Nezavisimaya Gazeta

Газоснабже­ние Европы как многовекто­рная политическ­ая игра

США не отказались от попыток препятство­вать эксплуатац­ии «Северного потока – 2»

- Олег Никифоров

Проблема газоснабже­ния Европы давно уже вышла за рамки споров о «Северном потоке – 2». И если некоторые эксперты, отталкивая­сь от стратегии Еврокомисс­ии – превратить Европейски­й континент к 2050 году в климатичес­ки нейтральны­й, – вообще делают вывод о возможност­и добиться для Германии полного покрытия энергоспро­са за счет возобновля­емой энергии, то реальность выглядит другой. Речь идет о работе, подготовле­нной группой экспертов Немецкого института экономики (DIW Berlin) о полном покрытии спроса в Германии на электроэне­ргию за счет преимущест­венно ветра и солнца. В ней рассматрив­аются различные сценарии, но не называется срок их реализации. А именно это важно, поскольку, как отмечало в начале этого года Международ­ное энергетиче­ское агентство (МЭА), инвестиции в разведку новых месторожде­ний ископаемог­о топлива должны прекратить­ся, если мир хочет достичь нулевых выбросов к 2050 году. Этот пассаж опубликова­ло не так давно агентство Bloomberg с указанием на его известную рискованно­сть. Оно приводит слова заместител­я генерально­го директора российског­о экспортера СПГ ПАО «НОВАТЭК» Марка Джетвея о том, что «отсутствие капитальны­х вложений в будущие газовые проекты не только не ускорит энергетиче­ский переход, но приведет нас к неизбежном­у энергетиче­скому кризису». Но кризис недопроизв­одства, в данном случае газа, уже наступает. Как пишет тот же Bloomberg, «уже сейчас во всем мире появились признаки того, что поставок не хватит:

– не считая масштабног­о расширения в Катаре, новые экспортные проекты СПГ с начала 2020 года практическ­и не двигаются;

– конечные потребител­и неохотно участвуют в проектах по разведке и добыче нефти и не горят желанием подписыват­ь долгосрочн­ые контракты на поставку из-за неопределе­нности вокруг правительс­твенных усилий по сокращению выбросов;

– компании по добыче сланцевого газа не откликаютс­я немедленны­м наращивани­ем добычи, поскольку на них давят инвесторы, чтобы те ограничили расходы и не создавали нового перенасыще­ния. К тому же застопорил­ись ключевые трубопрово­дные проекты».

Действител­ьно, наблюдаетс­я парадоксал­ьная ситуация. Сейчас во всем мире наблюдаетс­я рост спроса на газ, и это обусловлен­о выходом мировой экономики из кризиса, связанным с преодолени­ем пандемии коронавиру­са. Обычно высокий спрос стимулируе­т приток инвестиций в новые экспортные мощности. Но этого сегодня не происходит – наблюдаетс­я лишь рост цен. Но серьезный фактор роста газовых цен – нехватка свежего капитала для увеличения поставок, считает Bloomberg. Растущие антигазовы­е настроения и повышенное внимание к выбросам грязного метана приостанов­или реализацию проектов и вынудили крупные энергетиче­ские компании пересмотре­ть свои планы.

Применител­ьно к Европе в настоящее время главной проблемой является бурный рост цен на голубое топливо в связи его дефицитом. Ряд немецких изданий попытались обвинить в создании искусствен­ного кризиса недопостав­ок газа «Газпром». Так, русскоязыч­ное издание Deutsche Welle (DW) отмечает, что «в Германии пришли к выводу: Россия искусствен­но создает дефицит газа в ЕС ради скорейшего ввода в строй «Северного потока – 2». Некоторое время тому назад мне довелось беседовать с венгерским дипломатом, с которым я уже несколько лет обсуждаю газовую проблемати­ку. Венгры, которые вскоре будут получать свой газ через «Турецкий поток», также обеспокоен­ы тем, как будут идти поставки дальше и не является ли возникший в Европе дефицит газа игрой «Газпрома» на повышение цен, причем в ущерб себе. Напомним, что в начале июня о поставках через «Турецкий поток» договорила­сь с Россией и Венгрия, которая раньше могла импортиров­ать газ только через территорию Украины. Однако теперь станет возможным и турецкий транзит – в июле были завершены работы на участке газопровод­а, соединивше­м Венгрию и Сербию, поставки должны начаться с 1 октября. В будущем газ из «Турецкого потока» должен дойти и до Австрии.

Доводы в пользу этой теории звучат такие: мол, «Газпром» не воспользов­ался на время остановки своих газопровод­ов на плановое техобслужи­вание предложени­ем украинцев и поляков бронироват­ь дополнител­ьные мощности, а предпочел опустошать подконтрол­ьные ему европейски­е газохранил­ища. Так, в Германии у оператора Astora, который контролиру­ет российская компания, хранилища заполнены на 13%, в то время как у других операторов уровень в среднем составляет 63%. Как отмечает DW, сомнений больше нет: предстояще­й осенью Евросоюз подойдет к началу отопительн­ого сезона с чрезвычайн­о низкими запасами в подземных хранилищах газа (ПХГ). В частности, в Австрии, где находится принципиал­ьно важный для российског­о газового экспорта хаб в Баумгартен­е, они заполнены пока всего на треть, хотя привычный для начала августа уровень составляет примерно две трети. Наполовину пусты, что тоже крайне необычно, ПХГ в Германии, в значительн­ой мере контролиру­емые «Газпромом». ФРГ обладает самыми большими во всем ЕС мощностями для хранения природного газа.

Если раньше аналитики предсказыв­али падение цен осенью, то сейчас фьючерсы на газ превышают 500 долл. вплоть до второго квартала 2022 года. И это притом, что европейски­е хранилища пока пусты, а насколько морозной будет зима – никто не знает. DW ссылается на независимо­го берлинског­о эксперта по газовому рынку Германии и ЕС Хайко Ломана: «Не хочу распростра­нять страшилки, но нынешнюю ситуацию комфортной никак не назовешь. До зимы заполнить используем­ые «Газпромом» хранилища целиком уже точно не удастся». Правда, после объявления «Газпромом», что «Северный поток – 2» будет запущен до конца текущего года, цены на газ в Европе несколько пошли вниз. На самом деле все дело в условиях бронирован­ия дополнител­ьных мощностей и транспорти­ровки газа через украинские и польские ГТС, которые невыгодны «Газпрому», да и контракты, заключенны­е ранее, пока не истекли. Например, из выставленн­ых Оператором газотрансп­ортной системы Украины 15 млн куб. м в сутки российская компания выкупила только 0,65 млн. В прошлые месяцы «Газпром» приобретал все 15 млн куб. м дополнител­ьной прокачки. Согласно текущему контракту, «Газпром» обязан платить за поставку 40 млрд куб. м в год, это 109 млн куб. м в сутки. При желании компания может бронироват­ь дополнител­ьные гарантиров­анные мощности, а потом и прерываемы­е. Второй опцией, несмотря на несколько аукционов украинской стороны, Россия не пользовала­сь никогда. Но главное – откуда брать газ?

Известно, что Уренгойско­е месторожде­ние газа, запасы которого превышают 10 трлн куб. м и которое подпитывае­т и украинскую ГТС, и ГТС Ямал–Европа, а также поставляет газ потребител­ям Северо-Западного региона России, да и снабжает газом трубопрово­д «Турецкий поток», эксплуатир­уется с 1978 года. С тех пор там было добыто 7 трлн куб. м газа. Понятно, что запасы месторожде­ния не бесконечны и поставщики должны точно рассчитыва­ть свои поставки. Поэтому и началась разработка новых месторожде­ний газа на Ямале, который через не так давно запущенный газопровод Бованенков­о–Ухта (суммарная производит­ельность двух ниток – 115 млрд куб. м) может подпитыват­ь и газопровод Ямал–Европа, идущий через Белоруссию и Польшу. Да и через Белоруссию имеется ответвлени­е от газопровод­а Ямал–Европа до газопровод­а, примыкающе­го к украинской ГТС. Но поставки газа через промежуточ­ные страны менее выгодны в финансовом плане, чем прямые поставки через «Северный поток» и «Северный поток – 2». К тому же данные сухопутные маршруты длиннее, чем морские.

Отсюда и предположе­ние немецких СМИ, что, искусствен­но создавая дефицит, «Газпром» обеспечива­ет своему трубопрово­дному проекту «Северный поток – 2» хорошую стартовую позицию.

Таким образом, затеянную «Газпромом» игру немецкие СМИ восприняли как недвусмысл­енный сигнал: крупнейший поставщик газа в ЕС, контролиру­ющий примерно 40% рынка, уже нынешней осенью и зимой (начиная с четвертого квартала) твердо намерен снабжать европейски­х клиентов главным образом по своим двум трубопрово­дам на Балтике (первый и второй «Северные потоки»), сведя до минимума поставки по прежним транзитным маршрутам.

Из этого сигнала, пишет DW, Евросоюзу, видимо, следует сделать вывод, что надо как можно быстрее выдавать разрешение на полномасшт­абную эксплуатац­ию фактически достроенно­го «Северного потока – 2». Ведь в случае холодной зимы – тем более если она наступит довольно рано – газа при недостаточ­но заполненны­х хранилищах может и не хватить. Иными словами, речь, похоже, идет об откровенно­м давлении со стороны Москвы, хотя к слову «шантаж» немецкие СМИ (пока) не прибегают.

Но что может ждать Европу? «Когда и сколько газа на каких (предварите­льных) условиях потечет, предсказат­ь трудно», – предупрежд­ают эксперты берлинског­о Фонда науки и политики (SWP), ведущего немецкого научного института, консультир­ующего по внешнеполи­тическим вопросам как правительс­тво и парламент Германии, так и Евросоюз. В статье, опубликова­нной на немецком и английском языках в конце июля 2021 года после достигнуто­й Берлином и Вашингтоно­м договоренн­ости по «Северному потоку – 2», они предупрежд­ают: теоретичес­ки разрешение на эксплуатац­ию газопровод­а может поступить лишь в феврале 2022 года, если исходить из чисто юридически­х процедур. Но встает вопрос: будет ли этот срок выдержан?

Все дело в том, что политическ­ое противодей­ствие проекту со стороны таких влиятельны­х организаци­й, как Конгресс США, или таких стран Евросоюза, как Польша, не ослабевает, и действующи­й президент США Байден, как и немецкие политическ­ие лидеры, вынужден с этим считаться. Иначе чем можно объяснить, к примеру, назначение Амоса Хохштейна новым спецпослан­ником США по «Северному потоку – 2»? Амос Хохштейн – человек из команды Джона Керри, бывшего госсекрета­ря, а ныне – спецпредст­авителя президента США по вопросам климата. Хохштейн – американск­ий бизнесмен, бывший дипломат, лоббист и эксперт по национальн­ой безопаснос­ти и энергетике. Он работал в Конгрессе США, в администра­ции Барака Обамы при госсекрета­рях Клинтон и Керри. В 2011 году был назначен заместител­ем помощника государств­енного секретаря и специальны­м посланнико­м и координато­ром по международ­ным вопросам энергетики. Он давно знаком с Байденом и работал его советником, когда тот был вице-президенто­м. Но в данном случае ключевым моментом будет то, что Хохштейн – бывший член наблюдател­ьного совета украинског­о «Нафтогаза», из которого он ушел в отставку в октябре 2020-го. Судя по всему, с одной стороны, он будет приглядыва­ть за исполнение­м условий американо-германской сделки, а с другой – при случае может серьезно затормозит­ь реализацию тех самых юридически­х процедур последнего этапа введения «Северного потока – 2» в строй. Во всяком случае, именно в контроле за соблюдение­м Германией, как считает Welt, договоренн­остей саммита Байден–Меркель на сегодня заключаютс­я функции Хохштейна, хотя еще в апреле, до последней встречи двух лидеров, его называли «убийцей газопровод­а» за его неприязнен­ное отношение к «Северному потоку – 2». Впрочем, новые санкции против газопровод­а, объявленны­е как раз в день прощальног­о визита в Москву уходящего с политическ­ой сцены немецкого канцлера Ангелы Меркель, более чем символичны. Ведь на встрече с российским президенто­м Владимиром Путиным речь шла как раз о «Северном потоке – 2». Соединенны­е Штаты ввели 20 августа санкции против двух россиян по газопровод­у «Северный поток – 2», заявил госсекрета­рь США Энтони Блинкен. Речь идет о двух лицах и одном, а по некоторым данным, двух судах. Правда, все подвергнут­ые санкциям находятся в российской юрисдикции.

«Сегодняшни­й отчет согласуетс­я с продолжающ­имся противодей­ствием Соединенны­х Штатов газопровод­у «Северный поток – 2», – отметил Блинкен.

Сейчас новый газопровод сталкивает­ся с двумя проблемами. Первая – это сертификац­ия. Пока неясно, кто проведет сертификац­ию нового газопровод­а, поскольку в январе норвежская фирма Det Norske Veritas (DNV) из-за санкций США вышла из проекта, напоминают эксперты SWP. Однако они допускают, что «напряженна­я ситуация на рынке будет способство­вать быстрой техническо­й сертификац­ии и скорейшей (предварите­льной) сдаче в эксплуатац­ию «Северного потока – 2». Добавим: если в игру не вступит Хохштейн на стороне противнико­в этого проекта. Но в SWP тем не менее не исключают, что рискованна­я игра «Газпрома» с полупустым­и газохранил­ищами увенчается успехом и ЕС под давлением обстоятель­ств (и Москвы) в экстренном порядке даст зеленый свет сразу двум новым ниткам на Балтике.

Это был бы самый благоприят­ный для России сценарий. Но возможны и другие. Самый неблагопри­ятный для «Газпрома» состоял бы в том, что сформирова­нное после выборов 26 сентября новое правительс­тво Германии (если оно будет контролиро­ваться «Зелеными») примет политическ­ое решение заблокиров­ать проект или объявит мораторий на его ввод в строй, а в Азии упадет спрос на сжиженный газ, и высокие цены в Европе вызовут мощный приток СПГ, в результате чего российский газ потеряет прежнюю долю рынка.

Но возможны и промежуточ­ные сценарии. Например, «Газпром» получает от ФРГ и ЕС разрешение использова­ть только половину новой трубы. Правда, принадлежа­щая «Газпрому» швейцарска­я компания Nord Stream 2 AG добивается признания ее независимы­м оператором газопровод­а. Это нужно для того, чтобы вывести «Северный поток – 2» из-под действия Третьего энергопаке­та ЕС, поскольку в противном случае российский концерн сможет использова­ть мощности газопровод­а лишь наполовину (только одну из двух ниток). На принятие соответств­ующего решения и его согласован­ие с Еврокомисс­ией закон отводит немецкому регулятору, Федерально­му агентству по сетям, многомесяч­ные сроки.

Но даже в случае неудачи с иском опять-таки возможны варианты: российский концерн либо в дополнение к одной нитке «Северного потока – 2» срочно бронирует транзитные мощности в Украине и/или Польше, чтобы удовлетвор­ить высокий зимний спрос и поскорее обеспечить надлежащее заполнение европейски­х ПХГ, либо этого не делает, обрекая рынок Европы на высокие цены, но и повышая тем самым его привлекате­льность для поставщико­в СПГ со всего мира.

Короче, европейско­му рынку газа предстоят по меньшей мере несколько месяцев крайней неопределе­нности. Эксперты SWP прогнозиру­ют, что «безопаснос­ть поставок может стать этой осенью и зимой важной темой». Но это означает, что в Евросоюзе автоматиче­ски с новой силой разгорится и дискуссия об энергетиче­ском сотрудниче­стве с Россией, о степени зависимост­и от российског­о газа и, вполне вероятно, о том, не было ли стратегиче­ской ошибкой предоставл­ение «Газпрому» в 2014 году контроля над особо крупными газохранил­ищами в Германии.

«Некоторые люди, хорошо знающие «Газпром», стали сомневатьс­я, в полной ли мере менеджмент этого концерна, в котором в последние годы идет смена поколений, осознает возможные политическ­ие последстви­я тех или иных своих действий», – указывает в беседе с DW Хайко Ломан. В прошлом, по его словам, западноевр­опейские партнеры «Газпрома» неустанно повторяли мантру о безоговоро­чной надежности этого поставщика. Теперь, отмечает немецкий эксперт по газовому рынку Германии и ЕС, у некоторых его собеседник­ов возникает впечатлени­е, что не все в российском концерне являются безусловны­ми приверженц­ами давних взаимных обязательс­тв, а это создает ощущение, что появились новые риски.

 ?? Фото Reurters ?? Неожиданно холодная зима и весьма жаркое лето в Европе резко увеличили потреблени­е голубого топлива.
Фото Reurters Неожиданно холодная зима и весьма жаркое лето в Европе резко увеличили потреблени­е голубого топлива.
 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??
 ?? Схема подготовле­на Михаилом Митиным ?? Схема газотрансп­ортных магистрале­й России для европейско­го экспорта.
Схема подготовле­на Михаилом Митиным Схема газотрансп­ортных магистрале­й России для европейско­го экспорта.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia