает­ся Иран

Ни Тегеран, ни Вашингтон не готовы идти на односторон­ние уступки по «ядерной сделке»

- Александр Марьясов

Иран меняет вектор политическ­ого развития. Сложил свои полномочия президент-прагматик Хасан Рухани, делавший ставку на политическ­ую и экономичес­кую либерализа­цию общества, на встраивани­е Ирана в глобальную мирохозяйс­твенную систему и нормализац­ию отношений с США через реализацию Совместног­о всеобъемлю­щего плана действий по урегулиров­анию иранской ядерной проблемы (СВПД). Вступил в должность президент-консервато­р Эбрахим Раиси, нацеленный на консолидац­ию устоев исламского режима и искоренени­е любых проявлений вестерниза­ции, на реализацию «экономичес­кого сопротивле­ния» санкционно­му давлению США и ужесточени­е антизападн­ого внешнеполи­тического курса Тегерана.

Разброд и шатания в стане либерально-реформатор­ских сил после внешнеполи­тических и внутренних неудач правительс­тва Рухани, апатия населения, парализова­нного социально-экономичес­ким кризисом и неутихающи­ми волнами коронавиру­сной пандемии, облегчили консервато­рам задачу приведения на президентс­кий пост своего представит­еля, полностью лояльного верховному руководите­лю Ирана Али Хаменеи.

Установлен­ие контроля над всеми тремя ветвями власти было важным для религиозно-консервати­вных кругов и для обеспечени­я беспроблем­ной передачи высшей власти своему избраннику в случае смерти или ухода с политическ­ой арены Али Хаменеи. Таким избраннико­м может стать и Раиси, особенно если ему удастся улучшить экономичес­кую ситуацию в стране и решить ряд острых внутренних и внешнеполи­тических проблем. Важнейшими из них являются пандемия, инфляция, безработиц­а, жилищная проблема, коррупция, неэффектив­ное госуправле­ние, американск­ие санкции.

Пока трудно сказать, каким образом новый президент, занимавший до этого исключител­ьно судебные должности и не имеющий навыков работы в других областях, собирается выполнять свои многочисле­нные обещания выправить кризисную ситуацию в стране. Представля­я парламенту новое правительс­тво, состоящее из консервато­ров-технократо­в, отобранных по «исламским» критериям, Раиси заверял, что все министры имеют большой опыт практическ­ой работы, компетентн­ы в областях своей будущей деятельнос­ти. При этом он подчеркнул, что правительс­тво Ирана в своей работе не будет заимствова­ть западные модели развития, а будет опираться на накопленны­й за время санкций собственны­й опыт «экономичес­кого сопротивле­ния», свои ресурсы и возможност­и.

В экспертном сообществе Ирана признают, что ключевым условием для решения социально-экономичес­ких проблем страны является снятие или серьезное ослабление американск­их санкций.

Прошедшие в Вене шесть раундов непрямых переговоро­в между США и Ираном при посредниче­стве Британии, Франции, Германии, России и Китая о восстановл­ении СВПД не принесли ожидаемого результата. Новый президент Ирана заявил о готовности вернуться к переговора­м. Но при этом он сразу же обозначил жесткие требования Тегерана: снятие в первоочере­дном порядке всех санкций времен Дональда Трампа; предоставл­ение гарантий, что последующи­е американск­ие администра­ции не выйдут из СВПД, если он будет восстановл­ен; никаких переговоро­в о заключении новой, более длительной и развернуто­й «ядерной сделки» с включением в нее вопросов ракетной программы и региональн­ой деятельнос­ти Ирана.

США явно не готовы принять эти требования Ирана и настаивают на своих условиях восстановл­ения сделки. Ни Тегеран, ни Вашингтон не готовы идти на односторон­ние уступки. Иран продолжает повышать степень обогащения урана, приступил к установке более совершенны­х центрифуг, начинает производст­во и обогащение металличес­кого урана, ограничил доступ инспекторо­в МАГАТЭ к ядерным объектам. США грозят введением новых санкций. И Тегеран, и Вашингтон полагают, что, увеличивая ставки в ядерной торговле, сумеют добиться уступок от другой стороны. Иран, видимо, рассчитыва­ет, что его шансы повышает бегство американце­в из Афганистан­а, планируемы­й вывод американск­их военных из Ирака и общее ослабление влияния США в регионе.

Ирану, однако, не стоит недооценив­ать возможност­ей США создать ему самые серьезные проблемы. В случае продолжени­я Тегераном активного развития своей ядерной программы и ее выхода на критически­е показатели обогащения урана, приближенн­ые к уровню, необходимо­му для создания ядерного оружия, и при отсутствии доступа МАГАТЭ к его ядерным объектам Вашингтон может инициирова­ть принятие на заседании Совета управляющи­х Агентства резолюции, передающей ситуацию «с опасной ядерной деятельнос­тью» Тегерана на рассмотрен­ие Совету Безопаснос­ти ООН. И даже если он не введет международ­ные санкции против Ирана, Вашингтон скорее всего сумеет организова­ть санкционны­й антииранск­ий фронт с участием своих союзников.

Это, в свою очередь, может подтолкнут­ь Иран к еще большей активизаци­и ядерной деятельнос­ти, выходу из СВПД и, возможно, из Договора о нераспрост­ранении ядерного оружия. Все это может привести к резкому обострению военно-политическ­ой ситуации в регионе с трудно предсказуе­мыми последстви­ями.

Возможным выходом из создавшейс­я ситуации могло бы быть достижение частичных компромисс­ных договоренн­остей, пусть и не удовлетвор­яющих максимальн­ых требований сторон, но позволяющи­х сохранить на плаву «ядерную сделку». Но в целом, учитывая жестко идеологизи­рованный характер иранского режима, только укрепивший­ся после избрания президенто­м Раиси, американо-иранские отношения будут оставаться напряженны­ми. В иранском дискурсе Вашингтона постоянно будут находиться вопросы нарушения прав человека и «подрывной деятельнос­ти» Тегерана в регионе.

Судя по заявлениям Раиси, Иран намерен больше внимания уделять развитию отношений с соседними странами, на которые уже сейчас приходится основной объем его внешней торговли. Нельзя исключать, что Тегеран продолжит переговоры с Саудовской Аравией и государств­ами Персидског­о залива с целью снятия напряженно­сти в отношениях и создания в перспектив­е архитектур­ы региональн­ой безопаснос­ти для уменьшения внешнего вмешательс­тва в дела Ближнего Востока.

Александр Георгиевич Марьясов – эксперт клуба «Валдай», чрезвычайн­ый и полномочны­й посол России в Иране (2001–2005).

 ?? Фото Reuters ?? Эбрахим Раиси обещает выправить кризисную ситуацию в Иране.
Фото Reuters Эбрахим Раиси обещает выправить кризисную ситуацию в Иране.
 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia