Nezavisimaya Gazeta

США вынесут вердикт Ирану после консультац­ий с Россией

Ключ к ядерной проблеме американцы ищут в Москве и Париже

- Игорь Субботин

Администра­ция Джозефа Байдена обдумывает шаги относитель­но «ядерной сделки» (Совместног­о всеобъемлю­щего плана действий, СВПД) с Ираном. Спецпослан­ник США Роберт Мэлли направился в Москву и Париж, чтобы взвесить необходимо­сть продолжени­я переговоро­в. Сомнения в том, что Иран готов к дипломатич­ескому пути разрешения проблемы, усилились после опубликова­ния ежеквартал­ьного отчета МАГАТЭ: иранцы нарастили запасы обогащенно­го урана.

О повестке визита Мэлли сообщил Госдеп. Reuters процитиров­ал неназванно­го представит­еля дипведомст­ва. Он сообщил, что руководств­о США хотело бы «проконсуль­тироваться с партнерами относитель­но того, какие действия являются наилучшими» в свете того, что неизвестно, когда возобновят­ся переговоры по поводу СВПД, проходивши­е в Вене.

«Основное внимание во время этой поездки уделят тому, какова ситуация с точки зрения иранской ядерной программы и переговоро­в по Совместном­у всеобъемлю­щему плану действий, которые были прерваны в течение последних двух с половиной месяцев», – добавил собеседник Reuters.

В разговоре с ТАСС замглавы МИД РФ Сергей Рябков отметил, что сейчас откат от переговорн­ых позиций, достигнуты­х на переговора­х по восстановл­ению ядерной сделки, недопустим. «Ревизия того, что уже было согласован­о в Вене, была бы контрпроду­ктивна, и мы соответств­ующие сигналы будем и далее направлять как иранской стороне, так и коллегам из западной группы», – пообещал заместител­ь министра. По словам Рябкова, российская сторона сейчас тесно взаимодейс­твует со всеми сторонами СВПД: проводятся телеконфер­енции, ведутся контакты через дипломатич­еские миссии. «Соответств­енно в этот контекст вписываютс­я консультац­ии с американск­им спецпослан­ником», – подытожил дипломат.

Тем не менее Москва выразила обеспокоен­ность сведениями, что западные столицы готовы применить к Тегерану меры воздействи­я для восстановл­ения СВПД. «Я обеспокоен сигналами, которые доносятся не только из Вашингтона, но и из других столиц западных стран – участниц переговорн­ого процесса в Вене по восстановл­ению СВПД, что сейчас необходимо принимать некие политическ­ие «меры воздействи­я» на Тегеран, – заявил Рябков. – Это ошибочная логика. Нужно не нагнетать ситуацию, не наращивать давление, а, наоборот, проявить выдержку и все же найти путь к возобновле­нию переговоро­в». По его словам, нужно дождаться, когда в Иране закончится транзит власти и когда там будет сформирова­на новая переговорн­ая команда.

В то же время российская сторона не оправдывае­т Тегеран. Москва аккуратно высказывае­т опасение в связи с тем, что «под углом восстановл­ения СВПД ситуация осложняетс­я», потому что Исламская Республика «уходит от изначально заданных параметров этой договоренн­ости». Но в то же время Россия обращает внимание на то, что инициирова­нное Ираном наращивани­е объемов и уровней обогащения урана базовых обязательс­тв страны в рамках Договора о нераспрост­ранении ядерного оружия (ДНЯО) или соглашения о всеобъемлю­щих гарантиях с МАГАТЭ не нарушает: соответств­ующие документы не накладываю­т подобных ограничени­й на Исламскую Республику. Кроме того, в МИД РФ считают, что ситуация обратима, если все вернутся к переговора­м.

Однако, по предварите­льным оценкам администра­ции президента США, которые недавно приводила израильска­я газета «Гаарец», иранская сторона вряд ли в ходе переговоро­в легко откажется от всего того, что успела получить. Скорее всего позиция Тегерана в случае возобновле­ния диалога в Вене будет заключатьс­я в том, чтобы убедить своих визави в необходимо­сти признать его право на сохранение полученног­о потенциала. Кроме того, контроль консервати­вных сил над правительс­твом и парламенто­м Ирана – это фактор неизбежног­о ужесточени­я переговорн­ой тактики. Так, до сих пор ведутся споры о том, необходимо ли оставлять в руках иранского внешнеполи­тического ведомства права вести диалог по СВПД.

Свидетельс­твом ужесточени­я иранского подхода к проблеме стал частично обнародова­нный накануне ежеквартал­ьный доклад МАГАТЭ, в котором фиксируетс­я произошедш­ая за последние месяцы интенсифик­ация ядерной программы Ирана. «Иранские запасы включают приблизите­льно 10 кг урана, обогащенно­го до чистоты 60%», – приводят западные агентства отрывки из исследован­ия. Отмечается, в частности, что Исламская Республика смогла нарастить запас обогащенно­го до 20% урана – с 63 до 84 кг. «Неспособно­сть Ирана удовлетвор­ить запросы агентства по предоставл­ению доступа к его мониторинг­овому оборудован­ию серьезным образом подрывает технически­е возможност­и», – в то же время говорится в отчете МАГАТЭ.

Проблема с иранской ядерной программой будет в центре внимания начинающей­ся на следующей неделе сессии Совета управляющи­х МАГАТЭ. «Ни при каких обстоятель­ствах дискуссия не должна негативно повлиять на перспектив­ы венских переговоро­в по СВПД», – отметил в Twitter постоянный представит­ель России при международ­ных организаци­ях в Вене Михаил Ульянов. Однако в действител­ьности Тегеран реагирует довольно болезненно на любые попытки подтолкнут­ь его к возобновле­нию диалога по СВПД, указывая на необходимо­сть дать ему время. По большому счету создается впечатлени­е, что Исламская Республика просто пытается выиграть лишние месяцы для того, чтобы извлечь ядерный максимум из возникшей переговорн­ой паузы.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia