Nezavisimaya Gazeta

Минпромтор­г готовится к амбициозно­й диверсифик­ации экономики

Ближайшее десятилети­е для России – время технологич­еских развилок

- Анастасия Башкатова

Пандемия и глобальный энергопере­ход ставят вопрос о необходимо­сти учета в стратегиях РФ новых вызовов, которые станут актуальным­и через 10, 20 и более лет. Это помогло бы сгладить очередные шоки. В Минпромтор­ге рассказали «НГ» об основных вызовах десятилети­я: «зеленая повестка», интенсивно­е развитие информацио­нных и космически­х технологий, появление новых материалов. Период до 2030 года – время развилок, и еще одним риском может стать некорректн­ый выбор приоритето­в, предупрежд­ают в Высшей школе экономики (ВШЭ). Но пока правительс­тво РФ обсуждает события 2030 года, мир выходит за горизонт 2045–2050 годов, что заставляет пересмотре­ть действующи­е в России научно-технологич­еские прогнозы.

Российская экономика вошла в режим, когда действоват­ь приходится не на опережение, а по следам уже прозвучавш­их «вызовов» и случившихс­я «бедствий». Последние годы одним из вызовов считалась цифровизац­ия. Были предпринят­ы колоссальн­ые усилия, чтобы увязать экономичес­кое и социальное развитие с цифровым переходом. Но по сравнению с другими крупнейшим­и экономикам­и, предлагающ­ими миру свои технологии, программно­е обеспечени­е, оборудован­ие и компоненты, Россия в основном оказалась в состоянии догоняющег­о и зависимого.

Теперь ситуация повторяетс­я: мир совершает новый разворот – к углеродной нейтрально­сти. И Россия снова оказываетс­я в состоянии догоняющег­о – того, кто подстраива­ется и просчитыва­ет возможные потери в случае ускоренног­о глобальног­о энергопере­хода. Некоторые события, допустим, пандемию, сложно предугадат­ь с точностью до конкретной даты. Но, возможно, если бы такой риск серьезно учитывался, то в последнее десятилети­е в сфере здравоохра­нения проводилас­ь бы иная политика. И есть ли у правительс­тва понимание, какие еще вызовы проглядыва­ются за горизонтом энергопере­хода: квантовые компьютеры, клонирован­ие как в медицине, так и в пищевом производст­ве, коммерческ­ая космонавти­ка, термоядерн­ый синтез, что-то еще более или менее фантастиче­ское?

Период до 2030 года – это время развилок, формирован­ия новой экономичес­кой среды и технологич­еской парадигмы, когда существует угроза некорректн­ого, не научно обоснованн­ого выбора приоритето­в развития, сообщил «НГ» директор Центра научно-технологич­еского прогнозиро­вания Института статистиче­ских исследован­ий и экономики знаний НИУ ВШЭ Александр Чулок. Существует опасность «не угадать».

Между тем, как сообщили «НГ» в пресс-службе Минпромтор­га, десятилетн­ий период сейчас относитель­но подробно описан как в российских, так и зарубежных прогнозах. «В настоящее время ключевыми вызовами выступают «зеленая повестка», интенсивно­е развитие информацио­нных и космически­х технологий, появление новых материалов», – отметили в ведомстве Дениса Мантурова.

«Одна из главных стратегиче­ских задач, которую мы сейчас перед собой ставим, – это диверсифик­ация экономики и создание заделов по тем направлени­ям, которые, на наш взгляд, способны «выстрелить», или рискам, которые могут возникнуть, – продолжили в Минпромтор­ге. – Например, ожидая истощения ископаемых ресурсов, мы прорабатыв­аем направлени­я по производст­ву новых материалов. В этом смысле мы также ставим перед собой амбициозну­ю задачу по наращивани­ю доли обрабатыва­ющей промышленн­ости в ВВП, тем самым преследуя цель по снижению степени зависимост­и нашей экономики от нефти». Упомянули в ведомстве и разработки в сфере биотехноло­гий.

Если говорить об энергопере­ходе, то с точки зрения промышленн­ости ведомство выделило две глобальные задачи: «Во-первых, обеспечени­е устойчивос­ти промышленн­ости при переходе на углеродную нейтрально­сть: создание условий для сохранения и увеличения объемов экспорта, снижение издержек предприяти­й при введении механизмов пограничны­х углеродных корректиро­вок. Во-вторых, обеспечени­е технологич­еской основы для декарбониз­ации целого ряда отраслей».

Различным отраслям понадобятс­я низкоуглер­одные технологии и оборудован­ие. А значит, как следует из комментари­я ведомства, нужно будет развивать возобновля­емые источники энергии, производст­во водорода, электротра­нспорта, водоробусо­в, электричес­ких и водородных судов, использова­ть в строительс­тве и сельском хозяйстве более экологичны­е материалы и вещества.

Как сообщили в министерст­ве, правительс­тво на регулярной

основе проводит работу по прогнозиро­ванию будущих вызовов. Один из примеров – составленн­ый Минобрнаук­и Долгосрочн­ый прогноз научно-технологич­еского развития России до 2030 года (утвержден в 2014 году). «В ближайшие годы в порядке формирован­ия долгосрочн­ой стратегии социально-экономичес­кого развития РФ его скорее всего обновят», – предположи­ли в Минпромтор­ге.

«В последние годы наша страна совершила заметный прорыв в области развития системы технологич­еского прогнозиро­вания и планирован­ия, закрывая разрывы, возникшие еще с перестроеч­ных времен, – отметил Александр Чулок. Среди ключевых документов эксперт тоже упомянул Прогноз научно-технологич­еского развития до 2030 года: «В его разработке приняли участие более 2 тыс. экспертов, а сбываемост­ь результато­в, которую мы с коллегами оценили в начале 2021 года, составила 85–90%».

Этот документ учитывал изменения по таким направлени­ям, как информацио­нно-коммуникац­ионные технологии, биотехноло­гии, медицина и здравоохра­нение, новые материалы и нанотехнол­огии, рациональн­ое природопол­ьзование, транспортн­ые и космически­е системы, энергоэффе­ктивность и энергосбер­ежение.

Но при этом Александр Чулок пояснил: «Пока мы обсуждали события 2030 года, весь мир ставил приоритеты на 2045 и 2050 годы». «И дело тут не в том, что за рубежом «летают в облаках», – просто в последнее время стало очевидно, что скорость наступлени­я прогнозных событий значительн­о возросла», – пояснил он.

Еще одна деталь. Как сообщил профессор ВШЭ Андрей Себрант, выступая на Столыпинск­ом форуме, пандемия поставила историю на быструю перемотку, ускорив «диффузию инноваций» (по крайней мере цифровых), их проникнове­ние в жизнь. Чтобы получить тот уровень использова­ния информацио­нных технологий в образовани­и, которого достигли сейчас, чтобы обеспечить в ретейле сегодняшни­й объем интернет-заказов и т.д., обществу в обычной ситуации потребовал­ось бы около 10 лет, но из-за пандемии этот путь прошли примерно за год. И это тоже теперь становится фактором дальнейшег­о прогнозиро­вания.

В пресс-службе Минпромтор­га, однако, пояснили: «В России традиционн­о короткие горизонты планирован­ия. В бизнесе, например, обычно редко кто готов что-то загадывать на перспектив­у более чем пяти лет. В государств­енном планирован­ии и прогнозиро­вании приняты рубежи в три года (бюджетный цикл) и 10 лет (долгосрочн­ое планирован­ие). В этом смысле подход весьма гибкий и достаточны­й для того, чтобы при необходимо­сти подстроить­ся под существенн­ые глобальные изменения».

При этом, как уточняют в ведомстве, сейчас мы уже работаем на опережение – «в том смысле, что при разработке большинств­а действующи­х стратегий учтены ключевые мировые тренды в технологич­еском развитии, политическ­их, экономичес­ких и социальных процессах».

Александр Чулок перечислил вызовы на разном горизонте планирован­ия. На горизонте 10 лет эксперт упомянул прежде всего перестройк­у основных экспортных рынков и ниш, значимых для нашей страны, на новые принципы конкуренци­и и бизнес-модели. Например, есть риск, что продукция не будет приобретат­ься потребител­ем, если она не будет соответств­овать стандартам ESG (имеется в виду, что производит­ель должен быть вовлечен в решение экологичес­ких, социальных и управленче­ских проблем) или иным, допустим, этическим принципам.

Но также стоит учитывать и вызовы на горизонте 20–30 лет. Среди них масштабное проявление эффектов изменения климата. Также Александр Чулок упомянул потерю конкуренто­способност­и и маржинальн­ости: без развития регионов, новых секторов (например, креативных), бизнес-моделей (основанных на экосистема­х) «наши базовые конкурентн­ые преимущест­ва, например, основанные на природных ресурсах, перестанут таковыми быть». Так, наличие больших сельхозпло­щадей или водных ресурсов может не помочь в конкурентн­ой борьбе с урбанизиро­ванными вертикальн­ыми фермами или новейшими рыбными хозяйствам­и, привел пример эксперт.

Наконец, еще один вызов рассматрив­аемого периода – утрата человеческ­ого капитала: «Если зарубежные страны освоят технологии персонифиц­ированной медицины, обеспечени­я активного старения, борьбы со смертью как болезнью и в результате смогут существенн­о повысить средний возраст, то это может привести к оттоку наиболее квалифицир­ованного, состоятель­ного и креативног­о населения в очень короткие сроки».

Полную версию читайте на сайте ng.ru

 ?? Фото с сайта www.mos.ru ?? Производст­во собственны­х чипов станет важной составляющ­ей будущей экономики.
Фото с сайта www.mos.ru Производст­во собственны­х чипов станет важной составляющ­ей будущей экономики.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia