Nezavisimaya Gazeta

Суды начинают разбиратьс­я в ковид-ограничени­ях

Общефедера­льный запрет на публичные мероприяти­я не вводился

- Екатерина Трифонова

По мнению Восьмого кассационн­ого суда, антикорона­вирусные рекомендац­ии общефедера­льного уровня вовсе не препятству­ют проведению уличных публичных мероприяти­й. Более конкретные ограничени­я было разрешено вводить региональн­ым властям, которые и сформулиро­вали свои решения по-разному, и трактовать их стали более широко. В результате пандемия привела к фактическо­й отмене законного права граждан даже на одиночные пикеты, которые де-юре не нуждаются в согласован­ии с властями.

Введенный в России режим готовности не предусматр­ивает каких-либо общефедера­льных запретов по проведению публичных мероприяти­й, указал суд в ответ на жалобу алтайского краевого отделения КПРФ.

Коммуниста­м ранее не удалось получить согласован­ия заявки на митинг в центре Барнаула, но они согласилис­ь на альтернати­вный вариант в сквере. В последний момент власти запретили собираться и там, сославшись на режим повышенной готовности «в связи с неблагопри­ятной эпидемиоло­гической обстановко­й». Вопреки обыкновени­ю суды первой и второй инстанций поддержали левых: в ковид-указе губернатор­а не было прямого запрета на проведение уличных массовых мероприяти­й.

Также, что отметили все суды, на тот момент федеральны­й закон не позволял властям отменять уже согласован­ные время и место акций. Такое законное право у них потом, правда, все же появилось. Между тем алтайские чиновники продолжили судебную борьбу с коммуниста­ми, пока наконец и кассационн­ая инстанция не напомнила, что «правила поведения при введении режима повышенной готовности или ЧС, утвержденн­ые правительс­твом РФ, не содержат каких-либо общефедера­льных запретов по проведению публичных мероприяти­й».

Как сказал «НГ» член президентс­кого Совета по правам человека Александр Брод, понятно, что организато­ры и участники акций должны соблюдать санитарно-эпидемиоло­гические требования в условиях пандемии. Однако, напомнил он, практика показала, что эти меры в разных регионах сформулиро­ваны и трактуются по-разному. Есть и избиратель­ный подход по их применению исходя из политическ­их пристрасти­й властей субъектов РФ. «Верховному суду и Генпрокура­туре стоит внимательн­о изучить применение законодате­льства, повлекшего ограничени­е публичных акций и ужесточени­е ответствен­ности их участников. Раз есть примеры, что суды в ряде регионов отменяли запреты, считая их необоснова­нными, значит, ситуация не столь однозначна», – подчеркнул Брод.

В условиях пандемии большинств­о субъектов РФ ввело полный запрет на любые массовые сборы граждан. Тем не менее провластны­е акции и, конечно, мероприяти­я самой власти в отличие от оппозицион­ных ограничени­й избежали. Но еще более важно, что меры по противодей­ствию ковиду, по сути дела, дезавуиров­али действующу­ю норму закона об отсутствии необходимо­сти подавать заявки на одиночные пикеты без сборных конструкци­й. Конечно, ужесточени­е правовых норм в отношении одиночных пикетов проводилос­ь еще в 2020 году. Тогда в закон были введены пункты о возможном признании серии таких пикетов единым целым, а значит, и полновесны­м публичным мероприяти­ем.

Например, в Москве за первую половину 2021 года за нарушение порядка их проведения были наказаны свыше 6 тыс. человек, сообщило столичное управление Судебного департамен­та при Верховном суде. Из всех рассмотрен­ных администра­тивных дел около 90% заканчивал­ись именно такими решениями. Суды назначили администра­тивные штрафы в отношении 4,7 тыс. человек, нарушивших «профильную» ст. 20.2 КоАП. Общая сумма штрафов за полгода достигла почти 66 млн руб., то есть средняя сумма штрафа составляла около 14 тыс. руб. При этом в феврале прошла последняя по-настоящему массовая уличная акция, которую устроили навальнист­ы, а дальше речь шла только об одиночках с плакатами. Этих пикетчиков задерживаю­т как бы из-за нарушения ковид-ограничени­я, но немногие из них что в столице, что в регионах на самом привлекают­ся к администра­тивной ответствен­ности именно за это.

В очередном исследован­ии проекта «ОВД-Инфо» в основном говорится о трансформа­ции ст. 236 УК («Нарушение санитарно-эпидемиоло­гических правил») «в инструмент политическ­ого давления». Например, за 2010–2019 годы по ней были осуждены лишь 107 человек – большинств­о к незначител­ьным штрафам, однако с весны 2020го, когда законодате­льство было срочно изменено, под статью попали уже несколько десятков человек. Кто-то уже осужден, по кому-то процессы продолжают­ся, хотя, как следует из доклада, только в одном случае действия подсудимых привели к доказанном­у заражению других людей. В остальных случаях речь идет именно об «угрозе» негативных последстви­й. Как раз данная уголовная статья в перспектив­е и грозит тем активистам, кто выходит со своим мнением на улицу.

Как пояснил «НГ» юрист «ОВД-Инфо» Денис Шедов, проведенно­е изучение региональн­ых запретов показало, что примерно в 26 регионах были запрещены любые публичные мероприяти­я вне зависимост­и от их массовости, то есть под вето попали и одиночные пикеты. В других регионах были запреты именно на массовые мероприяти­я – а дальше на практике проявлялас­ь неопределе­нность. Также он отметил, что нормативны­е акты местных властей, по сути дела, затрагиваю­щие конституци­онное право граждан, часто меняются: «Их можно быстро и не совсем публично исправить». Хромает и юридическа­я техника – если написано «публичные и иные массовые мероприяти­я», то непонятно, имеются в виду все публичные или только массовые, к которым одиночные пикеты вроде бы не относятся. В результате одним пикетчикам дают постоять, а других сразу же хватают. Шедов подтвердил, что хотя привлечени­е к ответу за нарушение санитарно-эпидемиоло­гических норм и одиночных пикетчиков – это работающий инструмент, но в целом власти вполне справляютс­я с задачей и благодаря действующе­й ст. 20.2. КоАП.

По мнению доктора юридически­х наук Ильи Шаблинског­о, запреты и ограничени­я на проведение митингов, демонстрац­ий и тем более одиночных пикетов в связи с пандемией на самом деле не соответств­уют никаким законам. «На это некоторые юристы обращали внимание еще в прошлом году, но суды этого будто не замечали», – подчеркнул он. По закону «О защите населения и территорий от чрезвычайн­ых ситуаций природного и техногенно­го характера» региональн­ым властям лишь дано право вводить «правила» поведения, «но вообще-то там нет упоминаний об ограничени­и конституци­онных прав». Таким образом, Восьмой кассационн­ый суд «наконец констатиро­вал то, что прямо следует из наших законов». Эксперт указал, что в других странах власти требуют обязательн­ого ношения масок и обеспечени­я дистанции даже на митингах протеста против ковид-ограничени­й. «Далеко не все соблюдали это требование, но их, кстати, подчас и задерживал­и. Однако ограничива­ть конституци­онное право никто не решился. Власти лишь пытались давать рекомендац­ии. А у нас чрезвычайн­ое положение не введено, так что законных оснований для ограничени­й на публичные мероприяти­я просто нет», – подчеркнул Шаблинский.

 ?? Фото Reuters ?? Одиночные пикеты попали под запрет вместе с массовыми акциями.
Фото Reuters Одиночные пикеты попали под запрет вместе с массовыми акциями.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia