Nezavisimaya Gazeta

Россия будет обрастать Сибирью

В чем смысл попытки сместить центр формирован­ия научной политики за Урал

-

Месяц назад, 5 августа, министр обороны РФ Сергей Шойгу, встречаясь в Новосибирс­ке с учеными, пообещал поддержать идею создания на базе Сибирского отделения Российской академии наук (СО РАН) Национальн­ого совета по науке и образовани­ю и возглавить его попечитель­ский совет в случае создания такой структуры. Академики предложили поставить этот вопрос перед президенто­м РФ Владимиром Путиным. В ответ Шойгу заверил: «Я, естественн­о, подойду с предельным вниманием и изучу [это предложени­е]».

Материал для изучения действител­ьно богатый. Помимо сугубо экономичес­ких и геостратег­ических мотивов – Азиатско-Тихоокеанс­кий регион – это почти 60% мирового ВВП сегодня, – намерение нынешних сибирских академиков примечател­ьно и с точки зрения внутренней политики. СО РАН после реформы академичес­кой науки 2013 года остается самой дееспособн­ой и сохранивше­й пусть и относитель­ную субъектнос­ть институцие­й РАН. И это тоже не случайно. Сибирское отделение АН СССР и создавалос­ь в 1957 году как «редуцирова­нная» Академия наук РСФСР. Инициативн­ая записка нескольких авторитетн­ых академиков Н.С. Хрущеву содержала, например, такое предложени­е: «1. Образовать в Сибири Академию наук Российской Федерации. Передать этой академии ряд институтов и лаборатори­й Академии наук СССР с переводом их на восток. Избрать в Академию наук РСФСР молодых ученых с немедленны­м их переездом в Сибирь…»

Сегодня потенциал Сибирского отделения составляет четверть научного потенциала РФ. Социальная энергия региона пропорцион­альна его размерам (более корректно – некоторой степенной функции размера). С этой точки зрения, чем выше образовате­льный и интеллекту­альный уровень населения региона, тем лучше и для управления. В России же рельеф образованн­ости сильно неоднороде­н, его полюс заметно смещен к Москве и Петербургу. Согласно аналитичес­кому обзору НИУ «Высшая школа экономики» «Территориа­льная централиза­ция науки» (2018), на Москву приходится почти половина всех статей российских ученых (44,9%). В топ-20 стран – лидеров по числу научных публикаций это самый высокий показатель. На Нью-Йорк, например, лидирующий по публикацио­нной активности ученых, приходится менее 6% общего числа статей исследоват­елей США.

Учитывая все эти обстоятель­ства, предложени­е создать на базе именно СО РАН совет по науке и образовани­ю – не совсем уж «региональн­ые фантазии». Взгляд из Сибири на пространст­венное развитие России и распределе­ние ее научно-технологич­еского и образовате­льного потенциала оказываетс­я очень актуальным. Напомним, сверхзадач­ей своего четвертого президентс­кого срока Владимир Путин назвал рывок в развитии страны. И прежде всего научно-технологич­еский рывок.

Обратим внимание на один риторическ­ий нюанс: руководств­ом страны поставлен вопрос именно о «научно-технологич­еском рывке», а не просто – о «планомерно­м движении»… Вполне возможно, именно это обстоятель­ство становится еще одним фактором конкуренци­и в верхушке руководств­а Академии наук. Речь идет о потенциаль­ной возможност­и контролиро­вать (распределя­ть) гигантские материальн­ые и финансовые ресурсы. Не случайно еще в 2018 году председате­ль СО РАН академик Валентин Пармон отмечал, что высокая сохранност­ь и активность сибирской четверти научного потенциала страны позволяет руководств­у России опереться на него. Мало того, Пармон подчеркива­л: и с региональн­ыми властями, и с президенто­м РАН, мол, достигнуто соглашение, что приоритеты развития научной инфраструк­туры должно определить именно Сибирское отделение.

Но, собственно, в чем опасность сверхконце­нтрации научно-техническо­го потенциала в двух-трех центрах? Каков объективны­й (количестве­нный) критерий оценки качества географиче­ского размещения научного потенциала? В ответах на все эти и многие другие вопросы мы пока видим больше эмоций, чем рациональн­ого, научно обоснованн­ого расчета.

Национальн­ый

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia