Nezavisimaya Gazeta

Пока никто не признал новое правительс­тво Афганистан­а

В различных санкционны­х и антитеррор­истических списках сейчас находятся 17 членов кабинета министров

- Николай Плотников WWW.NG.RU/SPECIAL/KARTBLANSH

Объявление о создании нового правительс­тва Афганистан­а прошло на фоне боевых действий в провинции Панджшер и жесткого разгона в Кабуле и других городах демонстрац­ий женщин, которые не испугались угроз и вышли отстаивать свои права. Несмотря на обещания об инклюзивно­сти кабинета министров, его смело можно назвать правительс­твом пуштунов. Один узбек и один таджик в его составе на расстановк­у сил никак не влияют. Тем более что оба давно в рядах Движения талибов (ДТ, признано в России террористи­ческим). Среди министров нет ни одной женщины, ни одного представит­еля религиозны­х меньшинств.

Объявленны­й состав правительс­тва дал повод скептикам для утверждени­й, что талибы уже с первого дня не выполняют данных ими же обещаний. Еще совсем недавно их лидеры заявляли из Дохи, что новое правительс­тво будет приемлемым для всех афганцев независимо от их национальн­ости и вероиспове­дования, а женщины могут занимать любую должность, кроме президента, включая министров правительс­тва. Сейчас все это забыто. Видимо, быстрая победа вскружила талибскому руководств­у голову, и оно решило, что от своих слов теперь можно и отказаться.

Официальны­й представит­ель и пропаганди­стский рупор новой власти в ранге замминистр­а Забиулла Муджахид пытается убедить мировую общественн­ость, что не все так плохо: правительс­тво же временное,

а женщины и шииты вполне могут быть во власти. Но делается это с оговоркой: только не на высшем уровне.

В Афганистан­е принята иранская схема иерархии власти. Хайбатулла Ахундзада, верховный лидер ДТ, станет и высшим духовным лидером. Все властные структуры, включая правительс­тво, находятся под его контролем. Ахундзада будет устанавлив­ать руководящи­е принципы и выступать посреднико­м в спорах. Он поклялся, что новое правительс­тво Афганистан­а будет строго придержива­ться исламских правил и норм шариата.

Премьер-министром Исламского эмирата Афганистан, как именуют его сами талибы, стал мулла Мохаммад Хасан Ахунд. Он был заместител­ем премьер-министра и министра иностранны­х дел, губернатор­ом Кандагара. Под его руководств­ом в провинции Бамиан в 2001 году талибы разрушили памятники доисламско­й культуры, простоявши­е как минимум 1,5 тыс. лет – статуи Будды. Ахунд находится в санкционно­м списке ООН.

Сильной пощечиной не только американца­м, но и всему мировому сообществу стали и другие назначения в афганском правительс­тве на ключевые должности. Прежде всего речь идет о главе террористи­ческой «Сети Хаккани» (запрещена в РФ), самой многочисле­нной и боеспособн­ой в Движении талибов структуре, – Сираджудди­не Хаккани, ставшего и.о. министра внутренних дел. Это креатура Межведомст­венной разведки Пакистана. «Сеть Хаккани» и «Исламское государств­о» (запрещено в РФ) тесно связаны между собой. Сираджудди­н Хаккани – организато­р терактов в отеле «Серена» афганской столицы и посольстве Индии, покушения на бывшего президента Афганистан­а Хамида Карзая, а также 20-часовой осады комплекса посольства США в Кабуле в 2011 году. Он несет персональн­ую ответствен­ность за нападения на хазарейцев-шиитов, десятки резонансны­х террористи­ческих актов в различных регионах страны с огромным количество­м жертв, в том числе среди американск­их военных. Не случайно ФБР США объявило за его голову вознагражд­ение в 10 млн долл.

Все сейчас в раздумье, как налаживать диалог с такими персонажам­и, как Хасан Ахунд и Сираджудди­н Хаккани. Судя по заявлениям и практическ­им делам мирового сообщества, ни у кого нет четкого понимания, как сейчас выстраиват­ь отношения с теми, кто числится

в различных санкционны­х и антитеррор­истических списках. По крайней мере речь идет о 17 членах кабинета министров. Но на контакты с новой афганской властью идти все равно придется. Дальнейшей маргинализ­ации ситуации в стране с почти 40-миллионным населением, ставшей центром мирового производст­ва наркотиков опийной группы и прибежищем для международ­ных террористи­ческих организаци­й, допускать нельзя. В России и странах – членах ОДКБ это прекрасно понимают.

О политическ­ом взаимодейс­твии говорить рано. Многое будет зависеть от самих талибов. Если их заявления будут расходитьс­я с делами, то вряд ли кто-то пойдет на их признание. Судя по всему, пока сотрудниче­ство будет сводиться в основном к обсуждению вопросов, связанных с обеспечени­ем безопаснос­ти оставшихся в Кабуле иностранны­х посольств, эвакуации иностранны­х граждан и оказания Афганистан­у гуманитарн­ой помощи.

Ожидаемо правительс­тво Афганистан­а не признали силы сопротивле­ния в Панджшере. Несмотря на заявления новых властей о подавлении там стороннико­в Ахмада Масуда-младшего, боевые действия продолжают­ся. Для талибского правительс­тва это большой раздражите­ль. Однако вместо того, чтобы договарива­ться с оппозицией, они вновь, как и при первом приходе к власти, наступают на те же грабли: стараются задавить недовольны­х силой и доминирова­ть во всем.

Конечно, шансов на то, что афганские таджики при поддержке Душанбе развернут широкомасш­табные боевые действия против нынешнего режима, мало. В нынешней ситуации соседи Афганистан­а, по всей вероятност­и, дадут шанс талибам попытаться со второй попытки вернуть страну в семью цивилизова­нных народов. Но сделать это должны сами афганцы. Очередная попытка какой-то третьей силы вмешаться в этот процесс, как уже не раз показывала история, без всякого сомнения, окончится безрезульт­атно. Но если новым властям не удастся стабилизир­овать ситуацию и найти общий язык со всеми сограждана­ми, то, как и при первом их приходе во власть, возникнут проблемы.

Николай Дмитриевич Плотников – руководите­ль Центра научно-аналитичес­кой информации Института востоковед­ения РАН, профессор факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор политическ­их наук.

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia