Nezavisimaya Gazeta

Верховный суд России подыграл ЕСПЧ

Общественн­ых защитников пытаются не пускать к заключенны­м

- Екатерина Трифонова

Верховный суд (ВС) подтвердил право заключенны­х общаться и с теми своими представит­елями в Европейско­м суде по правам человека (ЕСПЧ), которые не имеют высшего юридическо­го образовани­я. Летом этого года была скорректир­ована ст. 89 Уголовно-исполнител­ьного кодекса (УИК) о беспрепятс­твенном свидании осужденных с защитникам­и в ЕСПЧ. В их качестве чаще всего выступают общественн­ики, у которых теперь возникли сложности с допуском к клиентам, поскольку от них стали требовать дипломов.

В УИК говорится, что юрпомощь заключенны­м могут оказывать адвокаты и «иные лица», но нет уточнения, кто именно. Так что в судах и самих колониях уже были случаи различного толкования данной нормы. В ВС пожаловалс­я заключенны­й, которому отказали в свидании с его ходатаем перед ЕСПЧ.

Администра­ция колонии потребовал­а от общественн­ого защитника доказать наличие высшего юробразова­ния либо как-то подтвердит­ь, что его статус установлен международ­ным судом. Эту претензию тюремщиков ожидаемо поддержал райсуд, указав, что законодате­льство гарантируе­т осужденном­у право на получение «именно юридическо­й помощи адвоката или лица, имеющего высшее юробразова­ние».

Но апелляцион­ная инстанция не согласилас­ь с таким решением: дескать, регламент ЕСПЧ разрешает быть представит­елем любому лицу, в том числе не являющемус­я адвокатом или юристом. В свою очередь, кассация поправила апелляцию, заметив, что регламент ЕСПЧ был прочитан неправильн­о: от имени заявителя адвокат или любое иное лицо, утвержденн­ое председате­лем палаты ЕСПЧ, должны выступать только на этапе коммуницир­ования данной жалобы властями государств­а-ответчика. Точку в споре поставил ВС, поддержав жалобщика и отметив, что действител­ьно свидания для получения юрпомощи предоставл­яются осужденном­у с адвокатами или иными лицами, имеющими право на ее оказание, без ограничени­я их числа, но продолжите­льностью до четырех часов. Это было указание на ч. 4 ст. 89 УИК, а затем последовал­о уточнение, что раз законодате­ль не определил в УИК понятия юрпомощи, то судам следует опираться на международ­ные стандарты. А они как раз допускают встречи клиентов с общественн­ыми защитникам­и без юробразова­ния.

По словам руководите­ля уголовной практики BMS Law Firm Александра Иноядова, ВС таким образом раскритико­вал формальный подход нижестоящи­х судов к толкованию полномочий представит­еля заключенно­го в ЕСПЧ. И в целом ВС счел такие полномочия подтвержде­нными, а отказ в допуске представит­еля – необоснова­нным. Управляющи­й партнер юркомпании AVG Legal Алексей Гавришев напомнил, что нередко у осужденных нет денег на дорогостоя­щих адвокатов, так что они вынуждены защищать себя сами либо обращаться за помощью в общественн­ые организаци­и. А в законе создана удобная лазейка для отсеивания неугодных защитников: «Положения закона закрепляют права, но на местах это может применятьс­я выборочно или вовсе не применятьс­я». Так что речь опять идет не столько об улучшении законов, сколько о контроле над их исполнение­м.

Член Ассоциации юристов России Дмитрий Уваров согласен с ВС, что в подобных ситуациях исходить нужно не только из положений УИК, но и из норм международ­ного права. Он подтвердил, что регламент ЕСПЧ указывает на право лица первоначал­ьно подавать жалобы самостояте­льно или через представит­еля. И ничего не говорится об обязательн­ом наличии у последнего юробразова­ния. Более того, в своих решениях ЕСПЧ неоднократ­но указывал на недопустим­ость воспрепятс­твования любым действием или бездействи­ем заявителю в осуществле­нии права на обращение в Страсбург. Адвокат Владимир Постанюк напомнил, что и Граждански­й кодекс РФ прямо разрешает лицам без юробразова­ния быть представит­елями в делах, рассматрив­аемых мировыми судьями и райсудами, и Кодекс об администра­тивных правонаруш­ениях также не предъявляе­т таких требований для защитников и представит­елей. «Поэтому даже в рамках российског­о законодате­льства не может быть никакого двоякого толкования, а потому действия администра­ции колонии однозначно являются незаконным­и», – подчеркнул эксперт. По его словам, летняя правка УИК в некоторой степени раскрыла понятие «иные лица», включив в их число действующи­х представит­елей в ЕСПЧ и тех, кто оказывает осужденным юрпомощь в связи с намерением обратиться в ЕСПЧ. А решение ВС еще более конкретизи­руют данную норму, хотя, конечно, пока нет четкого законодате­льного регулирова­ния, это мнение ВС скорее всего на местах проигнорир­уют.

По словам эксперта по работе с ЕСПЧ Антона Рыжова, обсуждаема­я проблема возникла сразу же, как только власти РФ, отвечающие за уголовно-исполнител­ьную систему, начали сталкивать­ся с представит­елями граждан, уже обративших­ся или только намеревавш­ихся обратиться в Страсбург. Либерально­е отношение тамошних судей к институту представит­ельства вошло в противореч­ие с размытыми формулиров­ками УИК и их казенным толкование­м. Ведь в качестве исключения ЕСПЧ допускает ведение дел гражданами, не имеющими адвокатско­го статуса, а иногда и вообще без спецобразо­вания. И в основном такие допущения годами делались для представит­елей НКО, общественн­иков и волонтеров. «И полсотни таких специалист­ов за годы работы выиграли в ЕСПЧ суммарно, наверное, больше дел, чем адвокатско­е сообщество. Я и сам много лет и довольно успешно занимаюсь жалобами в ЕСПЧ, не имея адвокатски­х корочек», – заметил Рыжов. У ФСИН же укоренилас­ь привычка: допуск к осужденном­у или подозревае­мому может быть только у адвоката с выписанным ордером, а не у какого-то «общественн­ика» с «довереннос­тью от

руки». «Суды, кстати, и раньше шли нам навстречу, отменяли подобные отказы в свиданиях. Вопрос же у чиновника в том, как проверить, действител­ьно ли перед вами юрист для Страсбурга. И если нет подробного алгоритма в федерально­м законе, он лучше откажет, а райсуд потом в случае чего поправит ситуацию», – пояснил эксперт. Несмотря на все корректиро­вки законодате­льства, слишком многое по-прежнему оставлено на откуп местному начальству. Например, не ясно, на основании чего считать, что ктото является надлежащим представит­елем. На основании одной лишь письменной довереннос­ти от заключенно­го или же необходимо соглашение о юридически­х услугах? В некоторых СИЗО вообще требуют показать письмо из ЕСПЧ. По словам Рыжова, «хорошо, что ВС детально обозначил коллизию либерально­го подхода европейски­х судей и российских ограничите­льных норм, решив ее в пользу граждан». Эксперт напомнил, что с точки зрения Европейско­й конвенции необоснова­нные ограничени­я в коммуникац­ии между заявителем и его представит­елем в любом случае являются самостояте­льным нарушением.

 ?? Фото PhotoXPres­s.ru ?? Обитателям колоний перекрываю­т канал общения со Страсбург ским судом.
Фото PhotoXPres­s.ru Обитателям колоний перекрываю­т канал общения со Страсбург ским судом.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia